Вебинар 26 марта 2012 08:47

Какой оффшор выбрать?

Появилась проблема подобрать оффшорную компанию. Назначение - существует компания А, производящая прохладительные напитки в стране СНГ (не Россия), надо наладить экспорт в Азию (Тайвань, возможно расширение в Гонконг и Китай, хотя вряд ли). Нужна оффшорная компания между ними, акуммулирующая прибыль.
Посоветуйте, пожалуста, юрисдикцию, чтобы подешевле и побезопаснее. Больше склоняюсь к BVI.

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев, управляющий партнер GSL Law&Consulting
&
Сергей Панушко, старший юрист GSL Law&Consulting
 
 
А.А.: Здравствуйте! Мы начинаем наш очередной вебинар.
                Тема  нашего сегодняшнего вебинара будет одна из самых популярных, как мне кажется. На протяжении 10 лет, а то и больше,  раз в неделю мы слышим или читаем этот вопрос от наших потенциальных клиентов, какой оффшор выбрать. Ты согласен, что в такой формулировке, наверное, вопрос формирования схемы функционирования звучит чаще всего?
 
С.П.: Я согласен, какой оффшор выбрать, такой вопрос достаточно популярен. По моим ощущениям люди стали более подкованными и они понимают, что вопрос, какой оффшор, является немного примитивным, и они его, как правило, чем-то дополняют. Но в целом его можно свести к этому.
 
А.А.: Безусловно, я согласен, что люди взрослеют и этот вопрос занимает в общей нише наших вопросов 10%. Это значит, что оставшиеся 90%, 80, 75% - это более подкованные. Но сейчас мы отвечаем вот этой нашей десятипроцентной  аудитории. Чтобы оттолкнуться, я процитирую тот вопрос, который мы получили. Собственно, он вынесен в subject нашего вебинара, и устно я его зачитаю. "Появилась проблема – подобрать оффшорную компанию. Назначение: существует компания А, производящая прохладительные напитки в стране СНГ. Надо наладить экспорт в Азию, нужна оффшорная компания между ними, аккумулирующая прибыль. Посоветуйте, пожалуйста, юрисдикцию, чтобы подешевле и побезопаснее. Больше склоняюсь к BVI".
                Собственно, я хотел бы даже отойти на один шаг от этого вопроса и сначала поговорить о критериях выбора, с которых, как мне кажется, стоит подходить к формированию схемы. Собственно, наш задающий предлагает уже 2 критерия: подешевле и побезопаснее. Это, наверное, самые очевидные критерии, и мы их не будем пропускать. Но, наверное, существуют и другие. Какие бы ты ставил критерии, не привязываясь пока вот к этому вопросу?
 
С.П.: Ну, наверное, экспорт-импорт, что у нас присутствуют в вопросе, это один из самых показательных вопросов в той части, которая позволяет максимально расширить вопрос, какой оффшор выбрать. Что я имею в виду. Что выбор самого оффшора в данной ситуации как и в большинстве других, на мой взгляд, вопрос вторичный, подчиненный               к вопросам фактической организации бизнеса. Поэтому критерий выбора оффшора подешевле, побезопаснее, ОК, к ним еще можно добавить репутацию, удобство работы и как к ним относятся ваши партнеры, как с той, так и с другой стороны. Условно так.  Но опять же основная тема и основная проблема, которую должен правильно  консультант решать, это здесь не столько, какой оффшор выбрать, а как его приделать потом к той действующей бизнес-модели, которая есть. Опять же в данном случае в стране СНГ, с одной стороны, и с другой – в той стране, куда товар приедет. Это самая сложная и нужная задача.
 
А.А.: Правильно ли я тебя понял, что подход к ответу на этот вопрос в том виде, в котором он есть, должен начинаться с изучения сути работы, построения схемы работы и после того как схема выстроена, один из элементов этой схемы  будет выбор оффшора?
 
С.П.: По большому счету да, понятно, что человек, который такой вопрос задает, он не всегда, может быть, готов нас в эту схему впустить, потому что ему может показаться, что эти вопросы излишни и слишком интимные и для него личные, поэтому наша задача – набросать тезисно вопросы, которые ему помимо выбора оффшора нужно будет решить. А дальше он поймет, двигаться ему с нами или он двигаться с нами не будет, потому что в его понимании эти вопросы слишком сложные. Вот как-то так.
 
А.А.: Хорошо. Тогда давай попробуем пойти по тому решению, которое ты предложил. Этот как раз набросать тезисно вопросы, исходя из, если это можно назвать техническим заданием, того, что мы получили и того, что я сейчас процитировал.
 
С.П.: Я понял, давайте попробуем.
 
А.А.: Значит, первый тезис мы уже имеем. Это суть деятельности потенциального клиента, это экспортные операции.
 
С.П.: Наверное, правильнее спросить, есть ли у  него сейчас какой-то экспорт, может быть, в другие страны и не через оффшорные компании, и если есть, то как он организован, условия поставки по инкотермс, условия работы со складом, условия отгрузки, условия работы с таможней, цены, по которым он идет через таможню. Т.е. как у него есть сейчас, потому что для него в любом случае это будет как некий ориентир. Либо у него ничего нет. Это тоже вариант. Т.е. оттолкнуться от того, что есть. Второй момент, это то же самое, только с другой стороны. Т.е. если он сейчас уже куда-то что-то поставляет, то как у него товар принимают там, на каких условиях, по каким ценам, какие условия его контрагент ставит к его ценам, к его упаковке, к тому, от кого товар должен идти и т.д. Т.е. все то же самое, но с зарубежной стороны, страны его контрагента.
                Есть ли у контрагента требования к юрисдикциям, к примеру, с которыми он работает. Может из России он товар будет принимать, а от BVI не будет и т.д. Какие требования есть у той принимающей таможни, с той стороны.
                По большому счету вопрос можно поставить следующим образом. Есть два глобальных варианта работы клиента. Либо он сам занимается вопросами экспорта-импорта, что называется юридически, т.е. работает с таможней здесь, с таможней – там, либо пользуется услугами не только таможенного брокера, но и его оффшорная компания «там» будет продавать товар не напрямую в Тайвань, а оффшорной компании его контрагента, тайваньского, а дальше тот уже берет товар от этой оффшорной компании и там уже заморачивается со всей этой экспортно-импортной схемой у себя на месте.
                Т.е. экспорт-импорт это не просто создать компанию и гнать на нее что-то, это целая инфраструктура, которая вокруг этого выстраивается.
 
А.А.: Становится понятно, что задать вопрос по длительности в четыре строчки, чтобы получить на него какой-то определенный ответ, просто практически невозможно.
 
С.П.: Да, потому что когда мы сейчас уже поговорили, понятно, что BVI, не BVI – настолько мелкая техника в этом всем механизме, что это миноритарный вопрос, по большому счету.
 
А.А.: Я подумал, что несмотря и независимо от того, какие особенности будут у этой схемы, есть одна деталь, нюанс, регламентированные нашим законодательством и которые будут существовать. Это валютное законодательство. Вот как оно здесь проявляется, влияет, что надо иметь в виду?
 
С.П.: Здесь надо иметь в виду, что это экспортно-импортная операция, и она будет проходить обычный в полном объеме валютный контроль независимо от того, какая юрисдикция. Что может зависеть от юрисдикции? Валютный контроль, банки – там достаточно формальный подход, перечень документов, паспорт сделки, его закрытие, акты приема-передачи, т.е. это формальный набор документов. По большому счету, банку все равно, какая там юрисдикция, главное, чтобы были эти документы, естественно, чтобы там все нормально выглядело, а не было нарисовано на коленке и не вызывало у банка подозрение. Я резюмирую, что там все нормально. А для целей валютного контроля нет разницы. Здесь есть разница, «а» - для целей налогового контроля, потому что у нас действует с недавнего времени новый раздел Налогового Кодекса «Взаимозависимые лица», в котором есть такое понятие «контролируемые сделки», к которым относятся, в том числе, сделки с компаниями из списка оффшорных компаний, утвержденного Минфином.
                Т.е. если мы делаем сделки с BVI, то это сделки контролируемые. Я не буду вдаваться в подробности, там есть специальная отчетность для этого. Само по себе это никаких последствий не влечет, но как минимум ты по ним дополнительно отчитываешься, и налоговая может дополнительно увидеть, что ты работаешь с BVI. А дальше будет она тебя проверять - не будет, это уже ее дело. Этот аспект будет в любом случае присутствовать, зависящий именно от юрисдикции, формально юридически. Второй аспект – в зависимости от таможни, таможенного поста и условия организации поставки, это может иметь значение для таможни. Насколько она правильно, формально или неформально подойдет к обработке этого товара, к его выпуску, к вопросу цены, к вопросу таможенных пошлин и т.д.
                Для таможни формально нет ни  запретов, ни ограничений на торговлю с BVI, но фактически подход может отличаться. Если вы поставляете в Италию и если вы поставляете на BVI, то BVI вряд ли закупает в России прохладительные напитки, и товар далее пойдет в более-менее реальную страну. Это два момента.
 
А.А.: Смотри, когда ты говоришь о дополнительных вопросах со стороны таможни, здесь мы смотрим на внутренние регламентирующие таможенные акты?
 
С.П.: На уровне Таможенного Кодекса скорее здесь ничего нет, это скорее всего на уровне писем ФТС (Федеральной таможенной службы), телеграмм, и уж насколько они есть в открытом доступе, это вопрос.
 
А.А.: Понятно. И еще тогда на шаг назад. Вот ты говорил о том, что не зависит валютный контроль от юрисдикции, а как же тогда быть вот с этими черными, серыми списками?
 
С.П.: К черным, серым спискам у меня отношение скептическое, потому что когда люди говорят, а как же там списки, я всегда призываю к тому, что нужно уточнить, а о каком списке вы ведете речь? И выясняется, что, как правило, человек ничего в виду не имеет, но он чего-то где-то слышал. Поэтому если мы опустимся ближе к нашей почве и конкретике, то я уже сослался на один перечень оффшоров, который есть, и который имеет значение для целей налогового контроля. Что касается черных списков применительно к валютному регулированию, я бы сказал так, что есть различные разъяснения, письма Центробанка, которые звучат следующим образом, что просим банки обратить особое внимание на экспортно-импортные операции с участием компаний оффшорных зон, у которых счета открыты в банках Прибалтики и Кипра. Ну, есть такие письма. А что значит «обратить особое внимание»? Мы сначала, когда это обсуждали, я б резюмировал, что у вас там весь пакет документов в порядке, да и сама поставка реально состоялась, оплата по ней прошла, т.е. при таком раскладе, да, банк обратит на это пристальное внимание, но сделка все равно пройдет, поскольку она есть, и она документально подтверждена. Но такие письма, да, есть: «обратить особое внимание».
 
А.А.: Понятно. Но, наверное, списки вообще являются отдельным разговором. Сейчас мы выяснили, что применительно к данной ситуации они не имеют никакого особого отношения.
 
С.П.: Ну, здесь опять же практический момент, который будет интересен. Конечно, есть усмотрение конкретного банка и конкретного руководителя валютного отдела или валютного контролера, который может либо не захотеть работать с этой сделкой, либо не захотеть работать с этим оффшором, либо не захотеть работать с новым клиентом, который торгует с оффшором. Это уже такая фактическая сторона бизнеса и вопрос уровня вашей работы с банком, доверия. Это уже неформальные юридические моменты, это фактология, которая может на практике создавать какие-то проблемы или не создавать их.
 
А.А.: Понятно, мы просмотрели ряд каких-то таможенных отношений, которые могут быть критериями для построения схемы, а, следовательно, для выбора юрисдикции, валютный контроль, как критерий для построения схемы и выбора юрисдикции, сама схема как таковая. Что еще вы можете сказать?
 
С.П.: Здесь будут существенные налоговые аспекты. Они не зависят от юрисдикции, они в принципе есть. Я имею в виду, что вопрос:,»А зачем человеку здесь компания, почему он не может продавать сразу в Тайвань»? Наверное, он хочет использовать эту компанию в каких-то своих целях, и если одной из этих целей является игра с ценой товара, а дальше и налоговое планирование, тогда вопрос к цене товара, потому что для российской компании это будет (она продает за рубеж) налогооблагаемый доход, это первое, а второе – это будет экспортный НДС к возмещению. То бишь это большая работа с налоговой, поэтому вопрос, по какой цене вы будете продавать и как вы ее будете отстаивать перед налоговой, и будут ли это три копейки либо три рубля и какая реальная рыночная цена этого товара, если она вообще есть на рынке. Все эти вопросы с ценой в первую очередь здесь встанут, т.е. понятно, товар уедет, сделка реальная, но по какой цене?
 
А.А.: Понятно. Т.е. здесь мы не можем пройти мимо вопроса цифр как тоже схемообразующих?
 
С.П.: Да-да, это ключевой момент здесь по большому счету. За сколько вы будете продавать, потому что, если мы возьмем, все посчитаем, вы посоветуетесь с таможней, вам скажут, что меньше 5 рублей ты этот товар не повезешь, и таможня его не пропустит, а это рыночная цена, то тогда вопрос, а зачем вам там оффшор. Вот в чем дело.
                Он может иметь значение, например, если с той стороны сидят вполне нормальные западные ребята, которые не понимают, что такое акты приема-передачи, счет-фактура, которые работают по инвойсам как весь развитый мир, которые не могут вам предоставить весь правильный комплект документов для экспорта. Тогда имеет смысл сделать свою компанию. Вы не бойтесь завышать-занижать цену, но вы будете от нее каждый раз самому себе готовить правильный комплект документов и не иметь вопросов ни с таможней, ни с валютным контролем и т.д. Вот для таких организационных целей это вполне вариант. Игра с ценой это уже другой вариант.
 
А.А.: Но вот мне кажется, тут задающий вопрос намекает именно на второй вариант, поскольку говорит о том, что нужна оффшорная компания, аккумулирующая прибыль. Т.е. видимо сама компания будет в дальнейшем продавать по какой-то завышенной цене.
 
С.П.: Тогда здесь все упрется в вопрос сложный и неоднозначный: по какой цене тогда можно продавать, а прибыль там можно оставлять. Он зависит от многих факторов. Сколько этот товар стоит  в России, есть ли на мировом рынке этот товар и сколько он там стоит, есть ли у человека уже другие экспортные поставки, есть ли по ним какая-то цена или она плавающая. Т.е. это целая совокупность факторов, которая  в том числе прописана в той главе «Взаимозависимые лица» Налогового Кодекса «Порядок определения рыночной цены». Если удастся отстоять эту цену, т.е. спрогнозировать, что да, у меня есть обоснование, почему я буду продавать по такой цене, и я готов эту цену отстаивать при проверках, то тогда имеет смысл это начинать. Если нет - то тогда это непрогнозируемые риски.
 
А.А.: Понятно. Ну что ж, мы проговорили огромное количество критериев и нюансов и везде фактически расставили вопросы, указывающие на невозможность движения анализа схемы  в этом направлении, пока мы не получим ответы на эти вопросы. Но вот я предлагаю все-таки не уходить от тех двух, как минимум, вопросов, которые были заданы непосредственно по выбору оффшора, такие, как «где подешевле и где побезопаснее». Ну, вопрос «подешевле» наверное, самый простой. Тогда на него, наверное, ответим.
 
С.П.: Подешевле? Ну, BVI – классический оффшор. У них порядок цифр примерно одинаковый, ну да, оффшор - это самый дешевый инструмент. BVI, Сейшелы, Белиз, плюс-минус $200-300 – не имеет смысла в такие цифры вдаваться. Да, BVI – это дешево.
 
А.А.: Фактически ты подтверждаешь выбор задающего. Т.е. вполне можно остановиться для его схемы на выборе BVI, в том случае, если BVI проходит по тем критериям, о которых ты говорил раньше.
 
С.П.: Да.
 
А.А.: Теперь отдельный вопрос, который может быть вопросом для отдельного поста. Это оффшор «побезопаснее».
 
С.П.: Ну, формальный ответ здесь такой, что реестры директоров, акционеров на BVI закрытые, реестра у бенефициара в принципе нет, там есть эта информация, которая хранится в файлах агентов.
 
А.А.: Ты, видимо, ставишь сейчас тождество между «побезопаснее» и «конфиденциальнее».
 
С.П.: Нет, я пока говорю о формальной стороне вопроса, в т.ч. и конфиденциальности. С этой точки зрения это закрытая юрисдикция, обмена с Россией, официального соглашения нет. Какие-то там есть единичные запросы, здесь статистику сказать сложно, можно посмотреть на официальных сайтах и официальные заявления в прокуратуру и Росфинмониторинг. Там есть статистика по обмену с различными юрисдикциями. Оффшоры там, конечно, какие-то разовые случаи, я лично слышал. Чтобы это был массовый обмен, если вы посмотрите Росфинмониторинг, там с Болгарией столько-то запросов в год, с Венгрией – столько-то запросов в год, конечно с BVI такого однозначно нет. По этому критерию, да, относительно всех других юрисдикций, с точки зрения закрытости, оффшоры – самые закрытые. Относительно всех других юрисдикций: Европы, США и т.д. это самая закрытая зона, безусловно.
 
А.А.: В силу того, что не заключены соглашения о правовой помощи.
 
С.П.:  В силу того, что опять же, начнем с формальных критериев, сама информация официально закрыта о  директорах, акционерах. Там нет официальных реестров, налогов, ЕГРЮЛ. Это первое. Второе. Действительно нет официальных соглашений у России. Если мы посмотрим развитые страны, США, Канаду, Германию, то они заключили с основными оффшорами соглашения об обмене информацией. У России таких соглашений нет. Поэтому здесь, по большому счету, обмен может быть только на основании так называемого принципа взаимности, т.е. без соглашения, но «если ты мне ответил, я тебе потом тоже по дружбе ответил». Это юридический термин на основании термина взаимности, но соглашения с ними действительно нет. Ну и плюс к тому же, какой бы этой мелочью ни казалось, но расстояние, менталитет. Например, послать запрос в Европу и послать запрос в Карибский бассейн – это немного разные вещи. На практике это действительно существенно.
 
А.А.: Понятно. Это таким образом мы поняли вопрос, если термин «побезопаснее» воспринимать как термин «поконфиденциальнее». А если человек имеет в виду безопасность владения, безопасность бизнеса как такового. То как на выбор BVI можно посмотреть с этой точки зрения?
Ты, наверное, хочешь сказать, что, выбор юрисдикции с этой точки зрения он в меньшей степени важен?
 
С.П.: Ну, наверное, важен все-таки. Потому что…
 
А.А. …Т.е. грубо говоря, отобрать английскую компанию будет проще, чем отобрать компанию на BVI?
 
С.П.: Я про рейдерство сейчас вообще пока не хотел говорить, потому что это отдельная тема, и в этой схеме иностранную компанию особо нет смысла отбирать, потому что это компания не для хранения активов.
 
А.А.: Почему? Она аккумулирует прибыль.
 
С.П.: Начнем с того, что эта компания  - активная торговая, через нее проходит товарооборот, но как правило, такие компании каких-то существенных активов не держат. Т.е. не владеют недвижимостью, акциями, они торгуют взад-вперед, их нет смысла…
 
А.А.…Отобрать бизнес – это значит отобрать не только эту оффшорную, но и ее активную часть…
 
С.П. …Ее отобрали, а мы с другой компанией заключили контракты, потому что к банковскому счету, даже отобрав компанию, доступ получить нереально. Поэтому я с этой точки зрения даже и не рассматриваю рейдерство. Я скорее рассматриваю с точки зрения реальных владельцев бизнеса, которые находятся в России и которые сидят, наверное, на том же предприятии, которое будет производить прохладительные напитки. Это вопрос скорее к тому: а к нему кто-нибудь придет из официальной налоговой и спросит, а почему вы на BVI продаете? А вы общались с директором BVI? А как вы с ним, не общаясь, заключили миллионный контракт? Ну, т.е. исходя из реальных операций, которые есть в практике налоговых проверок, она повсеместна, ну в основном применительно к российским компаниям. Поэтому, наверное, если бы я продавал за рубеж, и продавал бы на BVI, я бы немножко переживал, потому что мне ответить на эти вопросы будет сложно. Понятно, что вы можете на них не отвечать.
 
А.А.: Вот кстати вылез еще один критерий для выбора юрисдикции. Это как раз репутация, легитимность вашего контрагента с точки зрения проверяющих органов.
 
С.П.: Понятно, что если на английскую компанию поставлять, те же самые вопросы могут быть. И скорее вопрос правильной организации документооборота и доказательств реальности существования контрагента. Но это уже отдельная тема. И я думаю, сейчас нет смысла про нее говорить. Безопасность – это в том числе и как вы с этой BVI работаете в России. Как вы будете отвечать на вопросы проверяющих, если к вам здесь в России придут и начнут что-то задавать. Насколько вы готовы? Не лежат ли у вас в сейфе документы компании BVI вместе с вашими печатями, которые у вас налоговая заберет, экспертизу проведет, привлечет экспертов по вскрытию сейфов. Все это достанет официально и положит в дело. Так что безопасность, наверное, в том числе и вот это.
 
А.А.: Понятно. Ну что ж, на этом я предлагаю прерваться, сделав, наверное, резюме следующего содержания о том, что вот вы видели, когда мы берем не столь детально сформулированный вопрос, хотя все-таки он как-то был сформулирован и имел отношение к определенной схеме бизнеса, и видим, что ответить на него в пределах такой формулировки абсолютно невозможно. И действительно необходимы ответы на вопросы, которые мы фактически в течение всего рассказа пронумеровывали и ставили.
 
С.П.: Я думаю, мы на него ответили. Просто мы, что называется, помогли его правильно сформулировать. Мы не поняли, как эта схема будет работать, но мы продвинулись на пути понимания, как оно должно быть. Поэтому я считаю, что это тоже в общем-то ответ.
 
А.А.: Ну не знаю. Мне кажется, надо спросить все-таки у задающего. С моей точки зрения, он бы, наверное, не понял ответа. Мы фактически не произнесли никаких других юрисдикций, кроме предложенного ими BVI и названной Великобритании, и не произнесли в общем-то намеренно, потому что непонятно, что произносить, потому что осталась неотвеченной масса вопросов, которые мы как раз и поставили. Может, только в этом направлении мы продвинулись вперед.
 
С.П.: Ну, понимание какое-то дали человеку, более широкое.
 
А.А.: Я надеюсь.
 
С.П.: Я надеюсь.
 
А.А.: Я надеюсь, что хотя бы кто-то из зрителей понял, что нужно гораздо шире ставить вопросы, для того чтобы как-то эффективнее подходить к их решению.
                На этом мы прощаемся. До следующего понедельника. Спасибо.
 
С.П.: До свидания.

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Сергей Панушко

Руководитель отдела международного корпоративного права GSL Law & Consulting


(ctrl+enter)