Вебинар 19 июня 2012 12:00

Доступность информации об оффшорных компаниях в государственных реестрах

СООБЩЕНИЕ: "Все чаще в интернете попадается информация, о том, что государственный реестр директоров и акционеров имеет открытый характер. Прокомментируйте, пожалуйста" Открытые и закрытые государственные реестры. Какая информация раскрывается по запросам государственных органов. Какая информация подается в публичный реестр. Банкир, аудитор, зарегистрированный агент, сервис-провайдер как носители конфиденциальной информации

Расшифровка стенограммы вебинара


Александр Алексеев
, управляющий партнер GSL Law & Consulting (А.А.)
&
Надежда Новожилова, старший юрист GSL Law & Consulting (Н.Н.)
 
Н.Н.: Добрый день!  Наш очередной вебинар посвящен довольно часто встречающейся проблеме  –– проблеме конфиденциальности и раскрытия информации о директорах и акционерах оффшорных и неоффшорных компаний.
Оттолкнемся мы в нашей беседе от следующего вопроса, который был нам задан в рамках нашего форума на сайте: «Все чаще в интернете попадается информация о том, что государственный реестр директоров и акционеров оффшорных стран имеет открытый характер. Прокомментируйте, пожалуйста». Я предлагаю начать с классификации стран по признаку открытости/закрытости информации в реестре.

 
А.А.: Да, давайте начнем с этого, а потом перейдём к субъектам: носителям этой информации, а также к тем лицам, информацию о которых хотелось бы не раскрывать.
 
        Итак, классификация стран. Здесь можно говорить о двух группах. В первую группу попадают оффшорные территории. Во вторую попадают практически все европейские страны. К первой группе территорий относятся страны, где реестр достаточно усеченный, то есть информация, которая попадает в государственный реестр, касается очень небольшого количества данных, которые существенного значения не имеют. В государственном реестре Британских Виргинских островов можно найти информацию о названии компании, о дате регистрации, о юридическом адресе, о зарегистрированном агенте, об уставном капитале ––  в общем, информацию, не связанную с теми лицами, сведения о которых как раз хотелось бы сохранить в тайне.
 
Н.Н.: Вот здесь я дополню. Мы не рассматриваем случаи, когда информация в государственный реестр попадает по инициативе самого клиента.  В большинстве оффшорных стран  можно зафайлировать реестр как директоров, так  и  акционеров, либо только один из них. В этом случае у клиента появляется обязанность обновлять информацию о директорах и об акционерах. И опять же, если эта информация попала в государственный реестр, то она является так же общедоступной, как информация о номере компании, ее названии, статусе и так далее.
 
А.А.:  Что подразумевается под «общедоступной информацией»? Если я не ошибаюсь, то в тех же государственных реестрах доступа через интернет к этой информации все равно нет. Однако можно сделать company search, правильно я понимаю? Для этого обращаются к местному агенту, который за определённую плату смотрит, какая информация доступна в реестре. Правильно ли я помню, что этот company search может сделать кто угодно, а не только зарегистрированный агент, обслуживающий эту компанию?
 
Н.Н.: Да, это может сделать любой зарегистрированный агент. Более того, опять же если я не ошибаюсь, это может сделать любое лицо, которое в данный момент находится на территории Британских Виргинских островов, если мы говорим об этой территории.
 
А.А.: То есть просто физически прийти туда?
 
Н.Н.: Можно физически прийти в реестр и, заполнив определённую форму, получить эту информацию.
 
А.А.: Да, тогда действительно можно говорить об открытости реестра, но только в рамках той информации, которую клиент сам захотел зафайлировать. Обычно клиент хочет ограничиться лишь необходимыми данными. Еще раз повторю, в оффшорных территориях, как, например, Британские Виргинские острова, реестры акционеров и директоров к таким обязательным данным для файлирования не относятся. Это мы говорили про первую группу государств, где реестр хоть и открытый, но туда попадает очень небольшое количество данных. Вторая группа –– это в основном европейские страны, где информация о компаниях доступна по достаточно широкому перечню. Если говорить, например, о Великобритании, то там кроме вышеперечисленных данных (дата регистрации, название, юридический адрес, уставной капитал), доступна информация о директорах,  в частности информация о том, в скольких еще и в каких именно компаниях эти лица являются директорами. Аналогичная ситуация с секретарями и даже с акционерами.  Если я не ошибаюсь, то по акционерам в реестре Великобритании в Интернете сделать поиск нельзя, поскольку эта информация там находится, но находится в виде annual returns.

Н.Н.: Это некий корпоративный административный отчет компании за определенный период.

А.А. Как правило, за год. Да, это некий отчет о состоянии корпоративной структуры, который в Великобритании  должен подаваться ежегодно. Здесь не надо путать с ежегодным аудитом или бухгалтерской отчетностью. Кроме повторения информации  о директорах, в annual return также входит информация об акционерах с уставным капиталом, их распределением и так далее. И раз в год эту информацию надо обновлять.

         Кроме того, поскольку мы говорим о европейских странах, то есть странах с налоговой системой и с необходимостью подачи бухгалтерской отчетности, то эта информация (аудированная отчётность, либо просто отчетность) подается не только в тот орган, который эту отчетность анализирует, но также копия этой отчетности подается в Companies House.  Эта информация хранится наряду с той информацией о директорах и акционерах, о которой нас спрашивали в вопросе. Это не совсем касается тематики вопроса, но я полагаю, что это не менее важная информация. Нужно держать в голове  тот факт, что данные о цифрах, о доходности, о структуре затрат и частично о деятельности отражены в отчетности, пусть и в достаточно сжатом виде. Эта информация так же публикуется и точно так же доступна.

         Я помню случай, когда тот факт, что клиенты не учитывали эту возможность, приводил к серьезным бизнес-проблемам. С неким немецким партнёром в течение нескольких лет велись торговые отношения. По истечении этого времени немецкий партнер заглянул на сайт Companies House и нашел там отчетность своего английского партнера. Как оказалось, эта компания, все это время, подавала нулевую отчетность, то есть торговые отношения с этим немецким партнером там просто не были отражены. По-моему, это привело к разрыву отношений. Вот об этом стоит помнить, говоря о том, какая информация подается в реестр.
 
         Теперь поговорим о доступе к этому реестру. Мы уже упомянули, что в оффшорных странах это может сделать кто угодно. В случае с европейскими странами это сделать, пожалуй, еще проще. Для этого нужно просто зайти на сайт. Мне кажется, что случайному человеку там будет доступна достаточно ограниченная информация. А для того, чтобы увидеть информацию о директорах, надо быть пользователем внутренней системы Companies House, то есть зарегистрироваться. За каждый поиск с тебя списываются определенные суммы.
 
Н.Н.: Да, за поиск там взимают небольшую комиссию, но для этого необязательно быть именно зарегистрированным пользователем. То есть условно ты можешь за поиск конкретной информации по конкретной компании просто заплатить со своей карточки.
 
А.А.: Я помню, что в свое время в Великобритании в Лондоне была точка Companies House, куда можно было прийти, посмотреть, запросить отчетность и данные по компании. Тогда они предоставляли эту информацию на микрофильмах. Если не ошибаюсь, сейчас, по-моему, Companies House закрыли эту точку. Сейчас офис остался только в Кардиффе, где собственно все это и хранится. Итак, про классификацию тех стран по критерию доступности информации в реестре мы рассказали.
 
Н.Н.: Теперь наверно можно поговорить о доступности информации и необходимости предоставления информации непосредственно зарегистрированному агенту. Вопрос несколько выходит за рамки непосредственно сформулированного вопроса клиента, но, тем не менее, я думаю, что это тоже важно.
 
А.А.: Да. Когда мы говорили про оффшорные территории, мы увидели, что носителем всей этой информации, которая запрашивается у конечного клиента, является зарегистрированный агент. Зарегистрированный агент обязан в рамках лицензирования и существующего законодательства хранить достаточно существенный объем информации. Кроме реестров директоров и акционеров, которые обычно не попадают в реестр, там присутствует такой субъект, как бенефициар. Вот собственно это самое главное, на что хотят клиенты «наложить вето». Наряду с другими инструментами достижения конфиденциальности существует элементарный номинальный сервис. Номинальный сервис –– это услуга, в рамках которой лицо или группа лиц «закрывают» имена конечных владельцев в государственных реестрах. Но бенефициара никто закрыть не может. Даже при наличии большой структуры владения информацию о конечном пользователе (бенефициаре) должен знать каждый зарегистрированный агент.

         Кстати, я вспомнил про один интересный момент. Разговоры о реестре бенефициаров ведутся, по крайней мере, в европейских странах, уже очень давно. Первый раз я это услышал от лихтенштейнского агента еще в 2000-ом году. Он сказал, что существует законопроект, в случае принятия которого будет введен реестр бенефициаров в Великобритании к 2003-му году. Как бы то ни было, сейчас уже 2012-ый год, и ничего не произошло. Более того, один-два года назад об этом активно стали говорить в России. И мы сталкиваемся с теми же проблемами, которые делают невозможным ведение подобного реестра, в том числе и за рубежом. До тех пор, пока реестра нет, носителями информации о бенефициаре являются зарегистрированные агенты и адвокаты, которые ведут эту деятельность.
 
Н.Н.: Здесь есть исключение, когда зарегистрированному агенту не подается информация о бенефициаре компании. Это те случаи, когда клиентом зарегистрированного агента является не конечный клиент, собственно тот человек, который приобретает и использует эту компанию, а так называемый профессиональный посредник. Это либо юрист, либо аудитор, имеющий лицензию в той стране, где он осуществляет деятельность  (если эта лицензия необходима). Посредник так же обязан соблюдать все требования по противодействию отмыванию денег в той стране, где  он зарегистрирован. В этом случае зарегистрированный агент может передать функции по хранению информации о бенефициаре такому профессиональному посреднику, но опять же в случае каких-либо запросов от зарегистрированного агента профессиональный посредник обязан эту информацию выдать.
 
А.А.: Ты очень хорошее слово сказала, - «может». Давай разберем ситуацию, типичную для нашего российского пользователя. Российский пользователь покупает компанию в России у российского посредника, который является как раз professional intermediary (профессиональным посредником), и он зарегистрирован в качестве контактного лица у зарегистрированного агента. И тогда у зарегистрированного агента имеется информация лишь о русской компании-посреднике и не имеется информация о конечном клиенте. Однако если по линии, к примеру, Интерпола, по судебной линии, по линии международного следственного поручения придет запрос в государство на раскрытие информации по данной конкретной компании, и этот запрос попадет к зарегистрированному агенту, то он обязательно истребует эту информацию у русского посредника. И к агенту, в связи с тем, что у него нет данной информации, будет применяться определенная мера ответственности.  А для российского посредника это совершенно точно приведет к разрыву деловых отношений. То есть я хочу сказать, что здесь ключевое слово «может» означает, что не все зарегистрированные агенты идут на подобное построение отношений с клиентом.
 
Н.Н.: Да, совершенно точно. И не всегда российский посредник может быть признан таким professional intermediary, поскольку, как я уже сказала, условием признания является наличие лицензии. У нас, как известно, юридические услуги лицензированию не подлежат и если это юридическая компания, то возможно зарегистрированный агент российского посредника таким professional intermediary не признает.
 
А.А.: Я вспомнил еще одно исключение. Оно не столь важное и принципиальное, поскольку не так часто встречается в нашей практике. Если я не ошибаюсь, можно не раскрывать агенту бенефициара в том случае, если бенефициаром этого юридического лица, зарегистрированного например на BVI, выступает публичная компания и ее акции котируются на бирже. Это, пожалуй, единственный случай. Нужно предоставить выписку о листинге на бирже, и тогда будет считаться, что due diligence проведено в должной мере, и можно обойтись без бенефициара.
 
         Мы рассмотрели одного субъекта - носителя этой информации - помимо государственного органа. Наверно, точно так же можно сказать еще про одного субъекта – про аудиторов. Мы не говорим в данном случае об оффшорных территориях, а только об оншорных европейских компаниях. Это те бухгалтерские компании, которые  составляют отчетность, и они же ее подают. По международному и национальному законодательствах по борьбе с отмыванием денег аудитор тоже относится к тем субъектам, которые обязаны запрашивать информацию о  бенефициаре. Иногда гражданство, а точнее резидентность бенефициара, может являться критерием для оценки и расчета налоговых последствий. В зависимости от того, кем по резидентности является бенефициар, последствия могут быть те или другие. Аудиторы обязаны по своим стандартам, в частности по борьбе с отмыванием денег, эту информацию собирать.
 
         Мы себе наметили  разговор еще об одном субъекте хранения информации – это банкир.
 
Н.Н.: Но я боюсь, что это отдельная тема.
 
А.А.: Да, банковская тайна – это отдельная тема. Только скажу, что, безусловно, кроме сервис-провайдера, аудитора, государственного органа, есть еще четвертый субъект - банкир, который обязан запросить информацию о бенефициаре. Собственно, с него все и началось в свое время, когда появились рекомендации ФАТФ, по-моему, еще в 90-м году. Но мы продолжим этот разговор на одной из ближайших встреч, поскольку тема банковской тайны не менее актуальна.

        Спасибо, до свидания.
 
 
 

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Александр Алексеев

Управляющий партнер GSL Law & Consulting


(ctrl+enter)