Вебинар 22 июля 2014 13:00

Банки Гонконга как они есть, самое сокровенное знание (часть 2)

Все, что Вы хотели знать про открытие счетов в банках Гонконга. Продолжаем наш рассказ о попытках открытия счета в Гонконге силами гонконгского офиса GSL

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев, управляющий партнер GSL Law & Consulting (А.А.)
&
Анна Кузина, Юрист-аналитик международного юридического отдела GSL Law & Consulting (А.К.)


 
А.А.: Здравствуйте, дамы и господа! В очередной раз мы с Вами встречаемся в нашей студии вебинаров, и уже не в первый раз нашим гостем является юрист GSL Анна Кузина. Сегодня мы встречаемся с ней по поводу ее возвращения из Гонконга, где она выполняла корпоративное задание, которые мы сегодня будем обсуждать. Давай, ты лучше сама расскажешь, что это было за задание, и потом мы уже будем обсуждать его результат. 

А.К.: Здравствуйте. Основной задачей мне было поставлено посетить как можно больше банков в Гонконге. С какой целью? Для того чтобы попытаться открыть корпоративный счет на зарегистрированную в Гонконге компанию.

А.А.: Мы специально немного упростили задачу. То есть мы открывали счет именно на гонконгскую компанию. Мы уже пробовали открывать счет на офшорную компанию еще год назад. Это сложно и нам отказывали именно по этой причине. Поскольку разница в регистрации компании в офшоре и в Гонконге вообще не существенна, а в обслуживании она есть, но не столь существенная, мы решили чуть-чуть сузить задачу для того, чтобы попадать чаще в условия, которые требуют банки от потенциальных заявителей. Кроме того, мы это пробовали на себе. У нас была еще парочка свойств, которых нет у рядового клиента, и мы попробовали с учетом этих свойств открыть счет. У нас был офис в Гонконге. Это значит, что у нас есть и адрес, и телефон, по которому можно было позвонить и попросить человека, реально отвечающего на слово «
GSL», а также у нас был местный сотрудник, у которого был резидентный статус в Гонконге. Эти два параметра мало у кого из клиентов есть. Но несмотря на это результат был такой, какой он был. Я тебя перебил на полуслове, предполагая, что ты скажешь, сколько банков в итоге за месяц ты обошла. 

А.К.: Всего обошла 57 банков и отделений.

А.А.: В каких банках можно говорить об успехе?


А.К.: Сейчас осталась надежда только на один банк.

А.А.: То есть по итогам 57 посещений банков удалось организовать всего два интервью. 


А.К.: Да, всего два интервью. Причем в одном случае это был сингапурский банк «DBS». Уже известен результат. Это негативный результат.

А.А.: Через неделю нам, по-моему, отписались.


А.К.: Да, ровно через 7 дней, как они обещали. Они говорили, что через 7 дней будет предварительный результат, когда они скажут, будут ли они только лишь рассматривать документы. Они уже сказали, что результат отрицательный. Причину банки, как известно, не объясняют.

        Второй банк это именно гонконгский банк, зарегистрированный в Гонконге. Называется он  «Wing Lung Bank». У нас еще надежды сохраняются, они продолжают к нам досылать какие-то дополнительные требования.

А.А.: Понятно. Я хочу сказать, что из этих 57 банков Аня не заходила еще в три банка, в которых у нас уже идет процесс, который был запущен еще до командировки Ани. То есть у нас есть понимание, как открывать счета в Гонконге. Мы попытались до конца исследовать максимальное количество банков, для того чтобы картина гонконгских банков была наиболее представительна. Когда нам откроют счет в этих трех банках, о которых идет речь, мы еще отдельно будем о них говорить. А сейчас фактически мы говорим и рассматриваем общую картину неудач. Нам сейчас надо, наверное, классифицировать те причины, по которым не удалось открыть счет, по которым нам отказывали еще на периоде до интервью и заполнения банковских форм. Говоря интервью, я имею в виду, что на нем как минимум заполняются банковские формы. 


А.К.: Это скорее не просто причины, а причины/препятствия, которые они чинят ради того, чтобы не открывать эти счета. А причины гораздо более глубокие, которые можно будет впоследствии попытаться как-нибудь подытожить.

А.А.: Давайте эти препятствия попытаемся систематизировать. 


А.К.: На первое место, наверное, сложно что-то поставить. Но первое, что приходит в голову, это требование рекомендательного письма, потому что это требуется, пожалуй, в большинстве банков и это условие достаточно сложное.

А.А.: Вот вам и причина. Мне тоже казалось, что в твоей статье под причиной/препятствием было требование рекомендательного письма. Там больше всего банков присутствует. По-моему, что-то около 30 банков просили рекомендательное письмо. 


А.К.: Да, именно так. Причем не только гонконгские банки, но и иностранные банки в большинстве своем оперируют этим понятием.

А.А.: Иностранные банки в Гонконге?


А.К.: Да, иностранные банки в Гонконге. Они это задают первым вопросом. Они встречают этим с порога: «Есть ли у Вас рекомендательное письмо? Знаете ли Вы клиента нашего банка, который может порекомендовать Вас?»

А.А.: Назови просто какое-то количество банков, которое приходит в голову и которые об этом говорят. 


А.К.: Допустим, люксембургский банк. Он называется «VP management».

А.А.: Это лихтенштейнский банк. 


А.К.: Да, лихтенштейнский.  «Bank of China», потом «Bank of communications».

А.А.: Это два китайских банка. 


А.К.: Да. «China Merchants Bank», китайский банк. «Wing Hang», это гонконгский банк.

А.А.: Достаточно. В конце концов для тех, кто хочет точно свериться с перечнем банков и даже с адресами, заходите на наш сайт. У нас там есть как раз Анина статья, где она об этом рассказывает. Там же можно посмотреть названия. 


          Понятие «рекомендательное письмо» мы разнесем на несколько классификаций. Здесь тоже раз на раз не приходится.


А.К.: Да, одни банки более лояльные. Они говорят, что им достаточно рекомендательного письма от любого банка. Что это значит? Это может быть не только гонконгский банк, но и заграничный банк. То есть банк пишет в своем рекомендательном письме, что я, такой-то банк, выдаю рекомендательное письмо этому лицу (директору) для открытия счета в вашем банке на такую-то компанию.

А.А.: То есть не to whom it may concern, а на конкретный банк. 


А.К.: Да, к сожалению, в большинстве банков именно такое требование, чтобы было не безличное рекомендательное письмо, а обязательно было написано кому и для чего.

А.А.: И еще, наверное, дополнительное требование, чтобы это письмо было не слишком старое. Мы до этого еще и не доходили. Но они вполне могут сказать, что им требуется трехмесячной давности, а это уже «протухло».


          Другие типы рекомендательных писем.


А.К.: Обязательно должен быть гонконгский банк –– это уже вторая ступень сложности. И третья ступень сложности, чтобы это был обязательно их же банк, но, допустим, из другого отделения. К примеру, тот же лихтенштейнский банк говорит, что давайте нам рекомендательное письмо из другого иностранного отделения.

А.А.: «
Deutsche Bank», по-моему, говорит то же самое. Но я тут еще имел в виду другие рекомендательные письма. Значит, можно открыть счет в гонконгском банке, если вас рекомендует существующий клиент гонконгского банка. Это другой вариант, и тут необязательно самому иметь счет, а достаточно, чтобы тебя порекомендовал клиент банка. 

А.К.: Некоторые банки начинают разговор так:
–– Есть ли у Вас счет в нашем банке?
–– Нет.
 –– Хорошо, тогда дайте нам рекомендацию от клиента нашего банка.

      Они поступенно так переходят. Я думаю, что если им сказать: «Да, у нас есть такой знакомый клиент», –– они, может быть, еще что-нибудь сочинят, чтобы усложнить ситуацию.

А.А.: И тут тоже есть дополнительные требования к этому рекомендателю. Нужно, чтобы он имел счет какое-то количество времени.


А.К.: У большинства банков это год. А есть и такие, которые говорят, что пускай этот счет будет открыт три года и более.

А.А.: Это тайванские банки.


А.К.: Да, причем не один. Видимо, это повсеместное тайванское требование, и я  полагаю, что это связано с их законодательством.

А.А.: Даже так. Понятно. Еще я добавлю из собственного опыта о том, что рекомендательного письма одного может быть недостаточно. По-моему, в «
Bank of East Asia» у нас был следующий разговор: мы заранее на себя подготовили письмо из «HSBC», в котором у нас уже год был счет, на наше юридическое лицо, на которое мы открывали счет. Мы его предоставили, когда у нас его спросили. Они говорят: «Хорошо, это вы нам предоставили, а есть ли рекомендательное письмо на одного директора?». Наш местный директор дал письмо, сказав, что у него тоже есть счет в Гонконге и тоже в «HSBC». А есть ли рекомендательное письмо на второго директора из гонконгского банка? Это был я, и письма у меня не было. Тогда они сказали, что не смогут открыть счет. 

А.К.:  Я столкнулась с такой же ситуацией в «Bank of East Asia». Мне сказали то же самое –– одного рекомендательного письма им недостаточно. И в «Bank of China» мне так же говорили, что если два директора, то давайте на двоих.

А.А.: Это еще не доходил разговор до бенефициаров и акционеров. Не исключено, что такое тоже может быть. 


          Раз мы заговорили о разнообразии требований, то следует сказать о том, что даже в одном банке, но в разных отделениях могут быть разные требования. 


А.К.: Да, это вообще, конечно, поразительно. Причем с этим сталкиваешься достаточно часто. Может быть не так вопиюще, все-таки в некоторых отделениях я видела какую-то единость. Например, «Wing Lung Bank», на который у нас до сих пор остается надежда, превзошел все ожидания. Потому что в центральном отделении, где казалось бы, должны быть какие-то более унифицированные требования, они говорят, что если у вас нет рекомендательного письма, то невозможно открытие счета, или, как они начали, личного счета у директора в этом банке. В другом отделении, в гораздо меньшем по своим масштабам, они, сами проявляя инициативу, говорят: «Нет рекомендательного письма? Ничего страшного. Давайте вы сделаете личный депозит от имени директора или бенефициара на такой-то срок и под такие-то проценты, и это будет заменой рекомендательного письма».

А.А.: Это очень интересная практика. Я такое, честно говоря, ни разу не встречал. Ни в европейском банке, ни в азиатских банках, когда некий элемент 
due diligence заменяется на инвестиционный инструмент. Есть куча европейских банков, которые указывают, что наличие депозита просто является условием. А вот для того, чтобы отказаться от рекомендации в обмен на инвестиционный инструмент –– это редкость. Но в таком количестве в 50 банков, которые ты опросила, где-то ты уже с этим сталкивалась. То есть это не единственный банк, который так сказал. Я помню, где-то в Китае мы тоже об этом упоминали. 

А.К.: Да, в Шэньчжэнском банке такое было.

А.А.: Мы следующую особенность прошли. Теперь давай перейдем к следующему по популярности препятствию.


А.К.: Наличие резидентного директора.

А.А.: Надо сказать, что до резидентного директора нужно как минимум приехать в банк. То есть вопрос о заочности открытия счета просто снимается. Год назад, до нашего офиса в Гонконге у меня еще была надежда как-то договориться о заочном открытии счета. В принципе у меня есть понимание, как этого можно достичь в «
HSBC», но это тема отдельного разговора. Сегодня мы как раз про «HSBC» вообще не говорим, потому что у нас было два вебинара про открытие счета в «HSBC». В нем мы можем открывать. Это сложно. Но сейчас мы его просто выносим за скобки. 

         Я тебя перебил на каком-то важном моменте. На том, что обязательно надо приезжать, и когда ты приехал, обязательно должен быть резидентный директор. 


А.К.: Да, именно так. Они сначала спрашивают, есть ли у вас резидентный директор. В нашем случае я всегда отвечала «да». Тогда пускай сначала придет резидентный директор, а желательно вы вдвоем, и тогда мы с вами будем разговаривать.

А.А.: Резидентный директор был в отпуске. И поэтому, заменяя его, Аня была в гонконгском офисе и заодно прошлась по всем банкам. Это достаточно жесткое требование. Что еще? Какие еще препятствия и особенности?


А.К.: Иногда они требуют присутствия бенефициара и акционера.

А.А.: Для них это почти одинаковое понятие. Не во всех банках они разделяют. 


А.К.: Да, но это всплывает не сразу. Когда ты у них спрашиваешь «нужно ли присутствие бенефициара», они могут сто раз сказать «нет, нам достаточно директора».  Причем как раз на этой стадии они начинают расходиться. Не только разные отделения, но и менеджеры одного и того же отделения. Например, в «Bank of China» они сказали, что на собеседовании достаточно присутствия резидентного директора. Нерезидентный директор им не нужен. Другой сотрудник говорит: «Нет, пускай присутствуют все директора». Если говорить о другом банке, о том же «Wing Lung», там сказали, что пускай приходят два директора, акционер на собеседовании не нужен. Только мы приходим, сразу же вопрос: «А где ваш акционер?». В этом отношении достаточно сложно что-то прогнозировать.

А.А.: Наверное, мы это как следующее препятствие и выделим –– нестабильность требований. 


А.К.: То же самое проявляется и с документами.

А.А.: С документами проще. Ты им приносишь все документы, и если чего-то нет, то потом можно это донести. А вот по рекомендациям или по требованию резидентности ничего быстро не сделаешь. 


А.К.: Я вспомнила еще одну причину –– про русского директора и акционера.

А.А.: Гражданство директора, акционера или вообще владельца, в данном случае российское, является значимым. 


А.К.: Значимым в связи с последними политическими событиями, как они это называют, потому что они боятся называть вещи своими именами в большинстве своем случаев. Это события на Украине.

А.А.: Но они это произносят и точно ссылаются на политический фактор и влияние национальности. Такое не повсеместно, но кое-где уже есть. 


А.К.: Да, не повсеместно. Не постеснялся в первую очередь крупнейший банк «ICBC». Не во всех отделениях я побывала. Из четырех отделений мне только в одном удалось добраться до уровня менеджера. Мне сказали, что с русскими директорами они не работают. Только совсем в исключительных случаях. Я так полагаю, что речь идет о каких-то очень крупных компаниях.

А.А.: Наверное. 


А.К.: Тогда они могут делать исключения. Но в рядовых случаях они отказывают. Вот так мне менеджер и сказал, что в связи с событиями на Украине, они не работают.

А.А.: Если я не ошибаюсь, второй по величине банк в Китае «
Bank of China» говорил такое?

А.К.: Да, в приватной беседе.

А.А.: И, по-моему, в Китае китайские банки тоже упоминали про русских. Вот еще одно препятствие. В принципе, оно ожидаемое. Единственное, что для нас было неожидаемо, оно было озвучено в Китае. Страна, которая условно является нашим политическим союзником, в данном случае заявляет приоритет международных банковских норм над стратегическим партнерством России и Китая.


       О всех препятствиях мы, наверное, поговорили. Могут возникнуть дополнительные требования или некоторые особенности. Некоторые иностранные банки указывали на необходимость ведения бизнеса со страной нахождения этого банка. 


А.К.: Да, это был итальянский банк. Они сразу спросили, есть ли бизнес с Италией. Если его нет, то шансы сразу не велики. Тайванские банки сразу об этом говорили.

А.А.: И теперь пошли какие-нибудь особенности. 


А.К.: Например, работают только с крупными иностранными компаниями или с компаниями, которые являются резидентными по отношению к головному офису банка. Если это итальянский банк, то компания должна быть итальянская. Если немецкий банк, то и компании должны быть немецкие.

А.А.: Одну особенность мы сказали –– это нестабильность требований. Второе, предварительная запись на собеседование. Наверное, это кое-где есть. 


А.К.: Если в целом говорить, то да. Большинство крупных банков требует предварительной записи. Можно конечно просто прийти и спросить какие у вас требования. Единственный банк, который мне отказал вообще даже в консультации, был «Agricultural Bank of China». Все остальные ответят на вопросы, но в большинстве случаев они скажут: «Звоните по такому-то номеру, и когда приготовите все документы, приходите со своими директорами в назначенное время». Другое дело, что нет необходимости ожидать месяц это собеседование. Они готовы назначать собеседование чуть ли не на следующий день.

А.А.: Тут по-разному. Наш резидентный директор говорил, что «
Bank of China» указывает очень большие сроки на следующее собеседование. Вообще, для чего делается собеседование? Когда ты говоришь название своей компании, они делают предварительно некий company search. Приходят в гонконгский реестр и что-то смотрят. Если их что-то не устраивает, они могут не перезвонить и таким образом отказать. 

А.К.: Здесь у меня была определенная настойчивость в ситуации с Сингапурским банком «DBS», в который удалось сходить на собеседование. В первый раз, когда я позвонила, назвала компанию, они сказали, что сделают проверку и сами перезвонят, чтобы обсудить время для собеседования. Они не перезвонили. Я звоню еще раз, якобы я звоню в первый раз. Я решила сделать таким образом, чтобы не вызывать у них никаких отрицательных эмоций. Они начинают что-то там проверять и говорят, что мы уже им звонили.

А.А.: То есть тебя вычислили. 


А.К.: Да. Я говорю, что звонила, но они не перезвонили. Вдруг может что-то с аппаратом случилось. На что они говорят: «Ладно, мы Вам перезвоним». И через 15 минут перезвонили и назначили время. Что ими движет, я не знаю. Почему они так делают?

А.А.: Кстати говоря, про 
company search, который либо предваряет собеседование, либо следует за собеседованием, это процедура, которую надо оплачивать. В частности, когда мы приходили, мы заполнили формы, и сразу после этого подошли к кассе и заплатили 150 гонконгских долларов. И пока мы не покажем квиток о том, что мы оплатили company search, у нас дело дальше не пойдет. Иногда дело заканчивается самим company search’ем, когда у тебя нет возможности что-то пояснить, рассказать –– они принимают решение до того. 

         Я думаю, что уже можно делать какие-то выводы


А.К.: Обойдя такое количество банков, приходишь к не очень радужным выводам. Складывается такое впечатление, что гонконгские банки создают всевозможные препятствия для того, чтобы потенциальному клиенту было достаточно сложно открывать себе счет, и, на мой взгляд, причина кроется в том, что они уже просто не знают куда деться о поступающих денежных средств, в связи с относительно недавним воссоединением с Китаем, который как известно переполнен деньгами. И из Китая эти деньги текут в большом количестве.

А.А.: На китайских клиентов они ориентируются больше, чем на европейских. 


А.К.: Да, и к тому же относительно небольшим гонконгским банкам, которые все же занимают большее количество из этого числа. К примеру, крупные банки, у них есть возможность перераспределить средства, эту избыточную ликвидность, если у них огромное количество клиентов. В первую очередь речь идет о «HSBC». То у «маленьких» банков такой возможности нет, и нет необходимости искать такое количество корпоративных клиентов.

А.А.: Понятно. В конце концов мы хотели рассказать не о причинах, а о том, как собственно сейчас обстоят дела. Но все же мы закончим на оптимистичной ноте. О том, что наш глобальный и отрицательный опыт все-таки способен сгенерировать определенные крупицы банков, где мы для Вас, для потенциальных клиентов, все-таки откроем счет. Это будет не просто. Это будет счет не в Прибалтике или на Кипре. Но если вам действительно нужен счет в Гонконге, то с вашим содействием документарным и личным физическим присутствием мы найдем возможность открывать вам счет, в том числе в подобных тяжелых обстоятельствах. Одним из вариантов это все еще является «
HSBC». Несколько других банков, которые у нас должны появиться мы вам сообщим в тот момент, когда мы дойдем до успешного результата, и у нас будет понимание того, как эти процедуры организуются. Потому что вы видите, что когда процедуры не устойчивы, то вас ввергать в ситуацию неопределенности не очень хотелось бы. Соответственно, сейчас мы завершим процессы, достигнем некой определенности, и тогда будем рекламировать эти наши новые возможности. А пока на этом мы прощаемся. С Аней мы завтра вновь встретимся. Мы будем рассказывать про банки Китая. 

         Всего хорошего. До свидания. 


А.К.: До свидания. 
 

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Анна Кузина

Юрист-аналитик GSL Law & Consulting


(ctrl+enter)