Бумажные и Интернет СМИ  Журнал "Арбитражная практика", 2010, Елена Данкова

Финансирование юрлиц путем займа и прощения долга


Один из наиболее популярных способов, позволяющих участникам и акционерам фирмы передать ей денежные средства, является весьма выгодным с точки зрения налоговых последствий, но в то же время влечет и риски разногласий с налоговыми инспекторами.

Публикация

Предоставление организации процентных и беспроцентных денежных займов - наиболее оперативный способ финансирования по сравнению с увеличением уставного капитала, оплатой долей (акций) выше их номинальной стоимости и внесением вкладов в имущество.

Есть и очевидные налоговые выгоды.

Во-первых, при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются доходы в виде средств или иного имущества, которые получены по договорам кредита или займа, а также средств или иного имущества, которые получены в счет погашения таких заимствований (подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ).

Во-вторых, операции по предоставлению займов в денежной форме не облагаются НДС (подп. 15 п. 3 ст. 149 НК РФ).

В-третьих, проценты по займу можно отнести на расходы с соблюдением требований ст. 269 НК РФ.

Правомерность прощения долга

Заимодавец может освободить заемщика от обязанности по возврату заемных средств (ст. 415 ГК РФ).
Вопрос о правомерности такого рода сделки возникает из-за того, что безвозмездная передача имущества в данном случае может рассматриваться как дарение, а дарение между коммерческими организациями запрещено (п. 4 ст. 575 ГК РФ). Появляется риск, что прощение долга будет признано дарением и, следовательно, ничтожной сделкой.

Пример
ФАС Московского округа указал, что соглашения о прощении долга являются по своей правовой природе разновидностью договоров дарения и должны подчиняться запретам, установленным ст. 575 ГК РФ, не допускающей дарение в отношениях между коммерческими организациям1.

Тем не менее в суде можно доказать, что такая сделка не является дарением. Для этого кредитору необходимо представить доказательства того, что прощение долга было для него экономически обосновано. Примером может служить постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.10.2008 по делу № А21-3512/2007.

Пример
Суд отказал исполнителю во взыскании с заказчика задолженности по договорам на оказание услуг. Суд признал необоснованным довод исполнителя о том, что заключенное сторонами соглашение о прощении основного долга фактически является договором дарения, а, следовательно, ничтожно.
Свой вывод суд обосновал тем, что целью совершения спорного соглашения являлось не просто освобождение заказчика от лежащих на нем обязательств, а прощение части долга в целях обеспечения возврата оставшейся суммы задолженности.

Таким образом, об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами.

Также необходимо учитывать п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 104. В нем сказано, что отношения кредитора и должника можно квалифицировать как дарение, только если суд установит намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Основанием для действительности договора о прощении долга может быть взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды.

Особенно легко доказать экономическую обоснованность финансовой помощи путем прощения долга в отношениях между материнскими и дочерними организациями с долей участия, превышающей 50%. Арбитражная практика однозначно складывается в пользу налогоплательщика. В качестве примера можно привести постановление ФАС Центрального округа от 10.12.2004 по делу № А09-6737/04-22.

Итак, риск оспаривания сделки при данном способе финансирования представляется незначительным. Тем не менее большинство практикующих юристов советует окончательно минимизировать этот риск, увязав прощение долга с процедурой внесения вкладов в имущество общества с ограниченной ответственностью.

Налоговые последствия прощения долга

Налоговое бремя, возникающее при данном способе финансирования,  будет разным в зависимости от того, являются ли заемщик и заимодавец материнской и дочерней организациями.

Между дочерними и материнскими фирмами

При определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются средства, полученные по договорам займа (подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ). Однако средства, ранее полученные по договору займа и остающиеся в распоряжении организации в результате соглашения о прощении долга, рассматриваются в качестве безвозмездно полученных. Доходы в виде безвозмездно полученного имущества, за исключением имущества, перечисленного в ст. 251 НК РФ, для целей налогообложения прибыли относятся к внереализационным доходам, формирующим налоговую базу отчетного (налогового) периода по налогу на прибыль (п. 8 ст. 250 НК РФ).

Подпункт 11 п. 1 ст.251 НК РФ позволяет исключить из налоговой базы сумму внереализационных доходов в виде безвозмездно полученного имущества при определенном проценте участия материнской либо дочерней организации.

Исходя из данной льготы, если долг прощает организация, владеющая более чем 50% уставного капитала должника, внереализационного дохода для целей налогообложения не возникает. Данную позицию подтверждают письма Минфина России, в частности, письмо от 10.01.2008 № 03-03-06/1/1. В нем министерство разъясняет, что средства, полученные по договору займа и остающиеся в распоряжении организации в результате соглашения с заимодавцем о прощении долга, следует рассматривать как безвозмездно полученные. Если сторонами указанных соглашений являются дочерняя организация и материнская, доля которой в уставном капитале дочерней организации составляет более 50%, то применяется правило подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ и сумма прощенного долга не включается во внереализационные доходы2.  

Возможна и обратная ситуация, когда дочерняя организация прощает заем материнской. В этом случае, как отмечает Минфин России, на основании подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ для целей налогообложения не учитывается сумма основного долга (письма от 31.12.2008 № 03-03-06/1/728, от 31.12.2008 № 03-03-06/1/727).

Пример
Стопроцентный учредитель общества первоначально в порядке уступки приобрел у третьего лица право требования к своему дочернему обществу, а затем в порядке прощения долга «произвел отказ от причитающейся ему суммы кредиторской задолженности в целях санации общества». Вынося решение в пользу налогоплательщика, суд отметил, что если учредитель, владеющий 100% доли общества, прощает ему долг, то происходит сбережение денежных средств, которое можно приравнять к их получению (п. 3 информационного письма ВАС РФ от 22.12.2005 № 98). Полученный таким образом дочерней организацией доход не учитывается при налогообложении прибыли на основании подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ.

Между независимыми фирмами

Если заимодавец и заемщик являются независимыми организациями, вся «прощенная» сумма займа формирует внереализационные доходы должника и увеличивает налоговую базу по налогу на прибыль.
Даже если на момент прощения долга заимодавец стал участником общества с необходимой долей участия, но на момент выдачи займа таковым не являлся, сумма прощенного долга будет считаться внереализационным доходом, по которому нельзя воспользоваться льготой, предусмотренной подп.11 п.1 ст.251 НК РФ. Такое разъяснение содержится в письме Минфина России от 03.10.2006 № 03-03-04/1/680.

Налогообложение процентов

В случае применения описанной выше льготы между материнской и дочерней фирмами возникает еще один вопрос. Распространяется ли льгота на сумму процентов по займу?

По данному вопросу существуют две позиции.

Первая позиция состоит в том, что при прощении долга заимодавец может освободить заемщика от обязательства полностью, т. е. и в части основного долга, и в части процентов по займу. В соответствии с п. 18 ст. 250 НК РФ сумма кредиторской задолженности, списанной не только в связи с истечением срока исковой давности, но и по другим основаниям (в том числе путем прощения долга), признается внереализационным доходом заемщика. Данная норма является общей. Если же сторонами договора займа выступают материнская организация и дочерняя компания (с долей участия более 50%), применяется не общая, а специальная норма: подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ. Следовательно, вся сумма прощенного займа (включая проценты) не облагается налогом на прибыль. При этом целесообразно вносить в соглашение о прощении долга условие о том, что прощается и сама сумма займа, и проценты по нему.

На данный момент нет писем Минфина России или налоговых органов и положительной судебной практики в пользу данной позиции. Организация, решившая не включать списанные кредитором проценты в состав внереализационных доходов, подлежащих налогообложению, должна учитывать, что существует большой риск спора с налоговыми органами и доказывать свою точку зрения ей придется в суде.

Вторая позиция, которой придерживается и автор настоящей статьи, приводит к противоположным выводам. Льгота, установленная подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ, касается только доходов в виде денежных средств, переданных по договору займа. Сумма же процентов не может рассматриваться в качестве безвозмездно полученного имущества, так как отсутствовал факт передачи данных средств налогоплательщику.

Указанные суммы процентов на основании п. 18 ст. 250 НК РФ (доходы в виде сумм кредиторской задолженности, списанной в связи с истечением срока исковой давности или по другим основаниям) подлежат включению в состав внереализационных доходов для целей налогообложения. Данную позицию подтверждают письма Минфина России от 17.04.2009 № 03-03-06/1/259, от 27.03.2009 № 03-03-05/55, от 10.01.2008 № 03-03-06/1/1.

Одним из вариантов решения проблемы может стать предоставление беспроцентного займа. Однако в этом случае возникает риск того, что налоговый орган доначислит налог на прибыль на сумму внереализационного дохода в виде сэкономленных процентов. Поэтому налогоплательщику необходимо быть готовым обосновать экономическую целесообразность такого займа.

По этому вопросу есть положительная судебная практика. Так, ФАС Северо-Западного округа признал, что получение организацией беспроцентного займа не образует у нее экономической выгоды в виде внереализационного дохода в целях налогообложения прибыли. В частности, суд отметил, что налогоплательщик обоснованно применял именно беспроцентные займы, так как рассчитывал на положительный экономический эффект посредством увеличения поставок продукции в свой адрес3.



1Постановление ФАС Московского округа от 26.01.2009 № КГ-А40/11632-08.
2Налоговые органы также подтверждают данную позицию (см., в частности, письмо УФНС России по г. Москве от 17.01.2007 № 20-12/004122).
3Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.06.2009 по делу № А44-2221/2008.

Добавить комментарий

Рейтинг

Ура, мы вам нравимся!
Может быть, у нас общие взгляды на жизнь, и вы хотели бы у нас поработать?
Да, возможно
Нет, спасибо

Метки

займ налог на прибыль (Corporation Tax) проценты финансирование

Авторы

mask

Елена Данкова

Руководитель отдела российского права GSL Law & Consulting

Материалы по теме

Найдено 29 материалов из 11849

Развернуть все записи Свернуть все записи Сортировать по: Названию Дате
(ctrl+enter)