Вебинар 17 июля 2012 12:20

Верны ли слухи о будущей национализации кипрского банка Laiki Bank? (часть 2)

Анализируем финансовое состояние Marfin Laiki Bank (в настоящее время Popular Bank of Cyprus) после комплекса финансовых мер, принятых правительством Кипра. Обязательства, которые накладывают эти меры на Банк, просчитываем последствия для клиентов банка. Беседуем с гостем Вебинара Главой IBU, Limassol Marfin Laiki Bank Михаилом Михалисом

Расшифровка стенограммы вебинара

Михаил Михалис, Глава IBU, Limassol Marfin Laiki Ban
&
Неназываемый эксперт 
 
Н.Э.: Добрый день, уважаемые дамы и господа, наши зрители, наши слушатели. Мы продолжаем серию наших вебинаров под условным названием «Кипр снова с нами» или «Кипр все еще с нами». Как мы и обещали на прошлой встрече, Михалис снова нас посетил, и расскажет вам (поскольку нам уже рассказал в общих чертах), что произошло за это время, и где он нашел деньги. Естественно, самый животрепещущий и самый интересующий нашу аудиторию вопрос: что произошло с рекапитализацией банка? Произошла ли она? Чьи деньги пришли в банк? За счет чего это произошло? И какая текущая ситуация? Прошу вас.
 
М.М.: Спасибо. Мы рады встрече с вами опять. Как я и обещал, мы вернулись в середине июля, чтобы доложить, объяснить и обсудить. Тридцатого июня, как и предполагалось, случились две вещи: первая, я отдыхал с утра до ночи на пляже...
 
Н.Э.: У нас в русском языке, когда звучит слово «случилось», это что-то трагичное, поэтому нужно быть аккуратнее.
 
М.М.: И второе — прошла рекапитализация банка. Как это прошло? Кипрским правительством было вложено 1,8 миллиарда евро в акционерный капитал Laiki Bank'а.
 
Н.Э.: Давайте сразу поясним, сколько не хватало...
 
М.М.: Столько потребовалось.
 
Н.Э.: То есть вы вышли в ноль?
 
ММ.: Нет, нет. Наш капитал до кризиса был 3,8 миллиарда, в результате крупных потерь стал 0,6 миллиарда, то есть 600 миллионов, и потребовалось еще 1,8 миллиарда, которые и были вложены. Сегодня наш акционерный капитал составляет 2,77 миллиарда евро, 84% которого принадлежат кипрскому государству.
 
Н.Э.: Пресса писала, что Laiki Bank был национализирован.
 
ММ.: Правильно, правильно. Если государство является владельцем более чем 50% акций, значит, он национализирован. Надолго ли это? Нет, на три-четыре года. По законодательству Европейского союза и Кипра, в случае поддержки государством любого банка, это делается с крайними датами, на период трех-четырех лет максимум. То есть спустя три-четыре года максимум, государство продаст свою часть в Laiki. Кому? Время  покажет. Посмотрим. Хотя, государство может продать ее в любой момент, но обычно в таких случаях проходит как минимум два-два с половиной года потому, что государство должно найти подходящий момент, чтобы продать выгодно.
 
Н.Э.: Скажите, в прессе обсуждались две темы: первая, что Laiki Bank ведет переговоры по этим деньгам с Евросоюзом в рамках их программы рекапитализации банков, и вторая тема, что российское правительство дает деньги Кипру, и Кипр эти деньги вкладывает в банк. Что произошло? Что это за деньги и откуда они?
 
ММ.: На самом деле это самый важный вопрос. Спасибо, что задали. Смотрите, на сегодня Кипр ведет переговоры и с Российской Федерацией, и с Евросоюзом о получении кредита. Получение кредита на две цели: на поддержку бюджета страны в ближайшие три-четыре года, на это потребуется до 4,5-5 миллиардов; и на поддержку банковской системы. У кого-то может возникнуть вопрос: они же предоставили деньги, а зачем еще добавлять? Очень просто, сейчас тройка, то есть Евросоюз, Европейский Центральный Банк и Международный Валютный Фонд изучают и государственные финансы, и банковский сектор в целом. Им нужно минимизировать потери и риски, связанные с греческим рынком.  К сожалению, в Греции не все проблемы закончились.
                И эксперты, и специалисты из Евросоюза сейчас как раз изучают всю ситуацию, и, думаю, к осени должны выступить с рекомендациями кипрской стороне поддержать дополнительно госказну и банки, с тем, чтобы обезопасить себя от возможного ухудшения ситуации в Греции или даже выхода Греции из еврозоны.
                Таким образом, мы ожидаем, что тройка скажет правительству: «Давайте, найдите 4-5 миллиардов на ближайшие три-четыре года...». Сумма уже посчитана, осталось только подтвердить...Четыре-пять миллиардов правительству Кипра понадобится на ближайшие три-четыре года, и, может быть, еще столько же, на поддержку банков. В каком виде? В виде обязательных резервов на будущие, проблематичные кредиты из-за обстановки в Греции. На сегодня, кипрская банковская система имеет кредитный портфель в Греции общей суммой 23 миллиарда евро. Депозиты сейчас составляют около 17 миллиардов. Любое ухудшение ситуации может спровоцировать дополнительные убытки по необслуживающимся кредитам. Сколько посчитает нужным экспертный совет из Европы, зависит, в большей степени, от методологии.
 
Н.Э.: Это, в некоторой степени, глобальный вопрос...А если мы вернемся к моему вопросу, так у кого же Laiki bank нашел деньги? Кто дал деньги через правительство?..
 
ММ.: Правительство, правительство...
 
Н.Э.: А оно в свою очередь? Знаете, как это: где взял деньги? В тумбочке...
 
ММ.: Европа.
 
Н.Э.: Европа...То есть, все таки, это европейские деньги, это не российские деньги?
 
ММ.: Нет. Сейчас вопрос о России стоит так: три дня назад Владимир Чичев — это постоянный представитель Российской Федерации в Евросоюзе, –  сообщил, что, скорее всего, будет одобрен кредит Кипру в сумме пять миллиардов евро, и...
 
Н.Э.: От России.
 
ММ.: От России. И пойдет это, скорее всего, на поддержку банковской системы Кипра, которая, я повторяю дословно его слова: «Не по своей вине оказалась в такой трудной ситуации». Более того, господин Чичев сказал, что это делается для того, чтобы не мешать внутренним процедурам Евросоюза. Экспертный совет Евросоюза изучает финансы Кипра и предоставит поддержку правительству Кипра (с несколькими рекомендациями по реформированию пенсионной системы, оплаты труда и так далее), и Россия предпочитает, дать деньги в банковскую систему, чтобы не было сомнений касательно европейских процедур. То есть Россия не хочет вмешиваться в европейские дела.
                Я же говорю, что это чисто технический вопрос. То есть, грубо говоря, если  правительству Кипра сегодня потребуется, в итоге, десять миллиардов на ближайшие три-четыре года, и оно возьмет из России пять и пять из Евросоюза, в конце концов, может быть и не так важно, какое евро куда пойдет.
 
Н.Э.: Ну, знаете, у нас в России есть такая пословица: «Кто девушку кормит, тот с ней и танцует», поэтому...
 
ММ.: Правильно, правильно...Кормить банки будут финансы Кипра. Кредит России будет межгосударственный. То есть не кипрские банки будут кредитоваться у  Российской Федерации.
 
Н.Э.: Я объясню, почему я так настойчиво задаю эти вопросы. Потому, что некоторую часть наших слушателей беспокоит то обстоятельство, что чем ближе российские деньги к кипрскому банку, тем больше каких-то потенциальных возможностей у российского правительства и государственных структур каким-то образом влиять на политику банка. В этой связи мой следующий вопрос. Скажите, пожалуйста, в связи с тем, что правительство национализировало банк, как это отразится на менеджменте банка, как это отразится на политике банка, как это отразится на его хозяйственной деятельности? Что могут наши слушатели в этом смысле предполагать и ожидать? Поскольку геополитика нас, в контексте данного вебинара, интересует в последнюю очередь.
 
ММ.: По определению, в совете директоров банка большинство мест принадлежит государству, то есть 8 из 15 мест.
 
Н.Э.: То есть это уже норма, что в совет директоров пришли представители государства, и они контролируют теперь совет директоров?
 
ММ.: Да, мы ожидаем, что не будет никаких резких изменений в политике страны и банка по двум причинам: во-первых, правительство Кипра никогда не занималось бизнесом как таковым. Оно вошло в акционерный  капитал Laiki и скоро войдет и в Bank of Cyprus. Но это отдельный разговор, потом меня спросите. Оно вошло в акционерный капитал Laiki, чтобы его поддержать, а не потому что, вдруг, правительство решило заниматься банковским бизнесом. Это во-первых. Во-вторых, и в Европейском союзе, и в Западной Европе, и в Америке – каждый раз, когда требовалась поддержка со стороны государства, она давалась по официальному каналу на период 3-4 года, а по ежедневным делам банка участие не предполагалось. С другой стороны, я могу вам сказать, что мы ожидаем, что банковский сектор на Кипре сократится. Это факт.
 
Н.Э.: По количеству банков или по объему операций?
 
ММ.: Нет-нет, по объему банков. Я вам объясню: кипрская финансовая проблема сегодня больше похожа на ирландскую, чем на греческую. В каком смысле? В том смысле, что банковская система росла настолько быстро и в таких объемах, что составляла до недавнего времени, в восемь раз больше ВВП страны. Почему это слишком много? Потому что при проблематичной ситуации, которая, к сожалению, сложилась, государство в своей стране не может само поддержать систему. То есть и в случае с Ирландией, и в случае с Кипром подтверждается, что слишком большой...
 
Н.Э.: Пузырь надулся...
 
ММ.: ...банковский сектор означает и большие риски для государства. Я бы не назвал это «пузырь», потому что речь идет о реальном бизнесе. И если в случае с Ирландией было очень много оффшорного банкинга, то есть и привлечение депозитов и выдачи кредитов, в случае с Кипром речь идет о реальном бизнесе, но все-таки цифры остаются цифрами. То есть понадобились большие суммы, которыми государство не располагало. Проблема сегодня на Кипре и в государственном финансировании, и в банковском секторе. Но если говорить о цифрах, больше по банковскому сектору и именно из-за Греции.
 
Н.Э.: Хорошо, давайте дальше. Я постараюсь сузить тему, потому что у вас специфическая аудитория, и ее больше интересуют возможные изменения в тех отношениях с банком, которые были вчера. Допустим, сокращение каких-то сервисов, продуктов по кредитованию, ужесточение политики по открытию и ведению счетов. Заявлен ли некий модуль мер, дорожная карта и какая-то программа государственного совета директоров?
 
ММ.: Будут закрываться  невыгодные департаменты....
 
Н.Э.: Это интересно, скажите, что с их точки зрения неприбыльно и бесперспективно...
 
ММ.: С их и с нашей стороны это присутствие в Греции, в которой будут закрываться отделения. Вряд ли ближайшие пять-шесть лет в Греции будет развитие экономики, поэтому в Греции будет, может быть, сокращение – суммарное закрытие некоторых филиалов и экономия по всем расходам. Также могут быть проданы некоторые иностранные активы банка. Уже продали небольшой эстонский банк...
 
Н.Э.: А вы помните название? Просто ради интереса.
 
ММ.: Esti.
 
Н.Э.: Esti банк, хорошо.
 
ММ.: Его купил крупный украинский холдинг два-три месяца назад. С прибылью продали свой австралийский банк в прошлом году. Банк решил сосредоточиться на кипрском...
 
Н.Э.: Внутреннем рынке.
 
ММ.: Да, внутреннем рынке и на прибыльном направление банка сегодня — это international business banking. То есть обслуживание международных фирм. Касательно рынка на Кипре – за последние два года кое-какие филиалы уже закрылись, и угадайте, куда пришли люди, которые работали в этих филиалах?
 
Н.Э.: В международный сектор.
 
ММ.: Правильно. То есть, продолжаем расти. Поэтому никаких изменений в худшую сторону по международному бизнесу не предвидится, это самый прибыльный департамент каждого, я бы сказал, из кипрских банков. Я думаю то, что выгодно, и то, что приносит прибыль, мы будем продолжать поддерживать в любом случае. Касательно кредитов. Как я вам объяснял в прошлый раз, ожидается, что, начиная с последнего квартала этого года, банки будут возобновлять кредитование. Потому что банки созданы для этого: привлекать депозиты и выдавать кредиты. Рекапитализация состоялась, будем ожидать выводы экспертов по возможным обязательным резервам, чтобы в будущем себя еще больше обезопасить по Греции.
 
Н.Э.: Хорошо. Существуют ли какие-либо ограничения по каким-либо транзакциям, бизнес-операциям, по счетам клиентов, которых не было вчера-позавчера, но завтра-послезавтра они...
 
ММ.: Никаких
 
Н.Э.:  Никаких? То есть все как было, так и есть?
 
ММ.: Никаких...
 
Н.Э.: Никаких по текущим счетам клиентов, никаких новых правил.
 
ММ.: И законодательная база, и процедуры банка, и тарифы — все остается …
 
Н.Э.: Все остается по-прежнему.
 
ММ.: Те процессы, которые происходили в связи с рекапитализацией банка, по обсуждению всех этих мер, никак не повлияли на ежедневную работу с клиентами.
 
Н.Э.: Хорошо. Часть наших слушателей, безусловно, интересует, что происходит в Laiki Bank, поскольку они связаны с Laiki Bank'ом. Но как известно, у вас есть два-три основных конкурента, на территории Кипра, и конечно же часть нашей аудитории связано своими бизнес-отношениями с Bank of Cyprus, и несколькими другими банками. Что вы можете сказать о ситуации в этих банках? Также в средствах массовой информации сообщили, что подал в отставку, если я не ошибаюсь, или президент или председатель совета директоров Bank of Cyprus...
 
ММ.: Исполнительный директор.
 
Н.Э.: Да, исполнительный директор, и очень интересна в этой связи формулировка «в виду невозможности решить те проблемы, которые накопились...» Это немного беспокоит.
 
ММ.: Я вам расскажу то, что могу рассказать. Смотрите, финансовый сектор на Кипре жизненно важен для страны, и мы всегда говорим, что правительство сделает все возможное, чтобы не было никаких катаклизмов, никаких потрясений, чтобы никто из клиентов не потерял ни одного цента, ни в одном банке Кипра. Поэтому правительство Кипра будет, и неоднократно заявляло об этом, поддерживать любой банк, который нуждается в помощи. Вне зависимости от того, системообразующий он или нет. Кипр, все-таки, это международный финансовый центр, который хочет таковым и остаться. Итак, их глава сообщил — это официальная информация –  что им все-таки необходима помощь государства в размере 500 миллионов. Значит, так или иначе, государство войдет в капитал банка. Какова будет его доля, время покажет. Потому что это будет необходимо оценивать на фоне тех цифр, которые сообщат эксперты из Евросоюза.
 
Н.Э.: То есть это будет примерно такая же ситуация, как с Laiki?
 
ММ.: Да. Они сообщили, что им нужно пятьсот миллионов от государства.
 
Н.Э.: А другие банки чувствуют себя комфортно и не нуждаются в рекапитализации?
 
ММ.: У других банков, не было потерь по греческим облигациям по той простой причине, что у них не было инвестиций.  А не было инвестиций потому, что не было ликвидности. То есть инвестиции в облигации Греции были у двух крупных игроков, у которых была лишняя ликвидность. Почему была лишняя ликвидность?  Потому что, как я раньше говорил, законодательство Кипра разрешает местным банкам выдавать кредиты только на половину суммы привлекаемых депозитов. Поэтому инвестировали в надежный инструмент. Так считалось. Золото, облигации греческие и европейских стран и так далее.
По облигациям это касалось Laiki и Bank of Cyprus. Будет ли дополнительная необходимость поддержать обязательный резерв для проблематичных кредитов, это будет касаться всех трех-четырех крупных банков. Потому что у всех есть кредиты в Греции. У нас 23 миллиарда  кредитов по всей Греции, это касается  Laiki Bank, Bank of Cyprus, Hellenic Bank, то есть всех кипрских банков. Всех трех крупных банка будут касаться и прочие дополнительные меры по защите системы в целом. В каком размере? Это оставим экспертам. Почему подал в отставку исполнительный директор Bank of Cyprus? Я бы так сказал — по той же причине, что изменился и совет директоров нашего банка полгода назад или чуть больше.
 
Н.Э.: То есть это в какой-то степени позиция государства, наверное? Так, если гадать? Одна из версий?
 
ММ.: Он подал в отставку, объясняя это разногласиями между советом директоров по программам реструктуризации банка. Было ли со стороны правительства  или ЦБ давление на то, чтобы он ушел или нет?..
 
Н.Э.: Трудно сказать. Хорошо, это уже локальная ситуация. Заканчивая нашу беседу, я хотел бы задать последний вопрос, который стал традиционным с нашей последней встречи. На прошлой встрече мы говорили, что в середине-конце июня должны произойти некоторые принципиальные события, и сегодня мы встретились с вами и обсудили эти события. Скажите пожалуйста, какое следующее, важное событие, должно или может произойти в банке в течение ближайшего полугода, для того чтобы мы ориентировались на это срок, и может быть встретились, чтобы его обсудить. Может быть, ожидаются какие-то дальнейшие шаги от ЕС или от правительства Кипра? Шаги, которые так или иначе существенным образом могут повлиять на позицию банка, на политику банка. То, о чем должны знать наши клиенты...
 
ММ.: Есть два важных момента: первое, хотя это не такой принципиальный вопрос, даст Россия кредит Кипру или нет? Выдача кредита будет в очередной раз доказывать  важность для России экономической и финансовой стабильности Кипра и необходимость сотрудничества между Кипром и Россией, это раз. И второе, и самое главное — это выводы экспертов из тройки, из Европейского ЦБ, Евросоюза и Международного валютного фонда о том, что требуется экономике Кипра. Мы ожидаем, повторяю, что никаких болезненных мер не понадобится, вы не увидите никаких столкновений на улицах Никосии. Никто ничего не будет уничтожать и того, что происходило в Афинах или в других мегаполисах, происходить не будет по той простой причине, что меры нужны не такие болезненные. К тому же, люди привыкли, что приходят времена, когда придется больше работать и больше экономить. Как я неоднократно говорил, закончился период легких денег. Для всего мира. Тот период, через который мы прошли за последние десять лет, закончился. Когда вы приходите к банкиру и просите десять тысяч, и через две минуты дает не десять, а...
 
Н.Э.: Двадцать.
 
ММ.: Пятнадцать, восемнадцать. Закончился. Мы все будем более осторожными и отдельно взятые люди, и хозяйства, и страны, и организации. Это что будет означать? Будем жить по средствам.
 
Н.Э.: Хорошо.
 
ММ.: Нельзя постоянно тратить больше, чем зарабатываешь.
 
Н.Э.: И тогда последний вопрос, Михалис. В средствах массовой информации  российских проходила такая тревожащая наших клиентов, слушателей, зрителей информация о том, что в переговорах с ЕС дальнейшее кредитование Кипра, обуславливалось желанием увидеть некоторые изменения в подходах кипрского правительства по отношению к, так называемой, «оффшорной индустрии». Ваш комментарий по этому поводу?
 
ММ.: Я могу вам сказать, что на прошлой неделе...
 
Н.Э.: Естественно речь идет и о налогах, и о порядке регистрации...
 
ММ.: На прошлой неделе было сообщение и со стороны Кипра и со стороны европейских властей, что не обсуждается и не будет обсуждаться вопрос о ставке корпоративного налога. Они прекрасно понимают, что это костяк, это основа кипрской экономики. И как было в случае с Ирландией. Когда никто не трогал и не обсуждал эту тему, так будет и на Кипре. Я не гарантирую, что так будет через двадцать лет. Но я могу вам гарантировать,  что в ближайшие пятнадцать-двадцать лет, никто даже не откроет эту тему для обсуждения. Потому что любое увеличение, даже на 0,1 процент, означало бы конец стабильности и предсказуемости в этом плане. Я вчера читал официальное исследование международной фирмы Деллойд: опрос среди крупных организаций, которые базированы на Кипре. Главная причина, почему они работают через Кипр, главная у всех — ставка корпоративного налога. Это сознают все — и европейцы, и тем более киприоты. Будут обсуждаться меры по сокращению госрасходов, чтобы навести порядок в финансах, государственных в основном. А вопрос останутся ли у оффшорных компаний льготы на налоги, потому что речь идет на самом деле о ставке на налоги, не ставится. И слава богу. Как я всегда говорил, если наступит момент, когда Европа поставит Кипр перед дилеммой выбора между ставкой налога и Европой, я не знаю, что выберет правительство. Я знаю, что бы я сделал в таком случае.
 
Н.Э.: Хорошо. Я так чувствую, это ваша предвыборная программа кандидата в будущие президенты Кипра. Ну что же, уважаемые слушатели, уважаемые зрители, я надеюсь, вы получили какую-то свежую дополнительную информацию о том, что происходит на Кипре, что происходит в Laiki банке, и что предположительно будет происходит завтра и послезавтра. Если у вас есть какие-то дополнительные вопросы, вы всегда можете задать их у нас на сайте. Большое спасибо вам за внимание, и я хочу поблагодарить от вашего имени господина Михалиса. Надеюсь, что мы снова где-нибудь может быть осенью, ближе к новому году, встретимся для того, чтобы, подвести какие-то итоги. Год достаточно трудный, сложный, тревожный, но, по крайней мере, то, что мы услышали сегодня, вселяет в нас надежды, и есть основания полагать, что ничего критичного и проблемного не должно произойти. Так что можете спокойно дальше продолжать свой бизнес, но как всегда в России нужно держать «ушки на макушке». Есть у нас такая пословица, чтобы нас потом не привлекли к ответственности. Спасибо вам за внимание, спасибо, господин Михалис, до новых встреч.
 
ММ.: Спасибо. До свидания.

Добавить комментарий

Докладчик

userpicmask

Неназываемый Эксперт

Гость предпочитает сохранять анонимность


(ctrl+enter)