Первое решение суда в пользу налогоплательщика по новым правилам трансфертного ценообразования (дело ПАО “Уралкалий”)


Арбитражный суд города Москвы 16 июня 2017 года поддержал позицию налогоплательщика в вопросе применения новых правил трансфертного ценообразования (Решение АС города Москвы от 16.07.2017 по делу № А40-29025/17-75-227). 

Предмет спора

По результатам проверки, проведенной на основании уведомления о контролируемых сделках,  ФНС России пришла к выводу о том, что ПАО «Уралкалий» (далее по тексту – Общество) не доплатило налог на прибыль на сумму около 1 млрд. рублей за отчетный период 2012 года, путем занижения цены продажи калийных удобрений взаимозависимой иностранной организации, резиденту Швейцарии – URALKALI TRADING SA (далее по тексту – ШвейцарКо).

Общество своевременно представило уведомление о контролируемых сделках, не опровергая факта взаимозависимости, а также обоснование применимого метода расчета рыночной цены товара.

Для расчета рыночного уровня цен Обществом был применен метод сопоставимой рентабельности. При определении верхней и нижней границы рыночной рентабельности было выбрано 12 компаний, расположенных в разных странах, таких как Чехия, Япония, Литва, Румыния, Венгрия, Бразилия и т.д. Уровень рентабельности продаж ШвейцарКо оказался в 3 раза ниже верхней границы интервала рентабельности продаж сопоставимых компаний (нижняя граница – 1,83 %, верхняя граница – 5,59 %). Таким образом, ШвейцарКо продавала товар конечным покупателям (УКТ Чикаго и независимым потребителям) по цене незначительно превышающей цену его приобретения у Общества.

В рамках рассматриваемого дела налоговый орган настаивал на том, что:

Во-первых, Общество неправомерно применило метод сопоставимой рентабельности, так как должно было применить метод сопоставимых рыночных цен – в порядке приоритетности.

Во-вторых, метод сопоставимой рентабельности Обществом применен с нарушением п. 1 ст. 105.12 НК РФ, так как для сравнения с рыночным интервалом рентабельности в анализируемой сделке должна определяться фактическая рентабельность по анализируемой сделке, а не рентабельность по итогам выбранного периода (года).

В рассматриваемом деле также были затронуты иные вопросы (например, какие расходы учитываются при расчете рентабельности продаж), однако в данном обзоре мы ограничимся лишь основными, на наш взгляд, значимыми моментами.

В отношении оспариваемого налоговым органом метода расчета цены в сделках между взаимозависимыми лицами суд поддержал позицию налогоплательщика в связи со следующим:
  • Общество является единственным производителем хлористого калия различных марок на территории РФ, осуществляющим продажи своей продукции на экспорт. Это означает, что на данном рынке, в принципе, отсутствует хотя бы одна сопоставимая сделка, предметом которой являются идентичные (при их отсутствии - однородные) товары. Следовательно, метод сопоставимых рыночных цен не может быть применен;
  • У Общества отсутствуют экспортные поставки независимым контрагентам (в связи с этим метод цены последующей реализации также не применяется);
  • ШвейцарКо реализует продукцию, приобретенную у Общества, в значительном объеме (90 %) независимым потребителям, в то время как затратный метод подразумевает надбавку на себестоимость, а затраты, формирующие себестоимость, возникают в сделках, являющихся предметом контроля (в связи с этим затратный метод не может быть применен);
  • Налогоплательщик представил контррасчет, на основании которого метод цены последующей реализации, предложенный налоговым органом, не может быть применен. В противном случае, при применении предложенной цены реализации товара, ШвейцарКо получила бы убыток в размере 170 млн. долл. США.
Кроме того, согласно п. 5 ст. 105.17 НК РФ налоговый орган при осуществлении налогового контроля в связи с осуществлением сделок между взаимозависимыми лицами должен использовать метод, примененный налогоплательщиком, за исключением тех случаев, когда налоговый орган докажет, что примененный налогоплательщиком метод не позволяет определить сопоставимость коммерческих и (или) финансовых условий контролируемой сделки с условиями сопоставляемых сделок между лицами, не являющимися взаимозависимыми. Однако налоговый орган таких доказательств не представил.

При рассмотрении дела суд отметил, ссылаясь на «Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с применением отдельных положений раздела V.I и статьи 269 НК РФ» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.02.2017), что нормы о трансфертном ценообразовании направлены на предотвращение вывода налоговой базы за пределы РФ. Однако основания предполагать наличие налоговой оптимизации и вывода капитала со стороны Общества отсутствуют, так как спорный контрагент – ШвейцарКо зарегистрирован в Швейцарии, юрисдикции, не являющейся оффшорной, с высоким уровнем налогообложения. Налоговый орган не представил в отношении налоговой оптимизации опровергающих доказательств.

По вопросу о правомерности анализа рентабельности по итогам года (а не по каждой сделке) суд также не согласился с налоговым органом, указав следующее:
  • Из положений НК РФ о трансфертном ценообразовании в совокупности следует, что налогоплательщик вправе определять показатели рентабельности (иные финансовые показатели) не по каждой сделке, а в целом за календарный год на основании данных бухгалтерской отчетности независимых лиц. В рассматриваемом случае проверенные налоговым органом сделки были сгруппированы Обществом в соответствии с критерием однородности сделок, что допускается НК РФ при применении метода сопоставимой рентабельности.
  • Суд, ссылаясь на общепринятые в международной практике подходы, содержащиеся в Руководстве ОЭСР по трансфертному ценообразованию для транснациональных компаний и налоговых администраций от 27.06.1995 (в ред. от 22.07.2010), заключил, что при определении однородности сделок предмет сделки имеет второстепенное значение. Суд также сослался на позицию Минфина РФ от 16.08.2013 № 03-01-18/33520 – «основными  факторами, влияющими на ценообразование, являются вид осуществляемой лицом деятельности и связанные с ним функции».
  • За 2012 год Обществом было осуществлено более 10 000 поставок (отдельных сделок) в адрес УКТ Чикаго, в связи с этим рассчитать показатели по каждой отдельной сделке технически не представлялось бы возможным.

Комментарий GSL

Рассмотренное дело является вторым делом по новым правилам трансфертного ценообразования и первым делом, решенным в пользу налогоплательщика. В предыдущем деле ЗАО «Нефтяная компания Дулисьма» проводился анализ сделок по реализации товаров мировой биржевой торговли в адрес иностранного трейдера. При этом налогоплательщик попытался оспорить факт аффилированности с трейдером, зарегистрированным в Гонконге (Гонконг входит в перечень государств и территорий, предоставляющих льготный режим налогообложения, что само по себе является основанием для признания сделки контролируемой при определенных условиях). Кроме того, налогоплательщик не предоставил по требованию ФНС документацию по трансфертному ценообразованию и не пояснил методику расчета цены товара.  

Дело ПАО «Уралкалий» по-своему уникально, так как в нем рассмотрены нетипичные для большинства налогоплательщиков обстоятельства. В отношении контролируемых сделок российских компаний, которые не являются монополистами в какой-либо сфере деятельности, по умолчанию, скорее всего, будет применяться первый способ определения рыночной цены (по идентичным/однородным товарам). Тем не менее, уже сейчас можно сделать вывод о том, что действующие с 2012 года новые правила трансфертного ценообразования, также как и ст. 40 НК РФ, ранее регулировавшая данные вопросы, вызывает и будет, вероятно, вызывать новые споры между налоговыми органами и налогоплательщиками.

Очевидна четкая тенденция на усложнение правил подготовки отчетности по контролируемым сделкам, что требует высокой квалификации специалистов не столько в области права, но и в сфере экономики и финансов.
 

(ctrl+enter)