Радио  Эхо Москвы, 2006, Олег Попутаровский, Александр Алексеев

IPO, Альтернативные площадки для компании «средней руки» и новые правила оффшорной политики

Интервью корреспонденту радиостанции по вопросам выбора оптимальной биржевой площадки за рубежом для размещения инвестиционных инструментов

Стенограмма выступления

О. БЫЧКОВА: У микрофона Ольга Бычкова, добрый день, в ближайшие полчаса мы продолжим экономическую тему и будем говорить об IPO, это такая модная история, многие российские компании пытаются или претендуют на то, чтобы попробовать свои силы в публичном размещении акций на бирже, а это, собственно, IPO и есть. В следующем году, вернее, в 2006-2007, более 40 российских компаний заявили о своих планах осуществить IPO. И общий объем привлечения средств, на которые они рассчитываются, составляют более 3 млрд. долларов. О том, на что могут, а на что не могут рассчитывать российские компании, как вообще необходимо российскому бизнесу подходить к проблеме IPO, мы будем говорить с представителями компании GSL Law & Consulting Олегом Попутаровским, партнером и адвокатом, и Александром Алексеевым, управляющим партнером, добрый день.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Добрый день.
А. АЛЕКСЕЕВ: Добрый день.
О. БЫЧКОВА: Итак, давайте мы начнем прямо сразу, что это такое все-таки, нам нужно напомнить нашим слушателям, потому что не такое большое число на сегодняшний день российских компаний уже смогли пройти эту процедуру, это чистилище, и выйти на такой большой международный уровень. Сколько их сейчас примерно представлено на международных площадках?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: На международных площадках представлено порядка 2-3 десятков компаний. Это, безусловно, самые бренды, которые являются лидерами каждый в своей отрасли. Это и область телекоммуникаций, это область добывающей, обрабатывающей промышленности, как всегда, без этого не обойтись. Они как бы пробили окно в Европу и в Америку. Также это производители, некоторые производители товаров, как, например, "Вимм Билль Данн", один из наиболее успешных компаний, которая разместила свои акции на бирже. Вот что такое первое, первые шаги в этом направлении, которые были сделаны нашими российскими компаниями. Для того, чтобы наши радиослушатели получили более полное представление, мы также можем сказать, что Initial Public Offer, т.е. это инициативное предложение ценных бумаг, это не только размещение акций, т.е. в бытовом сознании это только про акции. На самом деле, это далеко не так, почему, потому что помимо очень крупного бизнеса на сегодняшний день существуют возможности также и для среднего бизнеса, который заинтересован во внебанковском финансировании или же в капитализации своего бренда и своих активов, это размещение также иных ценных бумаг, как правило, это облигации. И если у компании есть четкая инвестиционная программа, достаточно прозрачный бизнес, они также могут задумываться о таких вещах, как поиск надежных партнеров и приобретение финансовых дополнительных инвестиций.
О. БЫЧКОВА: Т.е. можно сказать, что эти гиганты, эти крупные компании, эти флагманы, они пробили эту дорогу, теперь уже ситуация переходит на следующий уровень, когда средние компании, не такие крупные, тоже могут пойти по этому пути?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Безусловно, безусловно, потому что если, когда мы говорим о крупных компаниях, мы говорим о миллиардах долларов, оборот, годовой оборот, допустим, для того, чтобы выйти на IPO, как правило, все консультанты и банкиры говорят, что лучше, если ваш годовой оборот приближается или превышает 1 млрд. долларов, тогда это более-менее тот стандарт, тот вкусный объект, который можно вывести на IPO. И он заинтересует, опять же, международные инвестиционные фонды и другие портфельные институциональные институты.
О. БЫЧКОВА: Но миллиард долларов - это все-таки много.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Это очень много, поэтому мы говорим о том, что впервые мы увидели на бирже именно бренды, т.е. лидеры в каждой своей отрасли. Но если мы говорим о так называемых, по-английски это звучит как alternative market, т.е. площадки, тоже существующие на бирже, например, на лондонской бирже, существуют площадки, где могут размещаться альтернативные инвесторы, т.е. мы говорим тогда о предприятиях с годовым оборотом примерно, просто порядок цифр, это где-то 50-70-100 миллионов долларов. Т.е. это уже…
О. БЫЧКОВА: Совсем другой порядок.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Это совсем другой порядок, это, скажем, для областного центра это, скажем, уровень ликероводочного завода или мясоперерабатывающего завода. Т.е. это уже такие уровни, которые могут потянуть приблизительно сотни и сотни предприятий в нашей стране.
О. БЫЧКОВА: Что может быть нужно ликеро, как это, водочному заводу или мясоперерабатывающему, да, или, например, парфюмерной фабрике, предположим, из какого-то крупного такого областного центра, из российского региона? Из любого буквально? Что им может быть нужно в Лондоне или где-нибудь еще далеко?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Самое главное, что им может быть теоретически нужно в Лондоне, это, во-первых, конечно же, внебанковское дополнительное финансирование, потому что история с нашими, с кредитованием российского бизнеса - это притча во языцах. Все знают, что нужно пройти огонь, воду и медные трубы для того, чтобы получить кредит. И также мы можем говорить о несопоставимой цене ставок, процентных ставок по сравнению, допустим, если мы кредитуемся в России, если мы кредитуемся на Западе. Это первое. Второе, это, безусловно, поднятие капитализации своего бизнеса. Т.е. если ты вышел на биржу и к тебе пришли в уставный капитал или ты продал определенную часть своих финансовых инструментов зарубежных инвесторов, то это автоматически, как правило, приводит к повышению курса твоих акций. И значит, стоимость твоего бизнеса повышается. И третье, для некоторого бизнеса это получение надежных реальных партнеров, которые заходят в уставный капитал или приходят в твой бизнес, не просто приводя с собой деньги, но приводя с собой технологии, ноу-хау, выводя твой бизнес на принципиально иной уровень, это новые рынки.
О. БЫЧКОВА: И кто, например, попробовал? Может быть, не называя компании, а может быть, называя, хотя бы приводя примеры?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Вы знаете, мы можем сказать…
О. БЫЧКОВА: Кто попробовал запустить иностранцев в свое родное собственное?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да, безусловно.
О. БЫЧКОВА: Кровное дело.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Первопроходцами в этой области в нашей стране, если мы говорим о размещении акций, то, безусловно, это товаропроизводители и добывающие компании, телекоммуникационный сервис, так сказать, мы знаем, что и МТС одной из первых вышла на биржу и т.д. Но если мы говорим о более локальных размещениях, например, о размещениях…
О. БЫЧКОВА: Гигантов мы уже обсудили.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да, если мы говорим о более локальных размещениях, это, например, облигации, облигационные займы, как правило, это банки, это банки, которые имеют, например, кредитные портфели автокредитования или же ипотечного кредитования, под набранные определенные эти портфели они размещают определенные облигации, которые становятся инструментом, с помощью которого они привлекают капитал, иностранный капитал, т.е. в нашей стране первопроходцами, опять же, были банки. Сейчас готовятся или близки к этому страховые компании, а также второй эшелон уже, это полностью именно можно смотреть по ценовому уровню, по годовому обороту. Это все, кто 50-100 млн. долларов имеет годового оборота, они все, так или иначе, смотрят на эту перспективу достаточно уверенно.
О. БЫЧКОВА: Первое требование, да, это такой финансовый ценз, имущественный?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да, да, барьер.
О. БЫЧКОВА: 50-100 млн.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Барьер, безусловно, здесь существует, потому что система издержек и интересов.
О. БЫЧКОВА: Понятно, понятно, да.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Со стороны, да.
О. БЫЧКОВА: Понятно, что пивной ларек не пойдет на лондонскую биржу.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Если он не сетевой, да.
О. БЫЧКОВА: Хорошо, какие еще существуют важные критерии, какие требования являются минимально необходимыми?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Минимально необходимыми, если мы говорим про IPO, это целый набор формализованных требований, это и перевод своей бухгалтерской отчетности на стандарт МСФО и ведение его не менее 3 лет.
О. БЫЧКОВА: И тут-то как раз большая засада.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: И тут-то собака, безусловно, да, безусловно, собака зарыта, потому что если наши бренды уже давным-давно ведут бухгалтерию в двух стандартах, для российской налоговой инспекции один вариант, и второй вариант по стандартам МСФО для иностранных инвесторов, для целей не быть исключенными из листинга, потому что IPO - это не просто выйти на биржу, но и это точно также ты ежегодно, ежемесячно должен поддерживать определенные стандарты определенной западной корпоративной культуры.
О. БЫЧКОВА: Для того, чтобы там все время оставаться.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да, да, безусловно.
О. БЫЧКОВА: Это есть листинг, собственно.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Безусловно, безусловно. Не называя бренд, но, скажем так, нефтянка, нефтяной сектор из Татарстана, были публикации того обстоятельства, что они после того, как вышли на IPO, в настоящее время критически оценивают необходимость дальнейшего листинга и рассматривают вопрос, что, может быть, овчинка выделки не стоит.
О. БЫЧКОВА: А почему?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Вы знаете, на сегодняшний день не секрет, что добывающие сектора в нашей промышленности, они переполнены деньгами и финансами. На сегодняшний день они, видимо, испытывают достаточно, не испытывают, иначе говоря, недостатка в постороннем финансировании. Возможно, этим также диктуются их какие-то менеджерские решения.
О. БЫЧКОВА: Т.е. они пошли туда, покрасовались немножко?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Я бы не сказал.
О. БЫЧКОВА: Удовлетворили амбиции или что они там делали?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Нет-нет, конечно же, все не так линейно и все не так просто, а почему, потому что, в любом случае, выход на международные рынки и получение билета в листинг мировых биржевых площадок - это определенный сертификат качества. При наличии этого сертификата качества и если в твоей истории это уже даже, это было и даже если ты после этого расстался с этим, то ты, в любом случае, уже играешь в другой лиге. В любом случае, о тебе мировой рынок уже узнал. И возможно, это же, как сказать, люди женятся, расходятся, это тема такая же, на определенных участках бизнеса, возможно, это.
О. БЫЧКОВА: Когда-то это может сыграть свою роль.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да, безусловно, безусловно. Потом они могут вернуться. Также они, то, что видно из прессы, что они не собираются вообще уходить из рынка публичного размещения, они просто рассматривают другие альтернативные биржевые площадки, поскольку Америка для них показалась излишне, скажем так, жесткой.
О. БЫЧКОВА: Ага, но о других площадках мы сейчас еще поговорим, это интересная тема, география. Но, прежде всего, если продолжить и закончить этот вопрос, итак, критерии. Вы сказали о 50-100 млн. ежегодного оборота.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да, но подчеркиваю, это не формализованный, это условный критерий, скажем, из обычаев делового оборота, если хотите, так это можно назвать. Да, потому что это все счетные позиции, нужно заинтересовать инвесторов, нужно заплатить всем, нужно заплатить все инфраструктурные издержки и т.д.
О. БЫЧКОВА: Да, понятно. Да, также ведение отчетности.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Конечно, конечно.
О. БЫЧКОВА: Не по нашим стандартам.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Далеко не все могут двойную бухгалтерию вести, да.
О. БЫЧКОВА: Да, двойная бухгалтерия, причем.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: В хорошем смысле этого слова.
О. БЫЧКОВА: Да, не в жульническом смысле, а в смысле, что по-нашему и по-ненашему.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Различных стандартов, да.
О. БЫЧКОВА: Что еще?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Помимо этого, критериев очень много, помимо этого, это определенный уровень корпоративной культуры, т.е. должен быть абсолютно четко прослежен, например, для публичных размещений, порядок принятия решений, т.е. у нас…
О. БЫЧКОВА: Отношения с акционерами?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да, безусловно, т.е. как у нас в акционерном законодательстве, у нас есть несколько уровней. Это уровень собственников, акционеров, это уровень совета директоров, это уровень коллегиального органа управления - это правление, это есть постоянно действующий исполнительный орган, генеральный директор, это еще, скажем, ревизионная комиссия, еще, скажем, для России есть некоторые еще особенности. В России, в действительности, очень часто в компаниях вся власть сконцентрирована, как принято выражаться, по вертикали, а именно собственники принимают решение. И для иностранных инвесторов, для западной корпоративной культуры это считается, скажем так, риски в этом смысле возрастают, потому что риск ошибки, правильного, неправильного человека, решения сконцентрирован в одних руках. И если в публичных компаниях на Западе он может быть уравновешен в независимой оценке совета директоров, например, то у нас зачастую совет директоров играет сугубо декоративную роль. Поэтому при IPO очень тщательно и подробно исследуются, в действительности играет совет директоров какую-то реальную роль или это чистая декорация, в действительности, так сказать, разделены функции или, опять же, все в одних руках.
О. БЫЧКОВА: А как это сделать в российских условиях, когда существует, ведь существует не только, скажем, желание конкретной компании сделать свою корпоративную эту структуру более прозрачной, да?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да.
О. БЫЧКОВА: Но существует просто некая практика в наше время.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Безусловно.
О. БЫЧКОВА: Существует внешняя эта российская среда, которая такая, какая она есть.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Безусловно, российская среда и обычаи существуют. Так вот, она взламывается самими акционерами, которые хотят достичь задач публичного размещения посредством так называемого института независимых директоров. Этот институт независимых директоров если еще 3-4-5 лет назад был что-то такое, далекое как Марс, то в настоящее время во всех публичных компаниях, которые вышли на IPO, на сегодняшний день институт независимых директоров присутствует. И мы видим и часто слышим, что во всех советах директоров наших компаний крупных уже присутствуют иностранцы. Эти иностранцы они, скажем так, это некий такой сертификационный центр, если можно так выразиться, т.е. наличие и присутствие такого иностранца.
О. БЫЧКОВА: Они бдят.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да, или нескольких директоров таких независимых, это есть так называемые инсайдеры для внешних инвесторов, инсайдеры, протекторы, такие иностранные слова, т.е. они представляют интересы и представляют интересы независимых внешних инвесторов и обеспечивают определенный такой баланс интересов.
О. БЫЧКОВА: Я понимаю, почему начинают думать российские компании о соответствии овчинки выделки в результате.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Конечно.
О. БЫЧКОВА: Слишком на многое.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Это не дешевое удовольствие, это очень недешевое удовольствие, помимо этого, ладно еще недешевое удовольствие, если бы это был только вопрос в деньгах, то, наверное…
О. БЫЧКОВА: Не только.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да, наверное, мы бы еще смирились. Но в нашей русской ментальности выпустить власть из своих рук и передать ее на аутсорсинг, т.е. в третьи руки, это дорогого стоит. Т.е. иной раз это и не получается, т.е. здесь нужно сломать психологические барьеры, помимо сугубо бизнесовых.
О. БЫЧКОВА: Борис из Москвы прислал вопрос на эфирный пейджер, тут у нас есть еще кое-что, сейчас попытаемся все задать, напомню только номер этих средств связи, 725 66 33, это пейджер, и номер для отправки SMS-вопросов - +7 495 970 45 45. Вот Борис спрашивает, на чем, по мнению ваших гостей чаще всего спотыкаются российские компании при раскрытии информации в процессе подготовки IPO. Мы помним эту историю с "Вимм Билль Данном", например.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да, наиболее системной такой проблемой - это, безусловно, есть ломание стереотипов. Что я под этим подразумеваю, ситуация выглядит следующим образом, зачастую в нашей стране жесткость законов, есть такая пословица, компенсируется необязательностью их исполнения. Так вот, эта формула на Западе не работает. Т.е., по большому счету, помимо формальных критериев, ты должен просто влюбить в себя этих инвесторов. Это что значит, что ты должен быть не только формально лоялен и благорасположен к ним, но ты должен доказать это своими фактическими действиями в течение длительного времени, что ты их любишь, ждешь и завтра, извините за такое, может, не радийное слово, не кинешь. Т.е. когда они заинвестируют в твой бизнес, ты не вернешься к российским стандартам, а ты останешься. И для этого они требуют определенных, систему определенных гарантий. Я упоминал, в частности, про совет директоров. Поэтому самой большой проблемой, как нам представляется, это не просто желание, а готовность российских акционеров, собственников, которые прошли эпоху приватизации и т.д., и они, может быть, психологически до сих пор не всегда готовы рассказать все в той мере, в которой готовы услышать иностранные инвесторы.
О. БЫЧКОВА: А им, действительно, есть, что скрывать? Или это легенды и мифы про русскую мафию?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Я бы, вы знаете, мафия - это слишком громко сказано, но, действительно, эпоха приватизации ведь только-только сейчас истекает 10-летний срок давности, но его сейчас сократили, правда, после известных всех событий до 3 лет, но в то же время у нас течение срока в исковой давности настолько размывчатный, может быть восстановлен и прочее, прочее, не будем ударяться в юридическую казуистику, что люди, много раз обжегжись, они трижды, четырежды подумают, насколько целесообразно им раскрывать все, может быть, можно не все, можно 5%, достаточно.
О. БЫЧКОВА: Да и любить будут на 5% будущие акционеры.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Эти качели все время, это самая большая проблема.
О. БЫЧКОВА: Продолжим мы этот разговор через несколько минут после новостей и рекламы.
НОВОСТИ
О. БЫЧКОВА: Итак, мы продолжаем наш разговор об IPO для российских компаний, что называется, средней руки, представители компании G.S.L. Олег Попутаровский и Александр Алексеев, соответственно, партнер, адвокат и управляющий партнер, в нашем прямом эфире. Интересный вопрос о географии размещения ценных бумаг российских компаний. Вы приводили пример, что кому-то Нью-Йорк показался слишком жестким, Лондон, наверное, тоже не детская площадка, как выбирают? Как выбирают разные площадки для размещения акций и других ценных бумаг, исходя из амбиций, исходя из капиталов, исходя из, не знаю, дальности перелетов на самолете?
А. АЛЕКСЕЕВ: Вообще говоря, упоминая о географии, следует выбирать два аспекта. Первое - это о выборе непосредственно площадки, где проводить размещение, а также о выборе той территории, того государства, которое будет стоять во главе того холдинга, который и будет непосредственно размещаться.
О. БЫЧКОВА: Условия отличаются в разных странах?
А. АЛЕКСЕЕВ: Да, безусловно. Например, на лондонской бирже российские компании представлены целым набором головных компаний. Это, может быть, непосредственно и английские компании, это могут быть любимые инвесторами Кипр или Нидерланды или Австрия, а также достаточно часто используются традиционно оффшорные территории, такие, как Британские Виргинские острова, более жесткие в регулировании Бермудские острова, Каймановы острова и т.д.
О. БЫЧКОВА: Т.е. те же российские компании, которые просто исходя из налоговых соображений идут под этим флагом, правильно?
А. АЛЕКСЕЕВ: Да, совершенно верно. Безусловно, разница между Великобританией и Британскими Виргинскими островами хотя бы в налоговом отношении, она огромна. Соответственно, следует выбирать не только площадку, но и тот флаг, под которым ты выходишь на эту площадку.
О. БЫЧКОВА: Но, опять-таки, в этом нет ничего преступно неприличного, правильно?
А. АЛЕКСЕЕВ: Да, безусловно.
О. БЫЧКОВА: Потому что Британские Виргинские острова, если я правильно знаю, поправьте меня, если я говорю что-то не то, были как система созданы специально для привлечения денег, правильно, как такое место, где можно в более свободном режиме заниматься такого рода бизнесом?
А. АЛЕКСЕЕВ: Совершенно верно. И это идет абсолютно согласно самой концепции IPO, IPO - тоже привлечение денег.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Тут нужно, конечно, отметить, что абсолютное большинство все-таки при прочих равных, абсолютное большинство компаний, которые размещаются на биржевых площадках, конечно же, если они выстраивают холдинговые структуры и размещают на биржевых площадках акции и иные ценные бумаги своих материнских компаний, они предпочитают европейские плацдармы, т.е. Британские Виргинские острова в этом смысле гораздо отстают. Гораздо отстают, мало пользуются популярностью. Почему, потому что для того, чтобы выйти на биржевую площадку, как я уже говорил, как минимум, иметь 3-летнюю историю ведения бухгалтерского учета МСФО по международным стандартам. И помимо этого еще целый ряд требований. Так вот, если мы говорим о европейской компании, то она изначально с первого дня своего существования в силу закона обязана это делать, она более понимаема и прозрачна для иностранных инвесторов.
О. БЫЧКОВА: К ним меньше придираются изначально?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Можно сказать и так, что к ним меньше придираются, а можно сказать, что она изначально с момента своего создания уже заструктурирована правильным образом, именно под европейские западные международные, как хотите, их называйте, стандарты. Если же мы говорим про Британские Виргинские или иные острова, там ведение бухгалтерского учета по таким стандартам обязательный ежегодный аудит и т.д., создание обязательных резервов, корпоративная культура, совет директор, это все в силу закона, подчеркиваю, не является обязательным. Т.е. бухгалтерский учет ты должен вестись, но как, что, почему, ты можешь в большей степени решать самостоятельно.
О. БЫЧКОВА: Соответственно, и претензии выше, больше при IPO?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Я бы сказал даже, заменил бы слово претензии на слово требования.
О. БЫЧКОВА: Да.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Т.е. при выходе на IPO ты вынужден решать вопросы заново, начинать всю свою историю в компании заново, переписывать ее заново под те стандарты, которые к тебе будут выдвигать инвесторы, покупатели.
О. БЫЧКОВА: Ладно, наши русские люди, они что предпочитают? С Лондоном разобрались.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да, наши русские люди, если можно и так назвать, российский бизнес, безусловно, предпочитает европейские плацдармы при выходе на IPO, как правило. Как правило, именно в силу того обстоятельства, что они изначально под надзором и под неусыпным оком и локальных провайдеров всех услуг, и надзирающих органов, и законодательных требований. И не нужно каждый раз объяснять, что ты не верблюд, вчера ты начал бизнес, что-то там шустрил, а сегодня ты решил привлечь институциональные хедж-фонды и т.д.
О. БЫЧКОВА: А Азия, например, она как котируется? Тяжелый вопрос?
А. АЛЕКСЕЕВ: Да, я не слышал о том, чтобы россияне выходили на какие-то азиатские биржи, хотя, например, даже 17 российских эмитентов представлены в таком крошечном государстве, как Люксембург, на Люксембургской бирже котируется 17 наших эмитентов, в основном, это банки, российские банки. Правда, речь идет не об их акциях, а о депозитарных расписках. Как раз о том, о чем мы говорили в начале, о том, что IPO не всегда предполагает единственный инструмент, это собственные ценные бумаги, это, как правило, более упрощенные варианты. Тогда выбор падает на самые необычные государства, хотя, конечно, Люксембург в некотором роде это министолица, финансовая столица Европы.
О. БЫЧКОВА: Да, тут как раз ничего необычного вроде бы и нет, да?
А. АЛЕКСЕЕВ: Да.
О. БЫЧКОВА: Или как?
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Тут все очень классически и стандартно, если можно так выразиться. Просто если сравнивать Люксембург с Великобританией, с лондонской Stock exchange, то речь идет о масштабах, просто речь идет о масштабах. Если ты более локальная компания или же сугубо привязана к европейскому рынку, может быть, Люксембург - вполне приемлем. Если же это более глобальная экспансия, более глобальные ориентиры, скажем, такой диверсифицированный бизнес, то, конечно же, Лондон предоставляет больше возможностей.
А. АЛЕКСЕЕВ: Хотя я думаю, что здесь ответ может быть немножко и в специализации бирж. В частности, на Люксембургской фондовой бирже порядка 50% ценных бумаг, депозитарных расписок, принадлежат эмитентам из Индии. 17% - это эмитенты с Тайваня. Я думаю, что, возможно, какими-то подобными инструментами руководствуются и наши инвесторы, выходя на европейский рынок через Люксембург.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Пользуясь случаем, я хотел бы пригласить всех заинтересованных слушателей на нашу конференцию, которая будет проходить.
О. БЫЧКОВА: Как раз в Люксембурге.
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: Да, как раз в Люксембурге в начале ноября, которая будет посвящена именно всем корпоративным и иным аспектам проведения IPO и размещению иных ценных бумаг. Там будут представители бирж, официальные представители бирж, где можно из первых рук получить достоверную информацию о всех особенностях.
А. АЛЕКСЕЕВ: Как раз ответить на эти вопросы, какую биржу, собственно, выбрать, это будет представитель Лондонской биржи или Люксембургской биржи или это будет "Дойче Берзе", Франкфуртская биржа, или это будет "New York Stock Exchange".
О. ПОПУТАРОВСКИЙ: А если возвращаться к вашему вопросу о Юго-восточной Азии, то я абсолютно точно могу сказать, что бизнес всегда там, где ему комфортнее и лучше чувствуется. Немножко работая с Юго-восточной Азией и зная, что такое ментальность и местные требования, допустим, Гонконга, Сингапура, Малайзии, где наиболее часто можно встретить российский бизнес, нашим очень-очень тяжело. Начиная от такой культуры, с точки зрения ее ментальности, да, и заканчивая, как минимум, тем обстоятельством, что для того, чтобы перетащить российский бизнес на те площадки, ему нужно предложить нечто лучше. Если есть Лондон, значит, Сингапур будет конкурировать тогда, когда он предложит что-то лучше.
О. БЫЧКОВА: Когда предложит, тогда в Азию и поедем. Ну что же, спасибо большое Олегу Попутаровскому, Александру Алексееву из компании GSL Law & Consulting, мы говорили об IPO.

Добавить комментарий

Авторы

mask

Олег Попутаровский

Партнер GSL Law & Consulting, Адвокат

mask

Александр Алексеев

Управляющий партнер GSL Law & Consulting

Материалы по теме

Найдено 56 материалов из 11935

Развернуть все записи Свернуть все записи Сортировать по: Названию Дате
(ctrl+enter)