Оффшорные Новости 2010.12.05 Ольга Кутяева

Минэкономразвития обнародовало поправки в закон «Об акционерных обществах»

Минэкономразвития опубликовало на своем официальном сайте проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» в части введения дифференцированного регулирования для публичных и непубличных компаний, в том числе в части структуры и порядка формирования органов управления, возможности перераспределения компетенций между органами управления».

Как сообщила пресс-служба Минэкономразвития, основной идеей законопроекта является повышение гибкости законодательства об акционерных обществах с целью выработки стандартов корпоративного управления, учитывающих потребности корпоративного сектора современной российской экономики. Целью законопроекта является создание условий для формирования оптимальных моделей корпоративного управления, соответствующих разным стратегиям развития бизнеса (отвечающих интересам различных групп акционеров и иных заинтересованных участников корпоративных отношений), путем: - снижения контрактных издержек участников акционерных правоотношений; - разделения собственности и управления и установления законодательного механизма управления конфликтами интересов; - уменьшения информационной асимметрии между акционерами и менеджерами. Предмет правового регулирования законопроекта составляют отношения в сфере управления и контроля акционерным обществом, в том числе: взаимодействие акционеров общества между собой, третьими лицами и обществом по вопросу осуществления прав управления и контроля, структура и компетенция органов управления, права и обязанности лиц, входящих в состав или выполняющих функции органов общества. 1. Несмотря на внесенные в российское законодательство отдельные важные изменения, повышающие диспозитивность регулирования корпоративных отношений (в частности, поправки в Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» №312-ФЗ от 30 декабря 2008 года, в Федеральный закон «Об акционерных обществах» №115-ФЗ от 5 июня 2009 года), российское корпоративное законодательство в целом по-прежнему характеризуется высокой зарегулированностью, а судебная практика стремится применять при его толковании императивный метод, полагая, что все, что прямо не разрешено в законе, - запрещено. Нормы действующего Закона об акционерных обществах сформулированы в основном исходя из такого «регулятивного» подхода, при этом за основу была взята единая модель корпоративного управления, рассчитанная на публичные корпорации США и Великобритании. При принятии данных норм предполагалось, что в случае максимально четкой фиксации прав мелких акционеров в законе инвесторы будут без опасений приобретать небольшие пакеты акций, что приведет к увеличению общего размера инвестиций в капитал акционерных обществ. Однако данная гипотеза не получила экспериментального подтверждения. Напротив, в условиях высокой концентрации акционерного капитала (среднее значение контрольного пакета, согласно исследованию ГУ ВШЭ, составляло 69% в 2009 году) чрезмерная защита прав мелких инвесторов приводит к росту издержек для владельцев компаний на осуществление финансирования через акционерный капитал, что обусловлено опасениями утратить корпоративный контроль. Это создает неверный мотив для контролирующих собственников, которые стараются увеличить свой пакет до 100% и переносят центры принятия решений в зарубежные юрисдикции с более гибким регулированием. Представляется, что при высокой концентрации корпоративного контроля необходимы иные правила. Стимулировать распыление акций через установление единой императивной модели корпоративного управления для всех обществ невозможно. Только спрос на деньги и публичный инфорсмент контрактов, заключаемых с другими инвесторами, может в последующем привести к снижению уровня корпоративного контроля до блокирующего пакета и дальнейшему распылению капитала. Вместе с тем и сегодня среди российских компаний существуют акционерные общества с большим количеством акций, свободно обращающихся среди мелких инвесторов (free float), в частности, у компании МТС более 45% акций свободно обращаются на рынке, в том числе в виде ADR; некоторые акционерные общества имеют структуру акционерного капитала, разделенную среди нескольких блокирующих акционеров. Таким образом, тезис «один размер подходит всем» не работает. Назрела необходимость в формировании различных режимов корпоративного управления для разных типов компаний, - публичных и непубличных. 2. Современный международный опыт свидетельствует о возможности одновременного существования разных режимов для компаний с различной степенью концентрации акционерной собственности. Так, в юрисдикциях и англо-саксонской, и континентальной системы права для публичных компаний действуют жесткие требования к корпоративному управлению, устанавливаемые регулятором рынка ценных бумаг, тогда как компании, не вышедшие (и не планирующие выходить) на фондовый рынок, подчиняются более гибкому законодательству, предоставляющему акционерам широкую свободу договора (и, следовательно, широкие возможности по модификации корпоративного управления в соответствии со стратегией развития бизнеса). Представленный законопроект сформулирован на основе договорной модели корпоративного законодательства, которая позволяет акционерам самостоятельно договариваться об условиях передачи корпоративного контроля, допуская существенные отклонения от принципа пропорциональности («одна акция - один голос»). В определенной степени это уже происходит, например, согласно ст. 30 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» режим раскрытия информации о существенных фактах распространяется на хозяйственные общества, выпуск ценных бумаг которых сопровождался регистрацией проспекта ценных бумаг. В то же время требования о раскрытии информации не могут лежать в основе деления компаний на публичные и непубличные - они должны быть следствием из более общих различий. Основными критериями деления акционерных обществ на публичные и непубличные в развитых правопорядках являются следующие (некоторые из них или все сразу): публичность обращения акций, прямое указание в учредительном документе на статус компании (или на преимущественное право покупки акций другими акционерами), количество акционеров, иногда размер выручки общества. Эти критерии взяты за основу при разработке законопроекта. В частности, акционерное общество признается публичным («открытым» в терминологии законопроекта), если: акции общества включены в котировальный список (прошли процедуру листинга) на фондовой бирже, или хотя бы один выпуск акций общества размещен путем открытой подписки (за исключением размещения акций квалифицированным инвесторам), или число акционеров общества превышает пятьсот. Кроме того, предусматривается как возможность «going public» для непубличных компаний, так и обратная возможность «going private» для компаний публичных - разумеется, при соблюдении прав и законных интересов тех акционеров, которые вложили свои средства в акции этого общества, поверив в его «публичность». Последствием деления акционерных обществ на публичные и непубличные является повышение диспозитивности при выборе моделей корпоративного управления для непубличных компаний и одновременный рост требований с еще более детальным регулированием модели корпоративного управления для публичных обществ. При этом возможно будет отказаться от понятия «закрытое акционерное общество» как особого правового института. Для непубличных компаний законопроектом расширяется количество инструментов перераспределения корпоративного контроля. Так, допускается возможность выпуска обыкновенных акций с разным номиналом или многоголосых акций, право акционеров самостоятельно устанавливать в уставе общества размер кворума для принятия решения общим собранием акционеров, свободно перераспределять компетенцию между органами управления общества и устанавливать порядок формирования этих органов, определять виды сделок, подлежащих особому порядку одобрения и др. Вместе с тем, законопроектом предлагается сохранить существующую терминологию Закона об АО, в частности использование номинальных понятий «открытого» и «закрытого» обществ с одновременным сущностным их изменением во избежание повторений событий, связанных с массовой «перерегистрацией» юридических лиц по Федеральному закону №312-ФЗ от 30 декабря 2008 года, которая в некоторых случаях явилась неадекватной общественной реакцией даже в отсутствие соответствующей юридической обязанности. Аналогичным образом законопроектом предусматривается, что обязанность по приведению устава в соответствие с новыми нормами Закона об АО возникает для обществ при первом изменении их уставов. 3. Следствием дифференцированного регулирования публичных и непубличных обществ является изменение в законопроекте подхода к структуре и компетенции органов управления акционерных обществ. Действующая российская модель управления акционерным обществом является унитарной (однозвенной). Однако вследствие непоследовательности в реализации изначально заложенной в закон модели распределения компетенции органов управления функции общего и текущего руководства и контроля оказались распылены между различными органами, вследствие чего дезавуировалась роль совета директоров и правления (единоличного исполнительного органа). Так, в значительной степени искажены управленческие функции совета директоров - с одной стороны, основная управленческая нагрузка возложена на менеджмент компании, с другой стороны, концентрация акционерной собственности приводит к установлению прямого контроля со стороны акционеров. Подобная структура управления и контроля часто является затратной и малоэффективной в связи с информационной асимметрией, возникающей между различными группами акционеров, недостаточностью полномочий совета директоров и отсутствием механизма привлечения к ответственности лиц, фактически определяющих деятельность компании. Для того, чтобы предоставить российским компаниям большую гибкость при построении системы управления, целесообразно на законодательном уровне закрепить право выбора модели управления: либо распределение функций контроля и стратегического управления между двумя коллегиальными органами управления (в рамках существующей терминологии - совет директоров и наблюдательный совет), либо объединение этих функций в одном органе (совет директоров). При этом однозвенная модель (т.е. модель, где совет директоров совмещает функции контроля и управления) более подходит для компаний с концентрированной акционерной собственностью и небольшим количеством акционеров, а двухзвенная модель, позволяющая более четко разделить управление и контроль, более подходит для публичных компаний. В целях повышения эффективности системы управления и контроля в акционерном обществе законопроект изменяет существующую компетенцию органов управления акционерного общества, а также уточняет ряд вопросов, связанных с осуществлением их функций. По материалам Право.Ru

Ведущий колонки новостей

mask

Ольга Кутяева

Юрист GSL Law & Consulting

(ctrl+enter)