Вебинар 18 апреля 2017 15:00

ОЭСР обновила Стандарт по автоматическому обмену (CRS)

6 апреля ОЭСР разместила на своем сайте обновленное Руководство Руководство по автоматическому обмену информацией о финансовых счетах для налоговых целей (вторую редакцию) - Common Reporting Standard (CRS). А также обновленный  FAQ  -  ответы на ряд дополнительных часто задаваемых вопросов в отношении CRS.

Наш эксперт - Старший юрист, руководитель отдела развития GSL Law & Consulting Волкова Марина прокомментирует для Вас обновленный документ и его значение для Российской Федерации.

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев (А.А.): Сегодня мы начинаем наш вебинар и тема нашего вебинара та, которая за последний год вызывала определенней нервный зуд при одном лишь упоминании – автоматический обмен. Сейчас, 6 апреля ОЭСР в очередной раз обновила стандарт по автоматическому обмену, и все как-то так встрепенулись. Хотя наше изучение очередных обновлений не дало большой почвы для чего-либо: ни для испуга, ни для надежды. По-моему сами изменения были минимальными.

Марина Волкова (М.В.): Да.

А.А.: Извини. Я успел тебя представить?

М.В.: Марина Волкова – старший юрист компании. Так вот, возвращаясь к изменениям, они на самом деле больше технические. Зачем это вообще было сделано? ОЭСР, по сути, отреагировал на те вопросы, которые поступали от правительства государств и финансовых учреждений, которые уже начали применять этот common reporting standard. И дополнила техническую таблицу, которая будет использоваться для передачи информации непосредственно между налоговыми службами, и дополнила такой очень интересный раздел как часто задаваемые вопросы, о чем мы в принципе сегодня и расскажем.

А.А.: Я как раз таки успел заглянуть в часто задаваемые вопросы и увидел, что есть несколько таких очень частных ответов, клиентам, может, нет и необходимости ими интересоваться, потому что вряд ли, что они свой узкий случай найдут среди массы частных вопросов. Но по-моему это немножко отвечает на те вопросы, которые мы себе задаем для того чтобы попытаться охватить все многообразие всех вариантов предлагаемых клиентам.

М.В.: Да, но вот пару моментов я хотела бы рассказать, потому что с моей точки зрения они наиболее интересные. Во-первых, ОЭСР впервые в части таких часто задаваемых вопросов подтвердила, что если в стране, где держатель счета, не является налоговым резидентом и ему не присвоен налоговый номер по правилам этой страны, то банк не в праве его требовать. То есть не нужно вот этот номер специально получать, потому что у него, может быть, не возникло там никаких налогов к уплате и налоговый номер по местному законодательству он получать не должен. Второй момент, ОЭСР еще раз напомнил, что они работают над информационной составляющей, и если банк хочет проверить, правильно ли держатель счета указал свой налоговый номер, то обращаться нужно именно в портал информационный, который есть на базе ОЭСР, где по каждой стране они стараются систематизировать информацию и по налоговой резидентности и по тому, как налоговый номер должен выглядеть.

А.А.: Обращаются в портал к кому?

М.В.: К ОЭСР.

А.А.: Нет подожди. Не на чей портал, а к кому обращаться?

М.В.: Смотрите. Если банк проверяет ту форму, которую подает клиент – self certification form, то сотрудники банка могут безо всякой сложности зайти на портал ОЭСР и посмотреть насколько вообще заявленный номер формально соответствует тому, что есть, по сути, по стране.

А.А.: То есть фактически они формируют некоторую базу знаний, которой могут пользоваться в основном банкиры, которые обслуживают автоматический обмен. Ну, например, для интереса туда могут и клиенты заглянуть, и работать совместно над этим банком. Фактически из того, что ты сказала, будет, например, собираться база разного вида документов разных стран, подтверждающих некий юридический факт, ну, в данном случае – налоговый номер.

М.В.: Налоговое резидентство и налоговый номер. Это два основных момента, которые там есть. Это небольшая википедия, грубо говоря, по каждой конкретной стране. Еще тоже из интересного, насколько долго может длиться порядок получения вот этой формы – self certification и ее последующая проверка. ОЭСР тут тоже не осталась в стороне и сказала, смотрите, когда речь идет про новые счета, которые открыты уже после введения в действие автоматического обмена, то желательно, чтобы вся процедура сбора информации у клиента и ее проверка занимала не более 90 дней. Остальные вопросы они скорее…

А.А.: Что-то долго очень все равно.

М.В.: Ну, тем не менее. Видимо не всегда банки могут выполнить и сбои, и проверку этой информации в какие-то сжатые сроки. Я думаю, что на практике это выльется в то, что банки просто не будут акцептовать новые счета до того как клиент им принесет нормально заполненную с их точки зрения форму. Поэтому я думаю, что здесь глобально ничего не поменялось, но есть определенные пожелания со стороны ОЭСР, что нужно уложиться в определенный срок. Остальные вопросы я думаю, что они, скорее всего, частные, мы отдельно разбирать их не будем, потому что они больше для банковского комплаенса.

А.А.: И даже не только для банковского комплаенса, а больше, наверно, даже для банковских IT, которые в комплаенсе банка обслуживают этот автоматический обмен. Собственно говоря, когда я увидел эту новость, я решил повторить свой опыт предыдущий, когда раздел, находился на сайте ОЭСР и звался он XML schema как-то так. Аббревиатура с уклоном в некие технические знания. Он, в общем-то, отпугивал, а я туда залез и вытащил оттуда на тот момент мне очень важную информацию. Я точно понял, какую именно информацию, там было 52 поля, будет собирать банк и будет ее предоставлять. Вот соответственно анализ вот этого user manual, который предлагается IT, тогда мне был очень интересен и очень полезен. То есть с другой стороны мы для себя точно поняли, какую именно информацию банк будет передавать. Кроме того, там интересно было проанализировать поля, вот в частности поле «налоговый номер», мне было любопытно, на тот момент оно было obligatory – обязательное для заполнения. Вот сейчас эти изменения как раз видимо сняли это требование обязательности, поэтому иногда интересно заглядывать в эти технические инструкции, чтобы через них понять отношение банка к каким-то мелочам. Я в этот раз тоже заглянул туда, но в этот раз ничего интересного. Даже еще более сложное этот файл представлял собой. Это было описание протокола обмена данными на XML языке, обмена данными между поставщиком, в данном случае IT финансового института, и налоговой инспекцией, которая отвечает за этот обмен. Вот кстати там я обнаружил интересную вещь. Раньше я предполагал, что обмен будет идти с неким таким супер мозгом. Оказывается, нет. Вот в этом протоколе обмена как раз указывается, кто передает и куда это идет, а вот куда идет там указывается конкретная налоговая инспекция конкретной страны. То есть вот это интересно, потому что я думал, все в единую базу собирают, а дальше сама налоговая инспекция захочет она или не захочет она зайдет сама и вытащит информацию о налогоплательщиках своей страны. Так вот здесь принудительно информация направляется по той стране, по которой подписали соглашение. Причем там в какой-нибудь Афганистан. А вот не помню, подписал Афганистан или нет, но вот в расшифровке там он присутствует. Может быть на будущее.

М.В.: Вот мне кажется, что это очень важное уточнение, потому что опять же очень часто клиенты спрашивают, а может ли российская налоговая получить информацию за предыдущие периоды, когда Россия еще не участвовала в автоматическом обмене.

А.А.: А вот и ответ.

М.В.: По сути, не может, если никто за период 2016 года в Россию эту информацию не направлял, потому что Россия еще не участвовала. Но на самом деле это хорошо, потому что есть, где посмотреть этот модельный договор об автоматическом обмене. Там презюмируется, что информация может быть доступна только в отношении того периода, когда страна начала обмен. Но опять же мы понимаем, что практика иногда идет по другому пути, а здесь мы получили уже ну такой конкретный ответ.

А.А.: И, наверно, вот эта практика может уже устанавливаться взаимными двусторонними договорами или нет?

М.В.: Еще раз, я все-таки считаю, что отдельные договоры не нужны, и есть ряд исключений, потому что вот Швейцария, которую очень часто любят вспоминать в рамках автоматического обмена, через свое внутреннее законодательство требует, чтобы Швейцария заключала отдельные двусторонние договоры.

А.А.: Поэтому со Швейцарией мы ждем.

М.В.: Да, там особый порядок.

А.А.: А с другими странами, где нет этого особого порядка, может быть не так?

М.В.: Нам, вот еще раз подчеркну, то есть РФ нужно выполнить определенные формальные требования, чтобы начать обмен. Принять внутреннее законодательство, о чем мы дальше еще расскажем. Подписать многостороннюю конвенцию об автоматическом обмене, что уже было сделано в прошлом году, быть участницей конвенции по административной помощи по налоговым делам. Это тоже уже сделано и с 2015 года она действует.

А.А.: Значит 3 шага. Из них 2 и 3 уже сделаны. Осталось дождаться внутреннего законодательства.

М.В.: Есть еще 4 условие, которое как раз заменяет вот эти двусторонние договоры. Российская налоговая должна опубликовать список стран, которые мы признаем для целей автоматического обмена. Соответственно остальные налоговые сделают тоже самое, и соответственно кипрский и российский список совпадает: Кипр признает Россию для целей обмена и Россия – Кипр, то считают, что за определенный отчетный период страны могут начать обмениваться. В чем здесь некая неопределенность, пока не очень понятно, когда будет готов российский список, потому что ряд стран уже выпусти свой предварительный список и РФ там есть. Вот почти все оффшорные юрисдикции и тот же Кипр Россию признают для целей обмена. Во-вторых, такой список можно менять достаточно часто, то есть тут может идти определенная игра на согласованиях и в плане сроков, с кем мы сразу договоримся, с кем мы будет потом договариваться, эти договоренности мы можем отменять, поэтому очень интересно было бы хотя бы проект такого списка посмотреть. И немножко возвращаюсь к теме нашего внутреннего законодательства. Здесь как выяснилось все не так просто, потому что на прошлой неделе мы получили информацию о том, что вот этот законопроект, по сути дела, это изменения, которые внесут в налоговый кодекс, которые будут содержать информацию в отношении сбора информации и последующей передаче в налоговую, он получил негативную оценку регулирующего воздействия со стороны Минэкономразвития. Я поясню, что это такое. У нас по ряду законопроектов Минэкономразвитие дает обязательное заключение в отношении того, насколько проект противоречив в отношении остальных нормативных актов, насколько он увеличит административную нагрузку на бизнес, насколько он правильный с точки зрения выделенных бюджетных средств. И тот проект изменений в налоговый кодекс, который касается автоматического обмена информацией по счетам и налогового обмена по большим группам компаний, он получит негативную оценку. Минэкономразвития в свою очередь пишет, что не очень четко прописан ряд терминов. Налоговый кодекс в виду того что ряд терминов специфический не содержит аналогов поэтому нельзя ряд спорных ситуаций разобрать только на основании тех норм, которые представлены в законопроекте. И что интересно Минэкономразвития предлагает ввести переходный период для того, чтобы начали работать нормы. По крайней мере, это было прописано в отношении страновых отчетов, потому что подчеркивается отдельно, что это абсолютно новый механизм, и он не может начать работать с момента опубликования, как предлагается. Поэтому отрицательная оценка это значит, что проект этот уходит на доработку и обязан будет пройти все те же самые стадии, на которых он сейчас остановился и только после этого он может быть внесен в Госдуму.

А.А.: Понятно. У нас это отсрочилось, но вовсе это не указывает, что государство не заинтересовано в этом. Скорее даже наоборот.

М.В.: Да работает оперативно в этом направлении.

А.А.: В этом смысле недоработал. Кто там не доработал?

М.В.: Я даже не знаю, кто вносил. Честно говоря, сейчас даже и не вспомню. Просто здесь на самом деле нюанс в том, что на самом деле не очень понятно, кто ставит временные рамки. Потому что на самом деле национальное законодательство оно состоит у нас не только из налогового кодекса и соответствующего права, которое касается автоматического обмена. Будет еще очень много подзаконных и нормативных дополнительных актов, в том числе инструкции центрального банка, которые будут касаться KYC процедуры в самом банке. На все это требуется время, и если вся нормативная база не будет доведена до ума до конца года, то Россия присоединится к обмену позже 2018 года…

А.А.: Чуть позже. В любом случае этот факт все равно подтвержден, и он будет развиваться. Так из 4 предпосылок, которые необходимы, чтобы это все заработало у нас 1 и 4 пока откладываются.

М.В.: Да.

А.А.: Ну, что ж, наверное, это и будет такой точкой в нашем мини сообщении и думаю, что мы многократно будем еще обращаться к теме автоматического обмена. Пока он наконец-то не заработает, а уж когда заработает, то наверно будем еще проводить кейс стади.

М.В.: С практическими уже случаями. Как это все происходит.

А.А.: На этом хотим откланяться. Всего вам доброго. До свидания!

М.В.: Большое спасибо. До свидания!

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Марина Волкова

Старший юрист, руководитель отдела развития GSL Law & Consulting


(ctrl+enter)