Вебинар 11 декабря 2013 12:00

Сберегательный вклад в зарубежном банке под внешним управлением инвестиционного консультанта.

Процедура открытия счета за рубежом. Формирование инвестиционного портфеля. Управление портфелем внешним инвестиционным консультантом. Тарифы банка и тарифы консультанта

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев, управляющий партнер GSL Law & Consulting (А.А.)
&
Сергей Долинин, инвестиционный консультант (С.Д.)

 
А.А.: Здравствуйте, наши вебзрители. Мы продолжаем серию наших вебиранов. Сегодня у нас встреча с приглашенным экспертом, кем является Сергей Долинин, инвестиционный консультант. Те, кто смотрел наш предыдущий вебинар, уже немножко знакомы. Если в прошлый раз мы с Сергеем говорили вообще об инвестиционной доходности, которую возможно получить по текущим продуктам на текущий момент, то сейчас мы будем говорить о конкретной ситуации, о процедурах, о возможности открыть счет за рубежом при том, что  управляющим этого счета может быть сам Сергей, внешний инвестиционный управляющий.  

    Достаточно, наверное, интересно подобное решения для тех, кто хочет держать средства за рубежом, но получать доходность, в общем-то, российскую. Вот давайте рассказывайте, Вы сами разработали эту схему, договорились с банком.


С.Д.: Я еще пару слов хотел бы сказать про саму суть взаимодействия: клиент и некий внешний эдвайсер. В чем здесь…

А.А.: Еще третье лицо –– это банк, которому этот внешний эдвайсер, в общем-то, не нужен.

С.Д.: Да, у них есть свои эдайсеры, работающие в штате. Любая компания: российская, зарубежная, швейцарская –– она создана для коммерческой деятельности, получения прибыли. И все что они делают –– они максимизируют свою прибыль от частных клиентов. Естественно, частные клиенты слабо осведомлены о том, как работает вся эта система: акции, облигации и всех их производных инвестиционных инструментов. Тем более чем сложнее предлагаемый продукт, тем сложнее человеку разобраться, что там внутри: насколько дорого он его покупает, переплачивает он или нет. И, естественно, этим пользуются и здесь внешний консультант-эдвайсер может быть тем звеном, которое может вам сэкономить большие деньги, где-то предостеречь от очень рискованных инвестиций, которые подаются как не особенно рискованные. Я очень часто такое вижу. И иногда это делается не с какой-то злой волей, чтобы обмануть клиента, а в силу то, что продукт бывает настолько сложно «закручен», что те сейф-менеджеры, которые работают в банке, часто девушки, могут просто не всматриваться в его глубину и не понимать из чего он состоит, и что произойдет с этим продуктом, если произойдут какие-то неожиданные ситуации.

А.А.: Кроме того, как я понимаю, сотрудники банка связаны корпоративными обязательствами и должны продавать «свое». В этом отношении достоинство внешнего эдвайсера в том, что он как раз независим.

С.Д.: Да, он не зависим. Он может вам советовать, во-первых, через какой банк вам лучше это делать. Потому что, конечно, любой банк, куда вы ни придете, будет рекомендовать себя и свои сильные стороны.

А.А.: А потом сотрудник перейдет в другой банк…

С.Д.: Да, и он будет вас «перетаскивать». Все эти истории известны. Потом любой сотрудник, который работает внутри банка, знает эту выведенную за много лет мотивационную систему. Таким образом, что если я сотрудник банка –– мне выгодно продать вам самый маржинальный продукт, то есть в котором вшита максимальная комиссия. Я получу за это самый большой бонус в конце месяца. А уже вопрос, насколько он своевременен сейчас, насколько он сбалансирован в плане рисков, всячески отодвигается на второй план. Кажется, зачем платить еще какому-то эдвайсеру, человеку со стороны, когда они есть вот, красивые в переговорных, кофе подают? Поверьте мне, вы гораздо больше заработаете и сэкономите, если наймете внешнего управляющего.

А.А.: У которого тоже есть своя репутация и определенная ответственность.

С.Д.: Да, это в целом о взаимодействии: клиент-эдвайсер-третья сторона. Более того не обязательно делать такую связку с один банком, с один контрагентом. Я могу вам сказать, что для одних действий я считаю более подходящим такой банк, для других брокерская компания, например; вот здесь лучше идти как частное лицо, здесь как «оффшор»; а вот здесь вообще лучше купить по хедж-фонду.

     Я работаю в отрасли близкой к альтернативным инвестициям, к очень сложным хедж-фондам, где часто работа ведется деривативами.

А.А.: Более доходными и более рискованными.

С.Д.: Кстати, не всегда более рискованными. Есть такое распространенное мнение, созданное прессой,  что хэдж-фонд и деривативы это что-то очень рискованное. На самом деле это то, из чего можно «слепить» как очень консервативные, так и очень рискованные вещи. Зависит от того как с ними обращаться. И хедж-фонды обычно преследуют цель добиться приемлемой доходности, повыше депозита, и максимально снизить риск. Хедж-фонды не стараются получить трехзначные доходы. Это не так. Они наоборот стараются получить побольше, чем дает рынок бондов или депозитов, но при этом максимально понизить риски. Hedge –– это переводится как страховка.

    Собственно, я очень много времени посвятил тому, чтобы найти подходящего контрагента для такой связки. И критерии мои были, во-первых, надежность института, чтобы человек, который инвестирует свои средства через этот институт, мог совершенно спокойно уже не думать о том, что будет с этим банком после размещения своих активов. Хотя все мы помним кризис. Там был такой банк «Lehman Brothers»  в Америке, он был очень-очень большой, но тем не менее это ему не помогло. Надо держать в голове, что ничего 100% не существует вообще.

А.А.: Тот банк, о котором мы будем говорить он еще и системообразующий, и там, по-моему, ВВП сравнимо с самой страной.

С.Д.: Соответственно, надежность –– это первое. Второе –– это тарифная политика банка. Эти вещи, как правило, очень часто взаимосвязаны. Взаимосвязаны не очень приятным образом. Чем более надежный банк, тем более подрастают тарифы. И найти баланс довольно не просто.

А.А.: В итоге это?


С.Д.: Это «Deutsche bank».

А.А.: Тут надо сразу отметить, что меня, конечно, удивляет, каким образом они соглашаются работать и допускать к себе инвестиционного консультанта.  Ведь у них «Deutsche bank’овских» фондов достаточно….

С.Д.: Да, у них есть свои фонды, есть свои сейлзы, но тем не менее, они готовы работать по такой схеме. И это меня тоже очень понравилось, потому что это банк, ведущий деятельность на разных уровнях: с корпоративными клиентами, с хедж-фондами. Они присутствуют везде на разных уровнях. Они очень компетентны. Что мне очень понравилось, когда я общался с сотрудниками, это действительно очень грамотные компетентные люди. Я вижу, что тех людей, которых они нанимают, они проводят очень жесткий отбор, и с ними просто очень приятно работать.

А.А.: Понятно. Значит, они находятся везде, но в данном случае мы будем работать через?

С.Д.: Мне больше понравился вариант «Deutsche Bank (Frankfurt)». То есть клиент может открыть счет, в принципе, в любой юрисдикции, где присутствует «Deutsche bank», а это Люксембург, Лихтенштейн, Сингапур, Швейцария, Лондон и в том числе Франкфурт. В каждом будут свои требования по compliance, будут отличаться тарифы, будут отличаться минимальные параметры на вход, но самый демократичный по комиссии –– это Франкфурт.

А.А.: И открывать счет можно как на физлиц, так и компанию, в том числе оффшорную.

С.Д.: Да. В том числе оффшорную. С этим тоже у них нет проблем.

А.А.: Это тоже удивительно. Потому что две страны, которые воспринимают оффшор очень «в штыки», это Франция и Германия. Поэтому «Deutsche bank», готовый открывать счета во Франкфурте –– для меня это, конечно, удивление. Но тем не менее это так.

    Важный вопрос: минимальный вход.

С.Д.: Немаленький. Они хотели бы иметь счет, начиная с трех миллионов долларов.

А.А.: Тогда я скажу, что это очень много.

С.Д.: Два-три, скажем так. Я всегда называю два-три, но если будет два, то на тебя будут «косо» смотреть.

А.А.: Большинство наших банков, про которые я как раз рассказывал, там начинается с 500 тысяч.

С.Д.: Я понимаю. Я до этого хотел дойти. Мне все нравится, но единственное, да, у них высокий порог входа. Но за этот порог входа ты получаешь очень продвинутую инфраструктуру. Чтобы сделать сделку, ты можешь позвонить русскоговорящему сейлзу, который будет находиться в Москве, и ты будешь разговаривать с русскоговорящим человеком. Это на самом деле важно. И причем русскоговорящим грамотным человеком, который поймет, что ты хочешь купить. Не перепутает облигацию, купон, погашение; не спутает одно с другим, что иногда случается. И не важно, где у тебя открыт счет, в какой юрисдикции. Может быть, у тебя два счета есть, и во Франкфурте, и в Сингапуре. Ты сможешь раскидать сделки. Они будут клиринговаться, и кастоди будет распределено частями. Все это мобильно, перемещаемо. Можно легко перевести, так как это очень продвинуто.

    Плюс охват инструментов, который будет вам доступен, будет максимальный. Я сравнивал с другими банками,  обычно везде есть: это можем; это не можем; это можем, но с такими оговорками. «Deutsche bank» может практически все. Но надо признать, что некоторые инструменты, скажем, деривативы через «Deutsche bank» вы, конечно, можете купить, но там будет требование  15 миллионов долларов, это, можно сказать, что не можете. Потому что у любого такого крупного инвестиционного банка как «Deutsche bank» есть разные уровни взаимодействия с клиентами. Есть частные клиенты,  есть корпоративные клиенты. И, конечно, они не хотят некоторые продукты в чистом виде, скажем, сделки с опционами, продавать клиентам. Вот ту структурную норму, которую вам продадут через Private Banking –– пожалуйста. Но там наценка уже будет идти. А если вы хотите купить напрямую опцион, если вы профессионал. Хорошо, тогда приходите как инвестиционная компания, инвестиционный фонд, будет другой разговор, будут другие цены, но вам скажут, что должны быть большие объемы.

А.А.: Понятно. Давайте все-таки опустимся на уровень ниже с профессионального уровня на пользовательский. И технические вопросы. Вопросы управления счетом. Я понял, что можно звонить, но кроме этого, я так понимаю, еще есть какая-нибудь система через интернет-доступ?

С.Д.: Принцип таких банков все-таки пользоваться голосовыми сделками. Можно писать по email’у, наверное, можно по факсу. Сейчас мало кто этим пользуется, но этот способ никто не отменял.

А.А.: И все-таки интернет-система.

С.Д.: Интернет-системы нет. Она есть на самом деле, но она недоступна частному пользователю. Она для профессионалов.

А.А.: Пусть даже интернет система не для совершения операций, а для наблюдения.

С.Д.: Для наблюдения, конечно, есть.

А.А.: То есть пассивная система есть.

С.Д.: Но так чтобы торговать, как через какую-то брокерскую программу, есть, но не для частных клиентов. Я поправлю, для инвестиционных действий, например, купить портфель облигаций, еврооблигаций,  ETF’ов (Exchange Traded Fund), REIT’ов (Real Estate Investment Trust), закрытых ПИФов, хедж-фондов этого вполне достаточно. Более того это даже как-то спокойнее: вы можете поговорить с живым человеком, выставить котировку, подождать. Он вам скажет, например: «Подождите до вечера, цены улучшаться». Это неплохо –– это нормально.

А.А.: Да, и опять для нашего такого пассивного инвестора, который привлекает инвестиционного консультанта для длительного управления, не каждый день будет делать какие-то операции.

С.Д.: А здесь как делается: берется консультант, на него выписывается доверенность, в доверенности прописывается, что может консультант, а что не может. Обычно по умолчанию прописывается, что он может делать сделки, но не может выводить деньги и ценные бумаги.

А.А.: Доверенность по формату банка, или на ту оффшорную компанию, которая открывает счет. О чем идет речь?

С.Д.: Здесь, наверное, и то и другое. И зависит от юрисдикции. Можно всякие оговорки прописать, что да, я доверяю консультанту делать сделки, но только после предварительного согласования со мной. То есть, например, сейзл, прежде чем сделать сделку на вашем счету,  получает заявку от консультанта, но должен получить еще «ОК» от вашего авторизованного email’а.  Вы можете особо не вникать, скажем, я вам прислал "мы покупаем такую-то бумагу", вы увидели, forward’нули письмо ––ОК, согласен. Сделка прошла.

А.А.: Понятно. Следующий вопрос: тарифы. В первую очередь пока банка.

С.Д.: Тарифы именно во Франкфурте оказались ниже, чем в остальных юрисдикциях, и они оказались существенно ниже, чем в других банках. Это примерно в среднем 0,2% за сделку. Это, конечно, выше, чем у российского брокера…

А.: А custody fee?

С.Д.: Примерно 0,3% или где-то так.  Это не бесплатно, это, я считаю, в противовес.

А.А.: Плата за надежность, за тот факт, что это у тебя будет в Германии во Франкфурте в «Deutsche Bank’е» и доступ ко всем институтам.

С.Д.: Что мне еще нравится, у этого банка также есть российский банк. Вы, соответственно, можете открыть счет здесь в России. Если вам вдруг деньги понадобились здесь в России, то вам будет достаточно удобно их внутри банка перебросить.

А.А.: Не думаю. Не вдаваясь в подробности, там все-равно будет валютный контроль. Если это оффшорная компания, то на каком основании? Вопросы, связанные с налогообложением.  

С.Д.: Тем не менее это будет проще, чем если бы банк присутствовал только в какой-то одной зарубежной стране и у него нет здесь никакого представительства в России.

А.А.: Я бы сказал, что wire transfer, он и есть wire transfer. А так просто внутри банка будет перевод, только в этом отношении попроще.

С.Д.:  Они же понимают, кто кому отправил.

А.А.: Может быть, due diligence второй раз не нужно будет делать, я согласен. Кстати, какие требования Private banking в отделении «Deutsche Bank» в Москве? Туда тоже не всех берут, я думаю. Наверное, не два миллиона долларов минимальный порог.

С.Д.: Я вам честно скажу, что я не изучал подробно, потому что это не мой бизнес. Странно было, если бы я к их отделу приводил клиентов.  Но да, там порог входа пониже, но там, в принципе, тарифная политика будет такой же дорогой, но какой именно –– не знаю.

А.А.: Самый главный и самый интересный вопрос напоследок: ваш собственный тарифный план и какая там структура? Там, наверное, тоже что-то состоит из разных позиций.

С.Д.: Да, наша тарифная политика будет зависеть от того, какой структуры портфель мы управляем. Если это консервативный портфель, в котором преобладают облигации в том или ином виде: российские, зарубежные ––  то это будет 1% от СЧ общей стоимости активов в год, который будет высчитываться ежедневно и выплачиваться ежеквартально.  Если же будет присутствовать в какой-то доле агрессивная часть портфеля –– это акции, фонды, ПАИ хежд-фондов, то есть то, что более волативное, но потенциально более доходное.  Там, соответственно, ставка будет 1,5% от стоимости активов по тому же принципу высчитано, и 15% от положительного результата, если он есть.

А.А.: А какая плата за эдвайс, за формирование портфеля? Есть там какие-нибудь разовые или это все?

С.Д.: Нет. Это такая практика. Тут, в общем-то, ничего не пришлось придумывать.

А.А.: Не уходя слишком далеко, какие вопросы я мог задать, но забыл задать, а Вы вот помните?

С.Д.: Например, какие еще могут быть инструменты приобретены отличные от облигаций. Альтернативные инструменты.  Я могу немного рассказать.

А.А.: Наверное, все: хежд-фонды, деривативы…

С.Д.: Есть такие интересные вещи как фонды, который специализируются на недвижимости. Они владеют недвижимостью, сдают ее в аренду. Если эта недвижимость в России, такие фонды называются закрытые ПИФы. Они подчас выведены на биржу для удобства приобретения, и у нас есть партнерские отношения с некоторыми компаниями. И есть очень достойные продуты, которые будут приносить вас ежемесячный доход. История выплаты очень стабильная и можно рассчитывать на 8% в долларах доходности. При этом вы понимаете, что там внутри. Внутри там конкретный торговый центр, вот этому фонду принадлежит такое помещение, оно сдается в аренду.

    Если это фонды зарубежные они называются REIT (real estate investment trust), то есть у них по закону, если компания владеет недвижимостью, сдает в аренду и больше 90% дохода выплачивает в виде distributions своим инвесторам, то она освобождается от налогов и считается вот этим REIT.

А.А.: Это доступно через «Deutsche Bank»?

С.Н.: Да. Также там можно рассчитывать на доходность в долларах уже 3-5%. И тоже обычно они платят ежемесячно. Есть неплохие дивидендные ETF’ы. Это торгуемые фонды. Торгуемые на бирже. Их опять же можно приобретать, можно взять один, можно два. Внутри этих фондов портфели дивидендных акций. Например, фонд может быть сосредоточен исключительно на американских акциях, которые платят дивиденды. Кто-то на европейских, кто-то на тех и на других. Можно рассчитывать на 4% доходности. Опять же выплачиваемые ежемесячно. Есть фонды привилегированных акций. По привилегированным акциям принято платить повышенную доходность. Там на сегодняшний момент достаточно стабильно уже много лет можно получать порядка 5%. Главное это ETF выбрать. Их тоже масса, и там есть свои подводные камни. Опять же тут очень важны их ликвидность внутри ETF, своя комиссия есть тоже и т.д.

    Таким образом, можно сформировать портфель из облигаций, REIT’ов, ETF’ов, которые будут давать предсказуемый Cash Flow. И растущую часть, более рискованную. Это акции, фонды, индексные акции, сырьевые активы, если они интересны, то точно так же консультант может вам найти практически любой вариант. Даже уран можно купить, если вы хотите.

А.А.: Понятно. Тогда если у вас есть свободные два-три миллиона долларов, и вы хотите разместить их в таком банке, как «Deutsche Bank»,чтобы в дальнейшем они приносили какой-то разумный доход, то добро пожаловать. Спасибо, до свидания.

С.Д.: До свидания. 

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Александр Алексеев

Управляющий партнер GSL Law & Consulting


(ctrl+enter)