Оффшорные Новости 2010.27.04 Ольга Кутяева

Новый закон закрепляет аффилированность членов семьи

Минэкономразвития подготовило новый блок поправок в действующее корпоративное законодательство. Очередные законодательные инициативы коснутся понятия «аффилированного лица» и ответственности материнских компаний за действие своих дочек.

Сегодня в российском праве базовое понятие аффилированности закреплено в законе о конкуренции и ориентировано, по мнению экспертов минэкономразвития, преимущественно на цели антимонопольного регулирования и защиты конкуренции. Между тем понятие аффилированности используется в различных институтах корпоративного права. Проведя анализ применения категории аффилированности, в министерстве пришли к выводу, что для целей корпоративного права она недостаточна эффективна. Так, несмотря на широту признаков аффилированности, установленных законом о конкуренции, в их числе нет четкого указания на аффилированность лиц, занимающих управленческие должности в корпорации и на аффилированность физических лиц. Поэтому предлагается дополнить часть первую Гражданского кодекса РФ статьей, устанавливающей определение аффилированных лиц. Итак, к числу аффилированных предлагается отнести «взаимозависимые (контролирующие, подконтрольные и находящиеся под общим контролем) и связанные (непосредственно или косвенно) лица». При этом контролирующим признается лицо, «имеющее возможность прямо и (или) косвенно (через третьих лиц), самостоятельно или совместно со своими аффилированными лицами, определять решения (действия) юридического лица (подконтрольного лица), в том числе давать обязательные для этого юридического лица указания в соответствии с договором либо на основании учредительных документов, или иным образом». Согласно законопроекту устанавливается презумпция контроля: лицо, имеющее право распоряжаться более чем пятьюдесятью процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставный капитал подконтрольного юридического лица. Находящимся под общим контролем признаются два или более юридических лица, подконтрольных одному физическому или юридическому лицу. Другими словами, по мнению экспертов, под понятие аффилированности должно попадать любое физическое или юридическое лицо, имеющее возможность прямо или косвенно определять решения компании. Иначе говоря, список аффилированных лиц будет открыт, и в него могут попасть не только гендиректор и заинтересованные лица, но и их родственники. «Действительно, существующее определение аффилированных лиц не отвечает в полной мере реалиям экономической деятельности, - говорит Николай Степанов, партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры». - Гражданское законодательство вынуждено ориентироваться на понятия, содержащиеся в нормах административного права (законодательства о конкуренции) и не отражающие к тому же всего многообразия фактических отношений аффилированности. Поэтому закрепление развернутого, учитывающего сложившуюся корпоративную практику определения аффилированных лиц именно в ГК РФ можно только приветствовать». Само предложенное минэкономразвития определение, по мнению эксперта, представляется довольно емкой и в то же время более простой, чем существующая в законодательстве о конкуренции. «Расширение перечня аффилированных субъектов особенно очевидно применительно к физическим лицам: закрепляется аффилированность дедушек, бабушек и внуков, опекунов, попечителей и опекаемых. Ранее такие взаимосвязи незаслуженно игнорировались законодателем», - отметил Николай Степанов. Несмотря на благие намерения, большинство экспертов считают, что новые поправки вводят более жесткий контроль аффилированности и в будущем могут спровоцировать неразбериху и противоречия в судебной практике. «Цель у законопроекта благая - его авторы хотят упростить жизнь предпринимателям, - говорит Ульяна Гоголишвили-Нефедова, юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры». - Если законопроект будет принят, из-под корпоративного контроля будет выведен целый ряд сделок, одобрение которых органами управления общества носил формальный характер. Это позволит избежать организационных и финансовых затрат. Однако в документе есть недочеты и неточности, которые стоит устранить, чтобы не спровоцировать неразбериху. Авторы документа решили ввести в Гражданский кодекс понятие «аффилированное лицо» - но предлагаемое определение недостаточно четкое. В результате неясно, например, будет ли руководитель общества только взаимосвязан с обществом, но и контролировать его. Использование различных терминов («контролирующее лицо» и «контролирующий орган») также может привести к противоречивой судебной практике. Поэтому, чтобы не получить результаты, обратные желаемым, стоит доработать законопроект перед принятием». По мнению Александра Айвазова, управляющего партнера, руководителя департамента инвестиционно-банковских услуг ИГ «Норд-Капитал», поправки предполагают более жесткий контроль аффилированности, чем было ранее. «Это приведет к усложнению процедур слияния и поглощения для большинства крупных и средних компаний, сделки которых подпадают под регулирование антимонопольным законодательством. Можно предположить, что значительная часть сделок уйдет в «тень» в части реальных бенефициаров активов. При этом активизируются услуги trustee», - считает эксперт. Помимо аффилированности законопроект также предлагает внести изменения в закон об АО, направленные на исключение «презумпции невлияния» материнского общества на действия дочернего. Как пояснил Николай Степанов, для целей ответственности основного общества по обязательствам его дочерней компании, возникшим в связи с выполнением ею указаний основного общества, важное значение имеет предлагаемая «презумпция контроля». Лицо, имеющее право распоряжаться более чем 50% голосов, приходящихся на акции или доли дочерней компании, автоматически признается влияющим на деятельность «дочки». «Пока же такое влияние связывается законом только с наличием соответствующих положений в уставе дочернего общества либо в договоре между ним и основной компанией, - говорит эксперт. - Основные общества, поступающиеся в угоду себе интересами дочерних компаний и других акционеров, подобных договоров не оформляют. Теперь взыскать убытки с злоупотребляющего своим влиянием акционера будет проще». По материалам Российская Бизнес-газета

Ведущий колонки новостей

mask

Ольга Кутяева

Юрист GSL Law & Consulting

(ctrl+enter)