Вебинар 31 июля 2017 16:00

Открытие счета в Болгарии: DSK Bank

Особенности открытия банковского счета в болгарском банке - DSK Bank.

  • История банка, репутация, оценка надежности, тарифы, требования по остаткам и оборотам.
  • Процедура открытия счета, вопросы Due Diligence, требования по документам, сопроводительной документации.
  • Возможные ограничения клиентов по деятельности.
  • Управление счетом, стоимость переводов и входящих платежей

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев (А.А.): Здравствуйте дамы и господа! Мы начинаем наш очередной банковский вебинар. Гостем на нашем вебинаре является Юлия Попова – помощник юриста GSL. Тема сегодняшнего вебинара – новый банк.

Юлия Попова (Ю.П.): Да, по сути, для нас это новый банк. Мы с ним познакомились относительно недавно, в конце 2016 года.

А.А.: Ну, давай назовем его, во-первых.

Ю.П.: Это DSK Bank Болгарии. А.А.: По-моему, познакомились мы с ним чуть-чуть раньше. Если я не ошибаюсь, нас были попытки открытия счёта в болгарских банках, не знаешь?

Ю.П.: Да были и не один раз.

А.А.: Ну, не в нём?

Ю.П.: Да, не в этом банке. До этого у нас предлагали UniCredit болгарский и Bank of America в Болгарии. Но требования комплаенса в этих банках намного выше.

А.А.: Ну, еще бы, во-первых, слово American присутствует, а UniCredit это один из крупнейших европейских банков, то, наверное, требования такие, что нам и не удавалось открывать. И наконец, через парочку лет неуспешных попыток, мы наконец-то нашли банк, через который можно работать. Это счастье, которое нам улыбнулось, на самом деле, можно сказать оно просто нам привалило. Давай положительную характеристику этого банка мы сейчас попытаемся разобрать. Мне хочется начать с того, на какого клиента нам удалось открыть. В данном случае название клиента мы не будем говорить, но вот обороты...

Ю.П.: Мы на самом деле изначально не питали больших надежд по поводу такого открытия счёта, потому что деятельность, на которую мы открывали, эта деятельность, по сути, платежной системы. На которую сейчас в Европе, да и где бы то ни было, открыть практически невозможно.

А.А.: Это первое и второе, которое вытекает из первого. Если это платежная система, то обороты этого клиента составляют?

Ю.П.: Сотни миллионов долларов.

А.А.: Я даже не припомню – очень небольшое количество у нас было таких случаев, когда в принципе удавалось открывать счета с такими оборотами. Ну, давай, всё положительное о нём опишем, а потом я начну высказывать сомнения.

Ю.П.: Конечно.

А.А.: Ну, нельзя без этого никак. Не стоит питать каких-то сомнительных иллюзий.

Ю.П.: Безусловно. Первоначально стоит отметить, что при открытии счёта, в банк заявлялись все данные по оборотам, по деятельности, что деятельность лицензируемая, банк затребовал лицензии. Лицензии предоставлялись оффшорного государства о ведение соответствующей деятельности.

А.А.: Это очень важно. Можно найти европейские банки, которые готовы открывать на европейскую деятельность при наличии европейской лицензии. И это редкий случай, когда было достаточно лицензий оффшорного государства.

Ю.П.: Да, достаточно быстро банк сообщил нам о том, что банк готов работать с оффшорными лицензиями.

А.А.: Подожди. Быстро это, по-моему, не подходящий термин к нашему случаю.

Ю.П.: Наш случай был достаточно долгим по ряду причин, и не всегда это зависело от банка.

А.А.: Но, тем не менее, давай поговорим про time frame. Я вот смотрю, вижу у тебя тут распечатку, в которой ты фиксируешь все ключевые даты. То есть начали открывать в сентябре 2016 года – направили первый запрос. Затем в сентябре мы получили pre approval . На это ушло где-то 2 недели. Это очень хорошие цифры. Наверное, на этапе pre approval мы предоставили достаточно большое количество документов и информации.

Ю.П.: Да, полный пакет был предоставлен, за исключением некоторых сертификатов – good standing, incumbency, в общем-то, всё было предоставлено.

А.А.: Давай по поводу «всё», потому что интересно знать, какой уровень due diligence был для этой деятельности и для этого оборота.

Ю.П.: Для такой деятельности due diligence был более чем комфортный, поскольку на саму компанию более чем достаточно небольшого описания бизнес потоков на пол-листа где-то A4. Конечно, предоставлялась информация о контрагентах, о входящих, исходящих... Это даже не обсуждается. Но не требовались характеристики на контрагентов, информация по их деятельности, договоры с подписями и т.д. Достаточно было просто информации в письменном виде. На самих владельцев компании достаточно было паспортов. В общем, в апостилированном виде копии и краткое резюме, которые сейчас требуют, по сути, все банки.

А.А.: Никакой проверки клиентов через детективные агентства не было?

Ю.П.: Нам такой информации не поступало.

А.А.: Нет, я думал, что, скорее всего, такой проверки не было. Я помню, что банки, которые это делают, они, как правило, говорят. Второе они это делают за счёт клиентов, потому что серьёзное детективное агентство берёт за это деньги.

Ю.П.: И мы в Болгарии уже сталкивались с этими банки. Они говорили, что мы готовы рассмотреть вашего клиента, но изначально вы должны заплатить вот такую сумму за прохождение комплаенса. И это никаких гарантий, конечно же, не даёт.

А.А.: В данном случае этого не было?

Ю.П.: Нет, не было. Запрос был в обычном режиме.

А.А.: Относительно комфортного уровня due diligence документов, идем дальше. Дальше через полтора месяца документы по компании направили в банк.

Ю.П.: С переводами уже на болгарский.

А.А.: Вот важный момент.

Ю.П.: По всем болгарским банкам, тут DSK не исключение, для того чтобы документы были окончательно одобрены и рассмотрены комплаенсом, нужно всё, что мы предоставляем, переводить авторизованным болгарским переводчиком с заверением в суде на болгарский язык. Переводы прямо пришиваются к оригиналам документов, поэтому там они и останутся.

А.А.: Что там еще через месяц? Получен еще один pre approval от банка.

Ю.П.: Ну, первоначальный pre approval это такой общий, а второй был уже конкретный по клиенту, по документам.

А.А.: Вот как. Это ещё месяц, то есть вот такими шагами в месяц мы продвигаемся. Оригиналы документов с переводами поданы. И 27 декабря счета открыты, но не активированы. Это для того, чтобы срок лицензии не истек. Вот в чём дело.

Ю.П.: По-хорошему мы бы уже могли к началу года...

А.А.: То есть 2 декабря – первый запрос, и 27 декабря – счета открыты. То есть вполне себя нормально.

Ю.П.: В данном случае банк запросил себе дополнительно апостилированную карточку образцов подписей и ждал, когда будут получены свежие лицензии. В общем-то, вопрос в основном стоял по свежим лицензиям, потому что карточки образцов подписей можно было предоставить в момент получения токена. То есть это никак не связано со сроком открытия.

А.А.: То есть дальше у нас была большая задержка со стороны клиентов, потому что они получали лицензию, и еще через пару месяцев клиент получил токен – как некоторая точка в открытии счёта. Вот эта тяжелая процедура заняла месяц и завершилась полным успехом. Я бы хотел добавить о том, что такая деятельность очень быстро превращает клиентов в очень продвинутых, опытных, дальновидных, перестраховочных предпринимателей. Если я не ошибаюсь, это не единственный счет у клиента. Это было дополнение к двум или трем уже существующим счетам. Так как клиент не новичок, у него уже есть несколько юридических лиц, лицензий оффшорных территорий, и сейчас он рассматривает и двигается дальше по европейскому направлению.

Ю.П.: Да.

А.А.: Мы выходим на глобальный, философский уровень для того чтобы... чтобы стоять на месте нужно бежать, а для того чтобы двигаться нужно бежать еще быстрее, поэтому клиент делает дополнительные, резервирующие шаги, упреждающие действия. Резервирует себя по количеству счетов, по количеству лицензии для того чтобы это не рухнуло из-за неадекватного действия одного из контрагентов, неадекватного действия, какого-нибудь юридического форс-мажора. Вот кстати как раз об этом хотел поговорить. Вот на текущий день на текущем примере болгарский банк выглядит просто панацеей. Что у нас здесь отрицательного? Еще одно положительное не сказали – всё это было сделано заочно. То есть не нужно было даже выезжать в банк, то есть соответственно при всём при этом банк кажется панацеей. Но как мне кажется, что здесь можно принимать ставки. Как мне кажется, судьба этого клиента в этом банке год-полтора.

Ю.П.: Вы правильно сказали, клиент рассматривал его не как единственный банк, то есть он распределяет свои риски. Но, тем не менее, он пока протестировал – первые платежи пришли, ушли, и пока вопросов с банком не возникло.

А.А.: Я думаю, что это вариант, по которому идут некоторые европейские банки последние пару лет. Они такие лидеры общественного мнения – Чехия, Венгрия, Болгария.

Ю.П.: Может быть, Польша?

А.А.: Ты знаешь, мне кажется, с Польшей не удастся выйти вот на этот уровень. Там более всё придвинуто по западноевропейским стандартам. Вот Южная Европа. Мы еще не видели там Румынии и Албании, и не увидим, потому что сюда никто не захочет заходить. А вот Южная Европа… Да, были у нас банки в Боснии и Герцеговине...

Ю.П.: Черногории.

А.А.: И они как-то вот исчезают. Исчезают не с деньгами клиентов, а исчезают из поля деятельности, потому что пришёл регулятор завинтить гайки для того, чтобы были более напуганные комплаенс офицеры в этих банках. И начинает вести практику по западным стандартам или поменялись акционеры у банка, и тогда начинается закручивание гаек.

Ю.П.: Всё достаточно быстро.

А.А.: Вот так вот происходит с чешскими банками. Вот тогда вот открывали-открывали и перестали.

Ю.П.: Потом опять внезапно начали открывать.

А.А.: Мне кажется, что вот эта ситуация, дай Бог, на год. Хотя мне кажется, что вот в этой ситуации интересный вариант... Ты не помнишь, кто владелец DSK банка?

Ю.П.: Вот тут не подскажу. Только, что начинался он как государственный сберегательный банк, потом он в 1998 был преобразован в коммерческий банк, вот дальше не помню.

А.А.: Для клиента, правильно нацеленного на далекие перспективы, я вижу интересный ход. Допускаю, что возможность остаться в этом банке есть, если клиент станет акционером этого банка. Вот тогда клиент сможет это контролировать. Мне кажется, что вот с этим оборотом, вот с этой деятельностью вполне себе...

Ю.П.: Перспектива есть.

А.А.: Перспективы есть или, может быть, договоренность с текущими акционерами о том, что существующие акционеры лоббируют его интересы – охраняют от регулятора, а сам клиент приводит в банк такие деньги, которые акционерам и не снились. Вот мне интересно, там интервью никакого не было. Я думаю, оно ещё будет, может быть, такое инициативное, предшествующее, предуведомительное о том, что надо познакомиться с таким клиентам.

Ю.П.: Пока что нам удалось познакомиться только с менеджером, знакомство происходило только по телефону. Англоязычные, достаточно комфортно проходило данное общение по любым вопросам, пожеланиям, менеджер стремился максимально в сжатые сроки всё решать. Никаких препонов нам не ставил.

А.А.: Говорю о принятии решения не на уровне менеджера, а на уровне владельца. Тут как я это вижу, когда определенная отчётность, которая высшему менеджменту предоставляется, и если высший менеджмент обратит внимание на то, что есть какой-то один клиент, который формирует 40% рентабельности, то делать ставку на одного клиента, который обеспечивает тебе 40% рентабельности это вообще опасно. Любой менеджер старается диверсифицировать, и вдруг делает ставку на серьёзного клиента, то он не ограничивается телефонным разговором менеджера среднего звена. Должны они выйти по собственной инициативе.

Ю.П.: У нас тоже клиент это предполагает, и в целом он готов к такому общению. С его деятельностью особо выбирать не приходится, он готов и летать, и встречаться.

А.А.: Вот то, что клиент готов, у меня сомнений нет, как мы только что проговорили – он обученный, натренированный, крайне опытный и готов консультировать нас с тобой. Вот такой вот у него опыт. Я сейчас говорю, скорее всего, о позиции банка. Вот у тебя и тут есть разные цифры, характеризующие всё-таки клиента. Акции в месяце 5000-6000… Другое интересует, вообще по требованиям банка, там нет никаких особенных требований к остатку или оборотам?

Ю.П.: Единственное есть, с чем мы столкнулись, о чём банк сразу не заявил, менеджер сразу дико извинялся, сразу вопрос решили, что при открытии счетов в различных валютах, каждый счет не должен на какой-либо промежуток времени обнуляться. Если счет обнуляется, то с очень высокой вероятностью банк может просто такой счёт закрыть.

А.А.: Ну, стоит держать...

Ю.П.: Какие-то самые минимальные суммы.

А.А.: Настолько минимальные, что даже не имеет смысла их озвучивать. То есть это счёт идёт даже не на тысячи.

Ю.П.: Просто клиент перевел одну большую сумму, и ни у кого даже не возникло мысли, что ее надо распределить по разным счетам.

А.А.: Еще хочу сказать о том, что мы здесь действовали через агентов. Я очень это не люблю, я всегда предпочитаю выходить на банк напрямую. Ну, вот это тот случай... Опять же мое предположение, что через год всё это схлопнется, поэтому сейчас мы вынуждены действовать через агента, который показал себя тоже достаточно адекватно.

Ю.П.: Русскоязычный агент, достаточно комфортный. По процедуре открытия мы выпускали на него доверенность, ещё там соответственно все оригиналы документов высылаются этому агенту, агент сам уже занимается всеми удостоверениями и переводами и дальше направляет в банк.

А.А.: Вот тут у меня был вопрос, каким образом мы осуществили болгарский перевод?

Ю.П.: Через агента. Единственное с токенами у нас возникла не очень комфортная ситуация, но это сейчас со всеми банками, которые не перешли на SMS оповещение. Токены с очень большой вероятностью сейчас задерживаются на границе, и нам очень повезло получить его.

А.А.: Кто-то ехал.

Ю.П.: Да, и передали.

А.А.: Да, подтверждаю, что это классическая проблема всех банков. Вот я даже также боюсь и карточку пересылать. Мне говорили о том, что всё сканируется и карточки при сканировании выявляются, а если карточка, то ее надо декларировать не как документ, возникает вопрос, как минимум как выехать. Ну, не будем эту проблему навешивать на конкретный банк. Банк здесь вообще не причём. Чтобы мне вот здесь порекомендовать вот с этим банком. Его нужно держать немножко про запас. И представлять только для сложных, серьёзных клиентов, чтобы на мелочевки они не споткнулись.

Ю.П.: Чтобы мы своими руками не потопили...

А.А.: Совершенно верно. Хотя мы как минимум рекламируем вот этот банк, хотя это большой вопрос. Решили всё-таки не замалчивать этот факт, даже не знаю, уместно ли говорить о каком-то таком общественном предложение, предложение общественного договора, о том, что банк нужно холить и лелеять и постараться его не разменять на пятачок. Закидать его пластиковыми клиентами, среди которых может попасться какой-то мошенник, который привлечет внимание к банку, а банк привлечет внимание к потребительским требованиям. И как вариант может быть потерян быстрее, чем мы ожидаем. Ну что ж, наверное, на этом и остановимся и пожелаем друг другу больше и чаще встречаться. На этом мы прощаемся с вами. Всего хорошего! До свидания!

Ю.П.: Всего хорошего!

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Юлия Попова

Юрисконсульт GSL Law & Consulting


(ctrl+enter)