Вебинар 21 октября 2013 16:00

Последствия применения ФЗ-134 в банковской сфере и не только

Практика правоприменения российским банками некоторых положений ФЗ - 134 о запросе информации о бенефициарных владельцах. Послествия применения ФЗ 134 органами государственной регистрации юридических лиц. Особенности изменившихся процедур

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев, управляющий партнер GSL Law & Consulting (А.А.)
&
Елена Данкова, руководитель отдела российского права GSL Law & Consulting (Е.Д.)
 
А.А.: Здравствуйте, наши вебзрители. После небольшого перерыва мы продолжаем серию наших вебинаров, в рамках которой есть мини-серия, посвященная ФЗ 134. Это закон, который был принят в середине лета. Мы о нем говорили в теоритическом плане уже достаточно давно. Сейчас мы попытаемся определить, появились ли какие-то следы его применения. Тему мы сформулировали как «Последствия применения ФЗ 134 в банковской сфере и не только». Разговор мы ведем с руководителем отдела российского права GSL Law & Consulting Еленой Данковой, которая лучше всего контролирует часть российского правоприменения.

Е.Д.: Добрый день.

А.А.: Итак, мы говорили, что одно из главных последствий этого закона, это необходимость вкладчикам, юридическим и физическим лицам сообщать банкам о бенефициарных владельцах счетов и юридических лиц, которые открывают эти счета в банках. А у банков появляется обязанность эту информацию истребовать.

Когда был принят закон? 30 июля?

Е.Д.: Да.

А.А.: Прошло три месяца. Есть ли какие-то последствия?


Е.Д.: Основное последствие это то, что банки пытаются понять, как с этим жить.

А.А.: То есть уже есть какая-то информация, что кто-то что-то делает.


Е.Д.: Основное, что сделали банки, это то, что они приняли правила внутреннего контроля, в которых они прописали процедуру, по которой будет дальше осуществляться идентификация бенефициарного владельца.

А.А.: Ты говоришь, что банки приняли эти меры. У тебя уже есть информация, насколько широко это идет? Это какие-то маленькие банки или какие-то крупные банки? Есть ли прецеденты в нашей практике работы с банками.


Е.Д.: Данные правила внутреннего контроля приняли практически все банки. Я изучила «Альфа банк», «МДМ банк», «Сбербанк». Для чего они это приняли? В большей степени для того, чтобы помочь своим клиентам понять, как действовать в той или иной ситуации. Но также чтобы самим подстраховаться и показать, что требования закона выполняются. Прежде всего, они сделали так называемые анкеты бенефициарного владельца, которые они при посещении клиентом банка для осуществления каких-то операций раздают и предлагают заполнить, говоря, что есть такое требование и нужно его выполнить.

А.А.: У нас такая практика уже была? Банки, с которыми мы работаем, уже используют такие анкеты?


Е.Д.: Да, конечно. В чем основная особенность? Раньше банки запрашивали такую анкету, только если счет открывался на иностранное юридическое лицо. Тогда там заполнялась дополнительная анкета бенефициарного владельца.

А.А.:  Очень интересно. Я этого не знал. Получается, что фактически банки и раньше эту норму применяли, но только в отношении иностранных юридических лиц. Теперь эту норму расширили. Но поскольку мы говорим про нерезидентов, то в отношении их ничего не поменялось.


Е.Д.: Но она и раньше была довольно формальная. Если это было юридическое лицо, то банки спрашивали, кто является бенефициарным владельцем. Им в ответ предоставлялись данные на акционера. То есть тогда данных на акционера было достаточно.

А.А.: Собственно говоря, тогда было достаточно указать акционеров, которыми могли быть и номинальные лица, и юридические лица, которые иногда прописывались в документах нерезидента. Сейчас ты считаешь, что что-то изменилось, да? Что поменяли? Слово «акционер» на «бенефициар»?


Е.Д.: Даже, наверное, не столько это, сколько то, что анкету стали выдавать всем, кто открывает счет, и спрашивать, кто является бенефициарным владельцем. Если счет открывает физическое лицо, то ему дают анкету и спрашивают: «Вы являетесь бенефициаром?».  Он говорит: «Да» –– и затем заполняет анкету. Если счет открывается на юридическое лицо, без разницы это российское или иностранное юридическое лицо, ему дают анкету и говорят, что она должна быть заполнена бенефициаром. Причем, большими буквами везде записано, что бенефициар это то лицо, которое контролирует более 25%. В некоторых банках это доходит до абсурда. В одном банке была выпущена памятка клиента примерно такого содержания (ее выпустили почти сразу после вступления закона в силу): «Вы обязаны нам сообщить, кто является бенефициарными владельцами вашей компании. Бенефициар –– это то лицо, которое владеет более чем 25%. Если у вас несколько таких владельцев, то пришлите нам письмо, что бенефициарного владельца установить невозможно».

         Формально требования закона соблюдены, но в то же время это исполняется таким образом.

А.А.: Видимо это один из путей, как действуют банки. Наверное, не все (не будем сейчас указывать пальцем) действуют таким образом. Кто-то действует так, как в данном случае, пытаясь найти «дырки» в законодательстве, а кто-то старается действовать в духе закона.


Е.Д.: Да, но правила внутреннего контроля и анкеты разработали уже все банки. И теперь при открытии счета это действует.

А.А.: Понятно. То есть закон начал применяться банками.

Теперь вопрос, который вебзрители безусловно собираются нам задать: «Если просят заполнить информацию о бенефициаре, то как потом эту информацию проверяют?». 

         Я думаю, что ответ здесь ожидаем.


Е.Д.: Они проверяют эту информацию, чтобы она соответствовала данным, указанным письменно. Если это юридическое лицо, в котором есть учредители, то нужно предоставлять данные на этих учредителей. Например, если юридическое лицо было учреждено другими юридическими лицами, то нужно предоставить данные на этих юридических лиц. И таким образом очень формально предоставляются ксерокопии документов.

А.А.: Фактически, банки идут по формальному принципу, не имея возможности контролировать достоверность предоставленных данных и не ставя себе такую задачу.


Е.Д.: Пока это идет именно по такому пути. Из интересного можно сказать, что когда внесли изменения в этом законе, там говорилось, что в случае, если там есть какие-то сомнения в осуществляемых операциях или в том, что информация была предоставлена неверно, то там возможна блокировка счета и замораживание денежных средств. Но относительно этого рано делать какие-то выводы, потому что не так часто банки это применяют. Они даже сами по не понимают, каким образом это делать. Другой вопрос, что им дали разъяснение. В законе прописано «замораживание денежных средств и иного имущества клиента». И всех очень смущало «иное имущество».

А.А.: Но у банков, кроме как замораживать денежные средства, нет иного варианта.


Е.Д.: Под иным имуществом подразумевается, например, кредит на машину. Оставляется ПТС. ПТС будет тем имуществом, которое будет замораживаться. То есть не будет выхода за то имущество, которое фактически находится у банка. Если это какая-то ипотека, то здесь тоже уже можно понять, о каком имуществе может идти речь.

А.А.: Это скорее больше относится к физическим лицам, а мы больше говорим о юридических лицах как российских, так и нерезидентных. В отношении нерезидентов с некоторой точки зрения ничего не поменялось: продолжает действовать та же анкета, в которой теперь поменяли термины.


         Ты мне говорила, что изменения прошли не только в банковской сфере, но и в сфере регистрации юридических лиц, когда учредителем является нерезидент. Я не совсем понял, как этот закон к этому относится, и как он повлиял на эти процедуры.


Е.Д.: Попробую объяснить. Есть изменения, связанные именно с идентификацией бенефициара, как принятые этим законом, так и в рамках общей концепции законодательства, направленного на раскрытие бенефициара. Чуть-чуть раньше, чем был принят закон, утвердили новые бланки регистрации юридических лиц. Что в них было такого кардинального, если мы говорим о нерезидентах. Каким образом раньше осуществлялась регистрация юридического лица, если учредителем у него было тоже юридическое лицо (пусть будет нерезидент)? Раньше при наличии нескольких учредителей любой из них мог у нотариуса заверить подпись и выступить инициатором регистрации нового юридического лица. Если у этого нерезидента номинальный директор, которого сюда везти сложновато, то легче было, чтобы какой-то другой участник выступил бы заявителем.

А.А.: И тогда раскрывался именно этот российский участник, которого обычно не раскрывают, поскольку у него, например, только 1% владения. Таким образом, все остальные, стоящие за нерезидентом оставались в тени. Сейчас, я полагаю, порядок поменялся и требуется раскрывать всех?


Е.Д.: Нет, немного по-другому. Все не так страшно. Порядок поменялся в том, что у нотариуса должны быть все учредители, создающие новое юридическое лицо. Если это иностранный участник, то от него должен быть обязательно директор. У нотариуса, где должны быть заверены соответствующие бланки, должны быть все учредители. Юридические лица должны быть представлены в лице своих директоров.   

А.А.: И как это решается, если у юридического лица иностранный директор?


Е.Д.: Все это решаемо. Во-первых, есть ситуации, когда иностранный директор может приехать. Но понятно, что это не для всех хорошо. Или же второй вариант. Мы может эти документы перевести на английский язык, отправить в ту страну, где зарегистрирован этот нерезидент, там в присутствии нотариуса они будет подписаны, поставлен апостиль, затем документы возвращаются сюда, и оставшиеся участники подписывают их здесь, и все листы сшиваются.

А.А.: Ясно.


Е.Д.: Но здесь есть подводные камни. Во-первых, на практике такое еще не реализовывали, но такая возможность есть. Но судя по Росреестру у нас в законе о регистрации написано, что подпись должна быть заверена именно нотариально. И, например, Росреестр не брал доверенности с Кипра. На Кипре как таковых нет нотариусов. И поэтому они там заверяются определенным образом. И Росреестр не брал эти доверенности, говоря, что она заверена не нотариально. Каким образом действовать, например, с кипрскими компаниями? Я предполагаю, что можно оставить прежнюю систему заверения, но нужно будет брать legal opinion,  который нужно будет прикладывать в налоговую. Но практики пока еще не сложилось.

А.А.: Первая проблема это нотариус, с которым можно найти как-нибудь общий язык, в результате чего он сделает единое заверение для всех участников: по тому участнику, который придет лично, и по тем документам, которые были получены из-за рубежа. После этого проблема, чтобы этот комплект документов принял Росреестр.


Е.Д.: Налоговая служба. Единственно, сейчас проще то, что в налоговую службу эти документы можно доставить курьером. Не надо вести туда директоров, как раньше.

А.А.: Я про это слышал. Это, конечно, очень приятно, но это все же не совсем наша тема.


Е.Д.: Я бы сказал, что это наша тема, потому что не у всех занятых людей, которые планируют как-то развивать свой бизнес, есть возможность тратить на это свое время.

А.А.: Тут сомнений нет. Я имею в виду, что это не тема нашего текущего вебинара.

Понятно. Проблема поставлена. Есть понимание того, как можно попытаться ее решить, но эти способы еще точно не апробированы.

Е.Д.: На практике такое заверение за рубежом я уже делала и неоднократно.
В чем еще минус. Налоговая очень формализованный орган. И она считает, что бланки должны быть заполнены определенным образом. У нас были ситуации, когда мы переводили эти документы, заверяли их за рубежом, апостилировали, привозили их сюда, подавали на регистрацию и получали чисто формальный отказ. Например, что в определенной графе должен быть «прочерк», а не «нет». И это требование налоговая ввела, например, неделю назад. Это, конечно, устраняемо, но теряется время.

         И раз мы говорим о ФЗ 134, я хотела бы сказать, что не зря его многие называли законом об однодневках. Этот закон внес дополнительные основания отказа, связанные с ненадлежащим адресом местонахождения компании. На мой взгляд, эти изменения скорее позитивные, чем негативные. Потому что сразу же за этим законом, который ввел дополнительное основание отказа, было 61 постановление Пленума ВАС, которое четко разъяснило, как нужно действовать. Ранее допускались отказы, если это был адрес массовой регистрации. Допустим, по какому-то адресу было зарегистрировано более ста компаний. И вот этот формальный признак был действительным. Теперь закреплено (именно Пленум ВАС это разъяснил и пояснил), что не только  большое количество компаний, зарегистрированных по одному адресу, но и наличие подтвержденной информации о недостоверности представленных сведений об адресе юридического лица, то есть о том, что такой адрес был указан без намерения использовать его для осуществления связи с юридическим лицом служит основанием для отказа в регистрации юридического лица. Это я бы назвала скорее позитивным изменением, которое было введено этим законом.

А.А.: Понятно. Я вижу, что ты себе что-то отметила. Что-то еще осталось из того, что ты хотела сказать, а я тебя об этом не спросил.


Е.Д.: Если говорить о нашей теме «Идентификация бенефициара», то, я думаю, этого достаточно.

А.А.: Хорошо. Тогда на этом остановимся. До следующих встреч.


Е.Д.: Спасибо. 

 

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Елена Данкова

Руководитель отдела российского права GSL Law & Consulting


(ctrl+enter)