Колонка партнера

Тенденции и перспективы деоффшоризации мировой экономики

  • userpic
    Статья Партнера GSL Law & Consulting Олега Попутаровского для Информационого портала Prooffshores
  • Олег Попутаровский

    25 июля 2013 Олег Попутаровский, Партнер GSL Law & Consulting, Адвокат

    1. Предпосылки действий мировых правительств по усилению контроля за движением денежных средств и, как следствие, усиление налогового контроля: что заставляет правительства принимать жесткие меры налогового администрирования?

    Как всегда есть масса теорий / версий о подобного рода предпосылках. Каждый может подобрать, что называется,  по своему вкусу... Мне ближе версия, которую в некотором смысле можно назвать условно "конспирологической". 

    Как известно, в глобальном мире вот уже несколько лет бушует финансовый кризис, перепроизводство и тому подобная проблематика, способствующая росту социальной напряженности в каждой отдельной стране и в межрегиональных образованиях типа ЕС и прочая. Первоначально правительства считали, что хватит резервов как-то затушить все деньгами. Спустя несколько лет, после 2008 года стало более-менее очевидно, что деньги заканчиваются, а кризис - нет... Тогда стали подыскивать иные механизмы и меры. Часть из них, как-то унификация Европейского законодательства и создание наднациональных регуляторов, носит фундаментальный и долгосрочный характер, а часть носит тактический и спекулятивно-популистский характер. 

    Вот, пресловутая борьба с оффшорами относится ко второй части, поскольку находит быстрый и широкий отклик у основной массы избирателей и служит удобным и ярким примером ответа на вопрос: «А что же вы, уважаемые правители, предпринимаете для улучшения ситуации?».

    Почему борьба с оффшорами носит популистский / отвлекающий характер? Очень просто. Потому что деньги в оффшорах в абсолютном большинстве возвращаются в экономику, двигают товары и услуги, создавая тем самым рабочие места, стимулируя инвестиции, поскольку снижают часть известных рисков, увеличивают рентабельность и тому подобные экономические резоны. Даже когда они идут на личное потребление, то все равно создают или поддерживают тот или иной сегмент рынка.

    Эти же деньги, изъятые в виде налогов, как правило, идут на самые различные малоэффективные социальные и прочие некоммерческие проекты. То есть экономике они не помогут, поскольку не создадут никакой добавочной стоимости. Но абсолютному большинству простых людей эти тонкости не нужны. Оффшоры для них - абсолютное зло. Точка. На это устойчивое массовое понимание и делается ставка.


    2. Как Вы оцениваете эффективность мер, предпринимаемых правительствами G20 в рамках деоффшоризации экономики, перейдут ли намерения в действия?

    Задушить любую ситуацию / механизм - много ума не нужно. Поэтому если будет проявлена политическая воля, то весь оффшорный мир перестанет существовать в течение одного-двух кварталов. 

    Например, достаточно банковским или иным регуляторам принять нормативные акты о возможности открытия счетов только резидентным компаниям или нерезидентным, имеющим реальный резидентный substance, то есть бизнес присутствие, это сразу "вымоет" 70-80% желающих. Придумать невозможные "усложнения" для остальных - также дело нехитрое...

    Думаю, что мир все же движется в эту сторону. Вопрос только в скорости движения, поскольку если схлопнуть схемы в один квартал, то уже завтра на улицы будут выброшены сотни тысяч трудозанятых, потому как они окажутся нерентабельными в новых схемах. ФОТ пострадает также очень сильно и т.п. Поэтому процесс будет растянут.

    3. Насколько Россия готова придерживаться общемирового тренда по обмену налоговой информацией между соответствующими госорганами?

    Россия готова. Мы всегда ко всему готовы. Еще в начале "нулевых" мы видели, что государству вполне хватает механизмов, чтобы разобраться с абсолютно любой схемотехникой. Поэтому кооптация любых зарубежных рекомендаций в национальное законодательство по сути ничего не добавляет и не умаляет. Вопрос опять же только в политической воле. В этом году, как мы видим, ее стало заметно больше:)


    4. Какие перспективы у российского бизнеса, уже работающего с использованием иностранного элемента, – стоит ли ждать возвращения капиталов назад в Россию или итогом станет усложнение и удорожание схем оптимизации налогообложения и структур управления и финансирования компаний?

    Один из самых сложных вопросов. Он не имеет однозначного ответа. Всякими спецмаркетологами задавался вопрос бизнесменам: «При каком уровне накладных расходов (читай "процентов") вы перестанете пользоваться "обналичкой"?». В обычных секторах бизнеса ответы колебались в диапазоне от 12% до 20%, со средними показателями - вокруг 15%. 

    Эту же формулу можно применить и к рассматриваемой ситуации. Оффшоры просто поднимают рентабельность бизнеса, НО НЕ БЕСКОНЕЧНО. Как только схема подойдет вплотную для каждого бизнесмена к некоему вышеупомянутому порогу, то последний, естественно, выберет прозрачный бухгалтерский баланс. Ну, или тупо уйдет на пенсию, посчитав свою миссию completed:)


    5. В какие юрисдикции будет перемещаться бизнес после принятия бывшими английскими колониями законов об автоматическом обмене информацией с европейскими странами, и затронет ли данная тенденция бизнес из России?

    Большинство останутся на месте, понимая, что скакать по юрисдикциям в известном смысле проблематично. Остальные перейдут в те, где еще будет сохраняться что-то удобоваримое и проработанное. Но таких, скорее всего, будет меньшинство, поскольку новые страны - это еще неизведанные или иные риски.


    6. Сколько по времени может занять перестройка архитектуры налоговой системы, основанной на соглашениях об избежании двойного налогообложения, и будут ли вообще пересматриваться действующие соглашения?

    Пересмотр межгосударственных налоговых соглашений - это очень длительный процесс, растянутый на года. Поэтому мы не ожидаем здесь никаких резких изменений. К тому же реальное (правильное) применение подобных схем занимает в индустрии не такое уж и большое место. Соглашения будут пересматриваться. Это уже заявлено давно, и процесс переговоров уже идет. Ставки применимых налогов будут унифицироваться, и будут постепенно отказываться от нулевых ставок. 


    7. Насколько добровольным и искренним может быть желание стран, предлагающих льготные режимы налогообложения на своей территории, пересматривать действующую систему, изменение которой в обсуждаемом ключе повлияет на привлекательность этих стран для иностранного бизнеса и как итог - на доходы бюджетов?

    Маленькие страны абсолютно зависимы от больших. Поэтому это вопрос переговоров между ними. От малых стран ничего не зависит или мало что зависит. См. пример Кипра. Что ЕС, UK и США решат, то малым странам и будет "хорошо"... Поэтому не стоит обращать особого внимания в этом смысле на слова политиков.


    8. Стоит ли российским клиентам опасаться раскрытия информации об их бизнесе, счетах в иностранных банках по итогам предпринимаемых мер по деоффшоризации экономики, и какие страны можно отнести к наиболее рисковым в этом плане?

    Я и раньше скептически относился к любым утверждениям о всяких "банковских" и прочих тайнах, имея на то достаточно веские основания. Особенно когда они исходили от заинтересованных лиц или сервис-провайдеров различного толка. 

    Сейчас же и после известных событий и утечек вообще не вижу особого смысла в подобного рода разговорах. Все базы данных давно уже сформированы и появляются (легализуются) в общественном и процессуальном пространстве по мере появления необходимости у тех или иных государственных интересантов. Сугубо формально, наиболее рискованными можно считать зоны ЕС и США, но вряд ли в этом знании есть какой-либо практический смысл, учитывая корреспондентские счета по доллару в банках США и т.п. реалии финансовых транзакций.


    9. Регистрация компании за рубежом имеет несколько предпосылок: конфиденциальность владения; минимизация налогообложения; имиджевая составляющая; удобство осуществления расчетов, инвестирования и управления. Какой из этих факторов имеет наибольшую ценность для российских клиентов, и будет ли он затронут мерами по деоффшоризации мировой экономики?

    На мой взгляд (естественно не только мой), основными преимуществами являются: удобство расчетов, управления и инвестирования, а также  минимизация налогообложения.


    10. Сейчас под прицелом ОЭСР и G20 находятся прежде всего транснациональные корпорации уровня Google, Apple, Microsoft, соответственно, и предпринимаемые шаги ориентированы на контроль налогообложения подобных бизнес-гигантов. Какова вероятность того, что менее масштабный бизнес сохранит существующие позиции в налоговой оптимизации?

    Я верю в эффект волны. Если волна накроет первый эшелон бизнеса, то со временем она докатится в том или ином виде и до второго, и далее... Это только вопрос времени и форм.

Добавить комментарий

Материалы по теме

Найдено 33 материала из 2366

Развернуть все записи Свернуть все записи Сортировать по: Названию Дате
RU EN