Бумажные и Интернет СМИ  Газета.ru, 2013, Олег Попутаровский

Скупка замороженного


Инвесторы предлагают за «замороженные» на Кипре российские вклады не более половины их стоимости

Публикация

На судебных исках кипрских вкладчиков решили заработать инвестбанкиры-посредники. На финансовом рынке появилось предложение по покупке «замороженных» депозитов на вторичном рынке. Дисконт к цене варьируется от 50% до 95% от суммы вклада в зависимости от банка. Несмотря на высокие риски, скупать вклады готовы даже крупные финансовые структуры, утверждают в фонде Diamond Age. Еще один вариант помощи пострадавшим вкладчикам — массовые иски в суды.

Возможность заработать на кипрских вкладчиках увидели не только отстаивающие их права в судах юристы, но и инвестбанкиры. Фонд Diamond Age разослал своим клиентам, имеющим активы на Кипре, письмо, в котором призвал откликнуться владельцев «замороженных» на острове вкладов (имеется в распоряжении «Газеты.Ru»). На этот шаг инвестфонд пошел, получив «многочисленные заявки на покупку», говорится в обращении Diamond Age. Специализированные инвесторы обратились в фонд с предложением найти потенциальных продавцов кипрских вкладов и даже обозначили цену.

За вклады в Bank of Cyprus инвесторы готовы заплатить 30-50 центов за вложенный доллар, за вклады в банке Laiki предлагают не более 5 центов за доллар.

«Было 15-20 центов (за вклады в Laiki), но из-за потока новостей с Кипра о все больше увеличивающейся «черной дыре» цены именно на Laiki упали», — объясняет глава фонда Слава Рабинович.

Участники финансового сектора сообщили «Газете.Ru», что ничего конкретного о рынке по торговле кипрскими вкладами им не известно, хотя и не исключили вероятности его существования.

Часть клиентов смогли вывести деньги из банков до или во время действия моратория на движение капиталов на Кипре, рассказывает финансист из инвесткомпании, управляющей средствами крупного пенсионного фонда. Другие клиенты, по его словам, стали подавать иски в суды. Вспомнить, чтобы кто-то из клиентов продал свой вклад, собеседник не смог. Но такие разговоры были, добавил он.

«Мы далеки от этой темы (вторичного рынка кипрских вкладов), и мне неизвестно, чтобы кто-то этим занимался», — сказал управляющий активами «Лайтхаус Кэпитал» Петр Салтыков.

«Срочно получить наличные — не вариант, процесс займет где-то год», — сказали «Газете.Ru» в компании, занимающейся помощью вкладчикам в кипрских банках.

Существуют два варианта: либо через переуступку прав требования по вкладу тому, кто взял соразмерный кредит, либо через обмен вклада на недвижимость, принадлежащую банку. Но на все эти операции нужно постановление суда, рассказал представитель компании.

Переуступка прав требований может произойти через покупку обязательств этому банку, согласен с первым предложенным вариантом управляющий директор ИК «Велес Капитал» Денис Саранцев. По его предположению, затем можно попытаться взаимозачесть эти долговые обязательства. Саранцев сказал, что слышал о намерениях некоторых участников рынка создать фонды по торговле вкладами, но желающие публично играть на этом рынке ему неизвестны.

«Скорее всего, процесс есть, но сомневаюсь, что он носит массовый характер», — сказал президент «Национальной лиги управляющих» Дмитрий Александров. Это непубличный private-рынок, согласен он с Саранцевым.

«Я думаю, на российском рынке такие структуры существуют», — не исключил генеральный директор «Сбербанк. Управление активами» Антон Рахманов, добавив, что ему они неизвестны.

«Маловероятно, что это какие-то организованные структуры, скорее отдельные бизнесмены, которым свойствен особый аппетит к риску», — предположил финансист.

Такие активы могут быть интересны специализирующимся на конфликтных инвестициях хедж-фондам. Они занимаются скупкой «плохих долгов» в расчете на их последующую выгодную перепродажу. Опыт такого сотрудничества с 2011 года есть и у Diamond Age. Тогда после банкротства брокера MF Global, популярного у московских финансистов, образовался вторичный рынок торговли его долгами. Diamond Age выступал посредником между инвесторами, занимающимися «плохими долгами», и российскими кредиторами MF Global. Тогда долги MF Global выкупались по 40 центов за доллар, а сейчас — через полтора года после банкротства брокера — они торгуются по 90 центов за доллар, объясняет интерес инвестфондов к рисковым активам Рабинович.

«И в момент, когда в середине марта 2013 года Кипр сделал свое шокирующее заявление, первый звонок, который эти банки и хедж-фонды сделали, был в офис Diamond Age в Москве, так как они знали, что подавляющее большинство замороженных в кипрских банках средств имеет российское происхождение (даже если они попали туда при посредничестве других офшоров)», — говорится в письме фонда.

Твердое желание поучаствовать в скупке российских депозитов на Кипре выразили 10 инвесторов, говорит глава Diamond Age. Три из них (2 фонда из Великобритании и один из Азии) являются конечными покупателями, то есть фондами конфликтных инвестиций. Остальные — инвестбанки, среди которых есть как «инвестиционные бутики», так и специализированные подразделения крупных финансовых организаций.

Таковым является, например, американское подразделение Royal Bank of Scotland по торговле в специальных условиях (Distressed & Special Situations Trading).

«Фонды могут выступать посредниками», — считает Рахманов из «Сбербанк. Управление активами». Они аккумулируют у себя пул обязательств, которые заморожены, и потом идут по принципу взаимозачета — через поставку товара, объясняет он возможный вариант развития событий. «Например, фонд ищет внешнеторговую организацию на Кипре, — говорит Рахманов, — Такие организации могут в качестве оплаты конвертировать эти депозиты во вполне конкретную валюту». В частности, такая схема была реализована после развала Советского Союза, когда замороженные в Индии российские деньги были обменены на конкретные товары, например чай, вспоминает финансист.

Сообщение о поиске продавцов вкладов превзошло ожидания по количеству звонков от заинтересованных лиц, но «твердых» предложений на продажу мало, признал Рабинович. Большой отклик со стороны вкладчиков подал инвестбанкиру новую идею — организовать пул пострадавших от «стрижки» кипрских депозитов и инициировать от их имени судебное разбирательство. Минимальная сумма общих требований пула — $10 млн. При этой сумме пул был бы экономически выгоден для всех его пайщиков, хотя среди заинтересовавшихся есть как клиенты с вкладами на 200 тысяч евро, так и нефтяная компания, у которой на Кипре заморожены более $100 млн, говорит Рабинович, отказавшись ее назвать.

«И чиновники, и бывшие чиновники, и известные бизнесмены, и представители крупных компаний, аналогичных «засветившимся» «АвтоВАЗу» и «Совкомфлоту», — перечисляет глава Diamond Age тех, с кем ведет переговоры о спасении кипрских вкладов.

При этом от продажи требований вкладчиков на вторичном рынке финансист не отказался, а включил его в качестве «отходного пути» для клиентов «кипрского» пула. «Фишка «вторички» в том, что если клиенту срочно нужна ликвидность, то это (продажа вклада) механизм ее получения (не дожидаясь решения суда)», — объясняет инвестбанкир.

«Мы сознательно дистанцируемся от него (вторичного рынка депозитов), когда к нам обращаются клиенты за рекомендациями», — говорит партнер адвокатского бюро GSL Law & Consulting Олег Попутаровский. Нередко они получают так называемые нигерийские письма, в которых им предлагают вернуть вклад или переуступить требования к кипрским банкам, предварительно оплатив юридические услуги, объясняет юрист интерес клиентов. Но доподлинно нам не известно ни об одном факте успешности таких сделок, добавляет он.

«В результате (продажи прав требования по вкладу) может родиться конкуренция кредиторов», — предупреждает управляющий партнер Art de Lex Дмитрий Магоня.

Права требования, возникшие из договора банковского вклада, не подлежат специальному учету или регистрации, а их передача происходит путем простой уступки, объясняет он механизм передачи депозита. Существует риск того, что вкладчик продаст депозит нескольким покупателям, предостерегает юрист. В результате новым кредитором будет признан тот, кто первый заявит о смене права должнику (кипрскому банку) и у кого будет наиболее полный «чистый» пакет документов, говорит Магоня.

Игроки с аппетитом к риску, как правило, встречаются на фондовом рынке, говорит Дмитрий Александров. «Фондовый рынок иногда является казино», — объясняет он психологию инвесторов. При этом вложениями в рисковые активы занимаются и традиционно консервативные инвесторы, говорит Александров. «У ЕС была большая головная боль с французскими банками, которые вкладывались в греческий госдолг», — вспоминает финансист. Спрос на кипрские вклады, по его мнению, обоснован: понятен дисконт и эмитент, риск большой, но и его можно оценить.

Условием получения Кипром 10 млрд евро финансовой помощи от тройки международных кредиторов (Евросоюз, Европейский центробанк и Международный валютный фонд) стала конвертация до 60% вкладов свыше 100 тысяч евро в Bank of Cyprus в его акции и списание 80% крупных вкладов в банке Laiki. Бенефициарами большей части депозитов от 100 тысяч евро в обоих банках в конечном счете являются россияне, сообщала Financial Times со ссылкой на источник, знакомый с ситуацией в одном из банков.

Автор статьи - Сергей Титов

Добавить комментарий

Рейтинг

Ура, мы вам нравимся!
Может быть, у нас общие взгляды на жизнь, и вы хотели бы у нас поработать?
Да, возможно
Нет, спасибо

Метки

Кипр

Авторы

mask

Олег Попутаровский

Партнер GSL Law & Consulting, Адвокат

Материалы по теме

Найдено 498 материалов из 11752

Развернуть все записи Свернуть все записи Сортировать по: Названию Дате
(ctrl+enter)