Радио  Эхо Москвы, 2003, Олег Попутаровский, Александр Алексеев

Изменения в законодательстве и правоприменительная практика стран с пониженным налогообложением

Интервью корреспонденту радиостанции по вопросам правоприменительной практики и изменения в законодательстве основных оффшорных территорий.

Стенограмма выступления

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Начну я вот с чего 23-26 октября 2003 года юридическая компания GSL собирается провести международную конференцию на тему "2004 год изменения в законодательстве и правоприменительная практика стран с пониженным налогообложением". Место проведения конференции Швейцария и Лихтенштейн. Как-никак. Так вот, представители этой компании, во-первых, партнер и адвокат Олег Попутаровский, здравствуйте, Олег.

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Добрый день.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: И Александр Алексеев, руководитель юридической компании GSL, этой самой компании, которая собирается провести конференцию, здравствуйте, Александр.

А. АЛЕКСЕЕВ: Здравствуйте.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Итак, начнем от печки, зачем эта конференция, для чего она нужна такая, что на ней, собственно говоря, вы собираетесь обсуждать, объяснять людям?

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Давайте я попробую ответить на этот вопрос. Ситуация выглядит следующим образом, что не возражая против бытового термина "оффшор", мне предпочтительнее, конечно, пользоваться термином "нерезидент". Так вот, практика использования нерезидентов в работе российских предпринимателей, которые осуществляют свой бизнес за рубежом, крайне важна для очень широкого круга нашего предпринимательского сообщества. Нам поступает, в силу специфики нашей юридической деятельности, огромное количество вопросов и запросов, как правильно, как легально, как официально, как юридически законно использовать этих нерезидентов в своей практике, в бизнесе, иначе говоря. Именно для этого, для того, чтобы никто не шарахался от нерезидентов, как черт от ладана, если можно так выразиться, именно для этого мы привозим в Швейцарию адвокатов, аудиторов, юристов, представителей госорганов из 5 стран. Мы подобрали самые типичные, если можно так выразиться, страны, которые используются как место регистрации наибольшего количества подобного рода нерезидентов, они же оффшоры, это Кипр, это Лихтенштейн, это Швейцария, это Британские и Виргинские острова, это некоторые другие страны, которые также прозвучат в режиме выступлений и докладов на этой конференции.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Сразу, что это, в данной ситуации, если позволите, я все-таки буду пользоваться таким термином, как оффшор, а вы будете говорить нерезидент, в данной ситуации это синонимы, да?

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Согласен.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Оффшоры были поделены некоторое время тому назад на три группы, причем это деление провел ни кто иной, как ЦБ, для российского пользования. И первая группа практически, они хоть и называются оффшорами, эти страны, они приравнены к обычным государствам. По взаимодействию с этими территориями юридических лиц, в частности, не нужно платить никакого страхового взноса, чтобы проводить операции, правильно я понимаю это деление?

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Давайте я немножко внесу юридическую ясность, все-таки без этого никак не обойтись. У нас есть гражданское законодательство, которое вообще никоим образом года назад разделяет юридические лица, созданные за пределами РФ, на какие бы то ни было категории. Таким образом, все юридические лица, созданные в любой точке земного шара, на территории РФ, имеют одинаковые права. То же самое, если мы берем налоговый аспект, т.е. если мы берем налоговый кодекс, то мы никогда не найдем там термина "оффшор", никогда там не найдем налоговое право, никогда там не найдем деления нерезидентов на какие-либо категории и группы. То, о чем говорите вы, это есть нормативные документы ЦБ, которые в силу своих полномочий, предоставленных ему законом, регулируют деятельность только российских банков, которые, в свою очередь, являются агентами валютного контроля и следят за определенными трансакциями между российскими предпринимателями и этими оффшорами. Так вот, оффшоры на три категории разделил только ЦБ и только для целей валютного контроля, который осуществляют российские банки. Что же касается гражданских прав и свобод, если можно так выразиться применительно к юридическому лицу, то я еще раз возвращаюсь, еще раз подчеркиваю, что все юридические лица обладают равными правами, несут равные обязанности и ответственность в рамках российского законодательства.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Спасибо за разъяснения. Таким образом, та конференция, которую проводите вы, к первой группе, опять же, с которыми банки могут общаться точно также, как и с любыми другими юридическими лицами и банками, находящимися на других территориях, относится всего-навсего 8 оффшоров. Среди них Кипр и те оффшоры, о которых пойдет речь на вашей конференции. Они относятся к каким группам или только одну вы взяли?

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Те оффшоры, которые прозвучат в докладах, и представители этих стран приедут на конференцию, они относятся к первой группе и ко второй группе. Т.е. давайте как бы наших радиослушателей все-таки немножко сориентируем, что же это за группы. ЦБ разделил все оффшорные территории на три группы. Страны первой группы, то тогда российские банки не создают, не обязаны создавать резервы под операции с этими территориями. Вторая группа это 50% резервирование. Третья группа это 100% резервирование.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Если, не дай Бог, что случится, то эти деньги пойдут?

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Условно говоря, если не вдаваться в юридическую специфику, то да, банк как агент валютного контроля создает определенное резервирование по рискам, связанным с деятельностью между российскими резидентами и резидентами этих трех групп, и в этом случае эти деньги идут на покрытие определенных рисков. Если, условно говоря, по экспортным каким-то контрактам не придут товары, не будут выполнены услуги и т.д., это все уже в рамках, именно в рамках валютного контроля.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Понятно. Мы сейчас прервемся ненадолго на новости. Я только напомню, что у нас в студии Олег Попутаровский, партнер и адвокат компании GSL, и Александр Алексеев, руководитель юридической компании GSL. Мы отталкиваемся в нашем разговоре от конференции, которую компания планирует провести, конференции "Изменения в законодательстве и правоприменительная практика стран с пониженным налогообложением". Сейчас новости, потом продолжим.

НОВОСТИ

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну что же, мы продолжаем, напоминаю, что Олег Попутаровский, партнер и адвокат юридической компании GSL, и Александр Алексеев, руководитель юридической компании GSL, у нас в студии. Итак, эти 8 стран, которые входят в первую группу, среди них есть Кипр, для нас это самое интересное, потому что это самый любимый российский нерезидент и оффшор. Вопрос, собственно говоря, с чего бы, что такого произошло на Кипре, что ЦБ выделил эту отдельную группу, приравняв оффшорные территории, практически приравняв их к обычным государствам, что там такого случилось?

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Случилось следующее, дело в том, что все страны не стремятся быть, условно говоря, оффшорными. Абсолютное большинство стран стремится сотрудничать в рамках ФАТФ, в рамках ОЭСР, это межправительственные организации, которые следят за тем, чтобы не было налоговой конкуренции нездоровой, чтобы одни страны не перетягивали к себе капиталы из других стран средствами, скажем так, незаконными. Так вот, страны стараются устанавливать нормальный законодательный режим по вопросам налогообложения, по вопросам борьбы с отмыванием незаконно нажитых капиталов и т.д. Так вот, Кипр в данной части также сотрудничает, также двигаясь по пути вступления в европейское сообщество, он принял изменения в своем национальном законодательстве, связанные с регистрацией так называемых оффшорных компаний. Т.е. он привел, со следующего года вступают в силу новые правила, согласно которым, во-первых, ставка налогообложения повышается до 10%.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Растет налог?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вообще что такое оффшор, как я понимаю, может быть, вы меня поправите, оффшор это та территория, где достаточно низкие налоги, ниже среднемировых, очень высока конфиденциальность, т.е. трудно узнать, кто является истинным владельцем, грубо говоря, да?

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да, а также понижены некоторые требования к корпоративной внутренней жизни компании, т.е. регистрируются или не регистрируются сведения об акционерах, сведения о директорах, сведения о других должностных лицах компании, требуется или не требуется вести бухгалтерские документы вне зависимости даже от налогообложения, требуется или не требуется бухучет компании, какой минимальный иной объем документооборота должна вести компания, иначе говоря. Это все, что имеет отношение к оффшорным территориям. Так вот, возвращаясь обратно на Кипр, мы можем сказать, соответственно, о следующем, что, во-первых, повышается ставка налога, во-вторых, повышаются требования к раскрытию бенефициаров, сведений о бенефициарах.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Кто такие бенефициары, надо объяснить.

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Здесь опять же мы вынуждены обратиться к некоторому, совершенно краткому сопоставительному анализу англосаксонской модели права, которую исповедует Кипр, как бывший доминион Великобритании, и континентальное право, российское, которое выстроено на иной модели. Вопрос о доверительном управлении. Доверительное управление по российскому праву это, если кратко, право собственности не переходит к доверительному управляющему, англосаксонская модель предусматривает переход права собственности к доверительному управляющему. Таким образом, если у меня есть, у бенефициара, некая собственность, я заключаю договор о доверительном управлении, так называемое трастовое соглашение с доверительным управляющим, то в силу этого договора этот доверительный управляющий становится юридическим собственником того имущества, будь то деньги, будь то любое другое движимое и недвижимое имущество, которое я ему передаю в доверительное управление. И моя фамилия, и мои данные персональные скрыты от всех третьих лиц, и о них никто не знает до тех пор, пока в силу судебного решения или в силу иных юридически значимых обстоятельств я не вынужден буду вскрыть это обстоятельство. Об этом знает только доверительный управляющий, который обязан хранить конфиденциальность. Раньше сведения об этих бенефициарных владельцах были практически недоступны в оффшорных компаниях. Конечно, каждая страна отличалась по своему режиму хранения этой информации и фиксирования этой информации друг от друга, но общая тенденция сейчас по странам идет как раз в направлении более жесткой фиксации бенефициарных прав, сведений о бенефициаре, большей регламентации порядка раскрытия этой информации для третьих лиц, в том числе и госорганов в других государствах.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Олег, к сожалению, не так много времени.

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Я заканчиваю, последняя фраза, так вот, на этом пути Кипр движется, по оценке международных организаций и российских госорганов, чуть-чуть быстрее, чем другие организации, именно поэтому Кипр наравне со Швейцарией, наравне с некоторыми другими странами вынесен в первую категорию. Т.е. это свидетельство той оценки, которую дали межправительственные организации его действиям в этом направлении.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е., как я понимаю, получается, что из оффшорной территории он стремится в территорию обычного государства?

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Можно сказать и так, совершенно верно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Тут, собственно говоря, и возникает вопрос, а что нам, России, я имею в виду, с этого будет, потому что колоссальное количество денег находится на Кипре, что произойдет, что дальше будет?

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Ответ на этот вопрос мы, соответственно, выносим во главу угла на нашей конференции, чтобы наши российские предприниматели не шарахались, а правильно понимали, правильно расставляли акценты, знали, что, несмотря на то, что я сказал выше, сохраняется нормальная, я подчеркиваю, законная возможность применять кипрские компании в своей предпринимательской практике, поскольку есть понимание бухгалтерского учета, есть понимание налогооблагаемой базы, за которой, если можно так выразиться, следить. Для этого существуют бухгалтеры, аудиторы, для этого существуют адвокаты, юристы, которые подскажут, каким образом, соблюдая законодательство и Кипра, и России, в то же время использовать этот инструмент в качестве законного средства, способа в налоговом планировании своей деятельности.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Раз уж вы заговорили о конференции, я задам вопрос, Владимир Семыкин из Санкт-Петербурга прислал, кто будет выступать на конференции, какой был подход к выбору докладчиков? Давайте Александра Алексеева тоже задействуем. Александр, пожалуйста.

А. АЛЕКСЕЕВ: Вы знаете, мы постоянно в нашей работе сталкиваемся с вопросами типовыми, которые нам задают наши клиенты, именно это было критерием выбора докладов. Т.е. вопросы были классифицированы, исходя из этой классификации мы нашли докладчиков, которые будут отвечать именно на эти вопросы.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Очень коротко, но по персоналиям, если можно, самых ярких.

А. АЛЕКСЕЕВ: Одна из самых популярных зон, в которых регистрируются нерезиденты, как вы сказали, это Кипр. Это был один из критериев для выбора докладчика. К нам приедет наш партнер, адвокат, с которым мы работаем длительное время, который в совершенстве владеет практикой, который сможет рассказать о том, что произошло на Кипре, т.е. как изменилось законодательство, о том, что ждет Кипр в связи с его вступлением в ЕС. Одна из других, наиболее популярных территорий в России, это Британские и Виргинские острова, там планируется изменение законодательства, мы часто встречаем в запросах наших клиентов а что с нами будет, как мы будем продолжать использовать наши компании. Для этих целей будут у нас два докладчика, они рассмотрят этот вопрос с двух сторон. Первое с государственной стороны у нас будет представитель, это государственный орган, который следит за изменением законодательства, и второй доклад у нас будет секретарская компания, которая непосредственно регистрирует для нас эти компании Британских и Виргинских островов. Затем оффшорная компания неинтересна без банка, без банковского счета. Так вот, у нас будет выступать представитель европейского банка, который расскажет о принципах работы с клиентами, в основном, из стран Восточной Европы, так называемый принцип "знай своего клиента". Этот принцип установлен был международной организацией ФАТФ, которую мы упоминали, согласно этому принципу, действует достаточно большое количество организаций, в том числе банки. Также по вопросам, связанным с отмыванием денег, будут следующие выступления будут выступления от государственного представителя, от человека, представителя Лихтенштейна, комитета, который занимается борьбой с отмыванием денег в Лихтенштейне.

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Также от Лихтенштейна будут присутствовать адвокаты, партнеры, которые расскажут о правоприменительной практике уже в области корпоративного строительства в Лихтенштейне. Также мы приглашаем, тема Англии совсем не оффшорная, но в то же время мы решили разбавить эту тему выступлением адвоката, представителя страны, которая не имеет отношения к оффшорам, но в то же время стоит как бы на перекрестке путей, поскольку Англия мировой финансовый центр, это перекресток, где встречаются интересы и оффшоров, и не оффшоров, и т.д. Будет выступать адвокат, представитель, также наш партнер, который расскажет о правилах, об основных подходах, об основных правилах работы на территории европейских стран, не оффшорных, и для российских предпринимателей, и для оффшорных структур.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Если можно, все про конференцию, адрес сайта назовите, чтобы подробнее было.

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: GSL.ru, GSL.org или же conference.gsl.org.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: У меня по существу один вопрос интересует. Если кипрский оффшор, по сути, перестает быть оффшором, какой интерес российским предпринимателям держать там, проводить операции, какой интерес проводить через Кипр, когда есть два варианта, или тогда уже в Россию, какая разница, если и то не оффшор, и се не оффшор, или уж выбирать такие, где оффшор остается сам, стопроцентно, Маршалловы острова, Вануату или как там называется?

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Конечно, для того, чтобы ответить на ваш вопрос правильно, это где-то часа на полтора такая лекция.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А у нас только полторы минуты.

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Если полторы минуты, то примерно следующим образом, есть страны, у которых есть соглашения с Россией об избежании двойного налогообложения, так вот, самые типичные, Британские и Виргинские острова, все остальные такие маленькие острова, они не имеют никаких соглашений, невозможно их использовать. Например, если вид дохода на территории России это проценты, дивиденды, здесь полностью налогообложение будет идти по российским правилам. Если мы берем Кипр, то некоторые, но часто встречающиеся виды доходов, которые я упомянул, они имеют более льготный, на основании международного соглашения между Россией и Кипром, налоговый режим, возможность платить эти налоги на территории Кипра, а не на территории России по пониженным ставкам. Как это делается, также будем рассказывать на конференции. Самое главное, еще раз подчеркиваю, что все это делается официально, легально, законно, соответственно, в рамках российского налогового кодекса, в рамках действующих международных соглашений.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Спасибо вам. Напоминаю, что у нас в гостях, увы, к сожалению, уже были, потому что время наше истекло, Олег Попутаровский, партнер и адвокат юридической компании GSL, и Александр Алексеев, руководитель юридической компании GSL. Мы говорили о конференции, которую компания GSL планирует проводить 23-26 октября, изменения в законодательстве и правоприменительная практика стран с пониженным налогообложением. Спасибо вам.

О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Спасибо вам, что пригласили. Ждем вас, будем рады вас видеть.

Добавить комментарий

Авторы

mask

Олег Попутаровский

Партнер GSL Law & Consulting, Адвокат

mask

Александр Алексеев

Управляющий партнер GSL Law & Consulting

Материалы по теме

Найдено 125 материалов из 11914

Развернуть все записи Свернуть все записи Сортировать по: Названию Дате
(ctrl+enter)