GSL / Оффшорные конференции, семинары и обучение / Регистрация компании на Бали. Открытие корпоративного счета на Бали

Регистрация компании на Бали. Открытие корпоративного счета на Бали

08.02.2024
Обновлено: 14.02.2024
count view 107

Сегодня мы предлагаем вам экспертный обзор релокации бизнеса на Бали. Все, что касается регистрации компании, открытия корпоративного счета, найма сотрудников и отношении балийцев к бизнесу в целом. А еще поговорим о том, кому необходимо регистрировать компанию на Бали, а кто, возможно, ошибся с выбором юрисдикции.

Сегодня мы предлагаем вам экспертный обзор релокации бизнеса на Бали. Все, что касается регистрации компании, открытия корпоративного счета, найма сотрудников и отношении балийцев к бизнесу в целом. А еще поговорим о том, кому необходимо регистрировать компанию на Бали, а кто, возможно, ошибся с выбором юрисдикции.

Чем отличается работа в Москве и на Бали? Культурные различия. Религия и бизнес на Бали: что нужно понимать и с чем нужно смириться? Особенности ведения бизнеса на Бали: плюсы и минусы. Компания на Бали: процедура регистрации. Как назвать компанию Бали? Особенности и требования. Учредительные документы компании на Бали. Срок регистрации компании. Стоимость регистрации компании. ОКВЭД компании Бали. Уставный капитал фирмы Бали. Юридическое лицо на Бали: закрытые сегменты бизнеса для иностранцев. Иностранные инвестиции на Бали: чем привлекает Индонезия. Структура компании на Бали: директор и комиссар компании. Налоги Бали: налог на прибыль Бали, НДС Бали. Бухгалтерская отчетность Бали. Аудит Бали. Корпоративный счет Бали. Процедура открытия. Банки Бали. Банковская система на Бали. Криптовалюта Индонезия, Криптовалюта Бали: что запрещено, а что разрешено? Перевод активов из России на Бали. Разрешение на работу. Рабочие квоты Бали. Итоги: для чего нужно регистрировать компанию именно в Индонезии?

«…Если индонезиец работает с иностранцем, он приглашает его на свои какие-то семейные церемонии, если он ему доверяет. Предположим, у них большая земельная сделка – тогда он позовет на определенный семейный праздник, где они смогут получше друг друга узнать…»

«…А если учесть, что этих праздников в году, по-моему, три четверти рабочих дней. Это что, реально приходится ездить? Да. Звучит весьма привлекательно. Но в целом…»

«…Что касается коррупции. В Индонезии к ней отношение очень спокойное. Эта традиция существовала тут всегда. К ней не относятся как к проблеме до момента, пока она не начинает вредить местному населению...»

«…Нужно понимать, что никогда в этом регионе религия для местных людей не будет стоять на втором месте. Мне известны примеры, когда сделка на несколько миллионов долларов стоит по причине того, что у юристов церемония на день...»

«…Вы попадаете здесь - на неопределенности, здесь - на риски, здесь - на налоги, здесь - на требования по персоналу. В то время когда все то же самое гораздо легче решается через некоторую другую юрисдикцию, которая тоже под нашим крылом...»

Расшифровка стенограммы

Святослав Красильников (Ведущий юрисконсульт GSL Law & Consulting): Здравствуйте. Меня зовут Святослав Красильников. Я являюсь ведущим юрисконсультом компании GSL Law & Consulting.

GSL более 25 лет занимается регистрацией компаний и открытием банковских счетов, бухгалтерским сопровождением и релокацией бизнеса в более, чем 50 стран мира.

Одной из моих географических специализаций является Юго-Восточная Азия. Поэтому я сегодня буду вашим проводников по Индонезии, с точки зрения регистрации компаний, открытия банковских счетов, получения вида на жительства на Бали. Итак, поехали!

***

Александр Алексеев (партнер компании GSL Law & Consulting, далее Александр): Итак, мы на Бали. С нами Игорь Жук – представитель GSL в Индонезии.

Игорь Жук (руководитель офиса GSL на Бали, в стране с декабря 2022 года): Добрый день.

Александр: Слушай, я, знаешь, с чего хотел начать? Насколько твоя работа (должностные обязанности или способ выполнения этих должностных обязанностей) отличается от того, что было в Москве? Что было в Москве? И как ты здесь работаешь, показывая, что здесь не так, и как здесь обстоять дела?

Игорь: Отличается достаточно сильно. Основным моментом является то, что многие вещи на Бали (в частности) и в Индонезии (в целом) можно решить, только приехав куда-то лично. Решать проблемы, какие-то вопросы по телефону или в удаленном формате зачастую либо неэффективно, либо такая опция не является открытой. Особенно когда мы говорим про госорганы или про какие-то бизнес-процессы.

Александр: То есть надо приезжать и дружить?

Игорь: Да. Надо приезжать, дружить. Зачастую имеет смысл налаживать с кем-то общение не только в рабочем формате. Среди индонезийцев очень распространенной историей является, если индонезиец работает с иностранцем, в частности балиец, он приглашает его на свои какие-то семейные церемонии, если он ему доверяет. Предположим, у них большая земельная сделка – тогда он позовет на определенный семейный праздник, где они смогут получше друг друга узнать.

Александр: А если учесть, что этих праздников в году, по-моему, 3/4 рабочих дней. Реально приходится ездить? А ты был на семейных праздниках у каких-то наших контрактеров?

Игорь: Я был на семейных праздниках. Я присутствовал на церемониях открытия офиса. Я присутствовал на каких-то праздниках, больше как турист, если мы говорим именно про государственные праздники. Просто посмотреть: про что это, что там происходит? Поэтому я бы сказал, что основная специфика заключается именно в культурном различии и в различии социального строя.

Александр: Да. Я как раз на это и хотел вывести. Что культурные различия точно определяют должностные обязанности и способ ведения бизнеса. Если в Москве ты сидишь в нашей базе, переписываясь 1) с партнерами, 2) с нашими сотрудниками, в том числе теми, кто сидит в соседней комнате. Может быть, звонишь банкирам и отвечаешь на звонки клиентов. То здесь, насколько я понимаю, это сплошные поездки, сплошные, наверное, обеды, ужины, посещения домов.

Игорь: Да, звучит весьма привлекательно, но в целом…

Александр: Для тех, кто понимает.

Игорь: Да. Большой процент работы именно ногами: ездить, разговаривать, встречаться, налаживать какие-то контакты, в целом позволяющие потом наших клиентов направлять по наиболее удобному руслу для выполнения их задач.

Александр: Хочу вернуться к тому, что ты мне до эфира рассказывал относительно попыток найти взаимопонимание с какими-то важными людьми и просто обнаружения того, что их ценности совершенно не совпадают с нашими ожиданиями и традиционными ценностями.

Игорь: Да. Собственно говоря, очень существенный блок проблем связан с тем, что иностранцы, приезжающие на Бали (я буду говорить во многом именно про балийскую специфику), не понимают устоев местного человека. Нужно понимать несколько вещей, одна из которых – это отношение к деньгам. То, что деньги как концепция не стоят, как наиболее важное для местных людей.

И в связи с этим я натыкаюсь на такой замечательный вопрос «Зачем?» Мы приходим к банкиру, говорим, что мы готовы дать ему определенный спектр клиентов, который был бы возможно интересен банку для привлечения средств. Мы с этого хотим просто иметь больший контроль над процедурой открытия счета и больше внимания к нашим клиентам. И менеджер банка отвечает мне: «Зачем? Зачем нам это?»

Александр: То есть ты предлагаешь поток средств в банк, а тебе отвечают: «Зачем?»

Игорь: Да. Такие же истории есть с процедурой регистрации компании. Из-за того, что специфика работы в международном структурировании такова, что наилучший образ решения вопросов – это решение вопросов удаленно, я стараюсь многие процедуры двигать в удаленный формат либо разработать с местными какую-то систему удаленного решения процессов. И если удаленная регистрация компании – это уже решенный вопрос, то удаленное открытие счета – еще нет. Это то, над чем мы работаем в том числе.

Нужно понимать, что когда я прихожу к нотариусу и говорю: «Давайте мы повысим стоимость регистрации. Повысим стоимость – сделаем процедуру удаленной». Мне говорят: «Зачем? У нас есть определенный ход вещей. Нас он полностью устраивает».

Александр: Это очень любопытно. Пренебрежение определенным финансовым результатом - как это сочетается с достаточно устойчивым мнением о распространенности коррупции? С другой стороны, они вполне себе не гнушаются и тяготеют к деньгам. Как одно с другим сочетается?

Игорь: Нужно в целом понимать, что есть несколько поколений, которые очень сильно сейчас отличаются. Сейчас самое молодое поколение (примерно мои ровесники) - это уже поколение новых индонезийцев. Это поколение предприимчивых индонезийцев, которые никогда не упустят своей выгоды, с которыми очень тяжело торговаться, которые полностью знают, чего они хотят от своей жизни. И зачастую тут мы говорим не про какие-то духовные ценности, а весьма материальные. Но при этом если брать индонезийскую семью старой формации, то это семья, которая 70% своего бюджета тратит на церемонии, и для которой деньги никогда не являются чем-то наиболее главным в их жизни.

Что касается коррупции, в Индонезии к ней отношение очень спокойное, как и в целом в Юго-Восточной Азии. Эта традиция существовала здесь всегда. К ней не относятся как к проблеме до момента, пока она не начинает вредить местному населению. А если коррупция начинает вредить местному населению, то она пресекается этим же самым местным населением. Власть народа и контроль народа над тем, как именно коррупционные процессы работают в их округе, на самом деле весьма существенна.

Александр: Понятно. То есть выстраивая отношения ты и варьируешь между поколениями в том числе?

Игорь: Да.

Александр: Кого-то интересуют такие тесные дружеские отношения и вовлечение в более близкий круг. А кто-то уже вполне себе думает меркантильно, как Новый свет и Старый свет, и то, к чему мы привыкли. Понятно. Что касается ритуалов - это интересно. Что-нибудь поподробнее расскажи. С подобным мы уже тоже встречались в Юго-Восточной Азии. В Таиланде работник тебе объясняет, почему он не вышел на работу – потому что геккон на него не так посмотрел. И это не шутка.

Игорь: Нужно понимать, что никогда в этом регионе религия для местных людей не будет стоять на втором месте. Особенно когда мы говорим о бизнесе. Мы проходили через это, когда сделка на несколько миллионов долларов, где резко потребовались какие-то правки в договоре, стоит по причине того, что у юристов церемония на весь день. Если мы переносим эту ситуацию в СНГ: люди поднимаются среди ночи, утром, они работают круглые сутки, дают какой-то результат. Здесь – пройдет церемония, после мы вернемся к этому вопросу. Все. И с этим укладом ничего не изменить. Это такой момент, с которым нужно смириться.

Вообще в целом нужно смириться с тем, что в Индонезии многие вещи делаются не быстро. То, что можем контролировать, мы стараемся ускорять. Но в остальном индонезийцы просто не видят в этом проблемы. Если мы берем какие-то аналоги международного бизнеса, то для нас 1 неделя и 2 недели – это огромная разница, особенно в регистрационных процессах. Есть какое-то конкурентное преимущество. Здесь разницы между 1 неделей и 2 неделями практически нет. Для местных 5-10 дней и 5-15 дней – это один и тот же промежуток, который они рассматривают как что-то единое, среднее.

***

Предприниматель, проработавший в некоторых странах Юго-Восточной Азии, уже готов к некоторым особенностям делового оборота, принятого на Бали. Новичок же будет в лучшем случае растерян.
Необходимость активно дружить с местными партнерами, чиновниками, банкирами и сотрудниками, возможно, застанет врасплох чопорного предпринимателя западной бизнес-традиции, привыкшего мыслить колониальными стереотипами.
И хотя молодые индонезийцы активно перенимают западный коммерческий менталитет, местный бизнес все еще глубоко замешан на религиозных обычаях и традиционном отношении к жизни.
Святослав Красильников Ведущий юрисконсульт GSL Law & Consulting

отвечает Святослав Красильников

Ведущий юрисконсульт GSL Law & Consulting

***

Александр: Хорошо. Давай тогда поподробнее рассмотрим самую важную для нас процедуру. Причем рассмотрим в формате методички. Поэтапная процедура регистрации компании. С чего мы начинаем? Какой пункт «1» или даже «0»?

Игорь: Пункт «0», который я рекомендую, – это прийти на консультацию.

Александр: Кстати, извини. К нам? Или к индонезийцам?

Игорь: Естественно, к нам. Потому что мы обладаем необходимой экспертизой в этой сфере. И при необходимости мы можем привлекать наших индонезийских партнеров. То, что мы предоставляем клиенту и что является достаточно редким – мы предоставляем полную экспертность по части структурирования в Индонезии на русском языке или на английском, на каком требуется. Учитывая то, что мы на эту процедуру смотрим с точки зрения международного структурирования. И мы все процессы, происходящие в Индонезии и планирующиеся, можем объяснить, потому что так или иначе с этим уже сталкивались в других юрисдикциях. К этому я еще тоже потом вернусь. Возвращаясь на точку «0» – нужно прийти на консультацию.

Александр: Как угодно. Можно реально сюда прилететь. Или можно задолго до этого в московский, эмиратский, лондонский офис прийти. И устроим мы Zoom-конференцию, где ты будешь присутствовать, где будут присутствовать консультанты местные. Либо можно действительно сюда прилетать. Конечно, лучше все-таки начать дистанционно.

Игорь: Да. Во-первых, есть опция по проведению встреч и консультаций здесь. Во-вторых, есть опция по проведению Zoom-конференций с моим участием, в рамках которых будут разобраны основные вопросы, будет разобрана процедура регистрации, которую мы тоже сегодня обсудим. Тем не менее, всегда проще обсуждать применимо к процедуре каждого человека. Главное – будет рассмотрена специфика ведения конкретного бизнеса в Индонезии.

Скажу на 2х примерах. Это специфика ведения real estate бизнеса и девелопментов в сфере земли и экспортного бизнеса и использования индонезийской компании в части именно торговой компании. Это разные системы налогообложения, это разные требования по наличию и отсутствию местных сотрудников, офиса и так далее. Именно поэтому имеет смысл обсудить каждую концепцию бизнеса до регистрации, чтобы понять, готов или не готов человек к таким требованиям.

Александр: Я еще добавлю о том, что вполне возможно, что после консультации будет понятно, что вообще неправильно была выбрана Индонезия. Наверное, за исключением, если это девелопмент именно в Индонезии.

Игорь: Да.

Александр: Может быть, будет просто сказано: «А зачем? Вы попадаете здесь – на неопределенности, здесь – на риски, здесь – на налоги, здесь – на требования по персоналу. В то время когда все то же самое гораздо легче решается через некоторую другую юрисдикцию, которая тоже под нашим крылом. А у нас задачи продать именно Индонезию нет». Поэтому, конечно, лучше сначала дистанционно. И когда будет однозначно принято решение, что Индонезия – это подходящий вариант, тогда уже можно приезжать.

Это, значит, у нас был пункт «0». Пункт «1» – регистрация компании. Наверное, как обычно: подготовка учредительных документов, выбор названия компании. Здесь какие есть особенности?

Игорь: Пункт «1» – это подготовка документов и предоставление документов. Если брать по специфике, то в части наименования компании - это минимум 3 слова, минимум 3 буквы в каждом.

Александр: И каждое из слов проверяется на уникальность?

Игорь: Да.

Александр: Вот это, конечно, интересно.

Игорь: Каждое из слов проверяется на уникальность. Нужно понимать, что наибольшие проблемы с этим испытывают IТ-компании, которые не могут вставить свое любимое слово «IТ», которое не допускается.

Александр: Забавно. То есть каждое из этих трех слов должно быть уникально. С одним ошибся – нужно менять название.

Игорь: Могу так сказать, не то чтобы каждое из слов должно быть уникально, а алгоритмы работают достаточно загадочным образом. К примеру, я видел документы компании, зарегистрированной в 2021 году, в названии которой есть 2 слова: «real estate». «Real estate Bali» – 3 слова, грубо говоря. Это явно наименование, которое все компании пробуют зарегистрировать первым. Тем не менее это было сделано сравнительно недавно. И регистрационная процедура у них прошла успешно.

Александр: Понятно. Есть все-таки какая-то такая осмысленная проверка. Не просто проверка на совпадение последовательности букв.

Игорь: Да.

Александр: С учредительными документами. Насколько вообще необходимо под себя их готовить? Или можно какой-то типовой вариант использовать?

Игорь: Базово в Индонезии до последнего времени вообще существовало такое негласное правило, что формат устава, предлагаемого нотариусом, не подлежит изменению. Существовали некие легенды о том, что можно менять класс акций. Но я не видел ни одного устава, в котором классы акций были бы изменены.

Александр: Понятно. То есть если кто-то себе таким образом интересную структуру пытается пробить, то об это можно забыть?

Игорь: Это именно то, почему я сказал «до последнего времени». Потому что в последнее время с приходом существенного количества капитала в Индонезию сюда стали заходить достаточно структурные инвесторы. А со структурными инвесторами приходят структурные юристы. И они начали поднимать тему того, что индонезийский стандартный устав не содержит положения, которое защищает от размыва доли. Оно не содержит положения, которое как-либо регулирует преимущественное право по покупке акций. И это те моменты, которые индонезийские нотариусы сейчас учатся включать в уставы. Это те моменты, которые можно менять и в целом можно дополнять.

Александр: Понятно. Хорошо. Я, наверное, либо пропустил этот этап, либо на текущем этапе надо поговорить о том, что требуется от клиента.

Игорь: От клиента требуется скан-копия паспорта. Паспорт можно также предоставить в оригинальном виде в любой из удобных офисов компании. Либо предоставить нотариально заверенную копию. И, соответственно, скан нотариально заверенной копии.

Александр: К вопросу о паспорте. У меня такой вопрос, может быть, заглядывая чуть вперед - про банковские процедуры. Можно ли предоставить не российский паспорт? Сейчас я говорю о паспорте какой-нибудь удобной карибской юрисдикции, например.

Игорь: Можно. Нужно понимать, что на данный момент индонезийский compliance не запрашивает документ, который является камнем преткновения использования таких паспортов – Proof of address (подтверждение адреса проживания). Но в целом каких-либо плюсов это непосредственно клиенту не даст.

Александр: Понятно. А есть ли какой-то перечень, условно говоря, запретных юрисдикций. Отталкиваясь, например, от того, что Индонезия – это в основном мусульманская страна. Хотя Бали таковым не является. Например, израильский паспорт?

Игорь: Это очень хороший пример, потому что между Индонезией и Израилем прекращены дипломатические отношения. И израильский паспорт является крайне нежелательным для Индонезии. Нужно понимать, что чтобы влететь в Индонезию, гражданин Израиля направляет запрос в непосредственно Министерство иностранных дел, в эмиграционную службу, где его персона проверяется примерно на протяжении 2х месяцев.

Александр: Всего лишь.

Игорь: После чего ему разрешают въезд. Но с высокой вероятностью он будет находиться под очень пристальным наблюдением.

Александр: За ним будут ездить что ли?

Игорь: За ним не будут ездить. Все понимают, что многие приезжают сюда просто отдохнуть, особенно на этот остров. Но если мы берем пример с гражданами Израиля, то чаще всего они используют свои другие паспорта.

Александр: Понятно. Хорошо. Значит, предоставляется заверенная апостилированная копия паспорта, переведенная на английский.

Игорь: В случае со странами СНГ – это загранпаспорт, в котором есть английская транскрипция слов.

Александр: Еще что-то нужно предоставлять?

Игорь: Нет.

Александр: Забегая вперед, к вопросу о возможности проведения процедуры заочно. Видимо, мы говорим о доверенности?

Игорь: Да. Что мы в данном случае используем? Мы используем электронную доверенность. Клиентом оформляется электронная доверенность на наших сотрудников, которые осуществляют подписание документов в присутствии нотариуса за него.

Александр: Что такое электронная доверенность?

Игорь: Подписывается доверенность в DocuSign. Дверенность подготавливается нотариусом. Что нужно будет сделать клиенту, который работает с нами впервые, которого мы до этого не видели? Нужно будет во время регистрации выйти в Zoom и пройти авторизацию с паспортом.

Александр: Понятно. Итого, значит, 2 документа: паспорт и электронная доверенность. Больше ничего предоставлять не нужно?

Игорь: Да.

Александр: Отлично. Тогда переходим к следующему этапу. Документы подготовлены, определен устав, предоставлены необходимые документы, электронная доверенность подписана. Дальше что? Дальше, видимо, кто-то из наших представителей в Индонезии идет к нотариусу?

Игорь: После предоставления документов мы направляем запрос нотариусу на подготовку устава. Нотариус после того, как устав готов, приглашает нас на подписание. Либо подписание осуществляет клиент, приехавший на Бали. Либо осуществляем его мы по доверенности от клиента. После чего начинается непосредственно регистрационная процедура, которая состоит сначала из подачи данных документов нотариусом в Реестр. А после этого в регистрации в системе OSS - это онлайн реестр компаний. И выпуск налогового номера.

Александр: И занимает эта процедура?

Игорь: В среднем полная процедура от начала до конца занимает порядка 7 рабочих дней, то есть примерно 1,5 недели.

Александр: Как это согласуется с тем, что ты сказал до этого относительно того, что для них разница между 5 днями или 15 не существует?

Игорь: Это такой момент, что в Индонезии часто на данный момент встречаются проблемы с онлайн-ресурсами: какой-либо онлайн-портал не работает. Они попробовали и в целом отложили этот вопрос до следующего дня. Они попробовали активировать профиль компании – не получилось. Попробуем еще раз завтра. Наша задача – сказать им: «Пожалуйста, попробуй через час. Пожалуйста, попробуй через 2. Попробуй сегодня после обеда. Давай мы попробуем несколько раз сегодня до того, как мы перенесем этот вопрос на завтра». Потому что каждый из этапов требует определенного количества времени. И эти переносы при отключении какого-либо из порталов могут достаточно растянуть процедуру. Но в среднем 1,5 недели – это корректный срок.

Александр: Понятно. И по результатам этих полутора недель получается Свидетельство о регистрации, которое получается на индонезийском языке?

Игорь: Все верно. По итогам процедуры клиент получает комплект документов на индонезийском языке. Собственно говоря, по запросу мы готовы сделать перевод.

Александр: На английский.

Игорь: Мы готовы сделать перевод на английский, мы готовы сделать перевод после этого на русский и так далее. Но в основном во всех реестрах, во всех госорганах, в банках им понадобится именно индонезийская версия. Поэтому чаще всего наши клиенты запрашивают переведенную версию устава для понимания того, что они подписывают. К слову, эту же версию можно найти на нашем сайте в разделе «Документы» на странице по юрисдикции Индонезия. Но в каких-либо госорганах перевод на английский не требуется. Поэтому клиенту будет достаточно оригинального комплекта.

Александр: Значит, получаем Свидетельство о регистрации и Свидетельство о постановке на учет в налоговой.

Игорь: Да.

Александр: То есть получаем ИНН сразу?

Игорь: Да.

Александр: Интересно, что эти процедуры в данном случае объединены. Потому что я помню ряд юрисдикций, где такого налогового номера в принципе нет или нужно проходить эту процедуру дополнительно и отдельно.

Игорь: Это один из моментов, который используют многие агенты для занижения стоимости собственных услуг.

Александр: Понятно, да.

Игорь: Это мы включаем всю процедуру от «А» до «Я» в начальную стоимость. Многие агенты ее начинают дробить. Начинают убирать определенные этапы. Предположим, налоговая регистрация, как Вы совершенно правильно сказали, относится к отдельной процедуре, и за нее берется отдельная стоимость. Поэтому изначально предложение может выглядеть дешевле. Но если разбираться, на деле полный комплект будет таким же.

Опять же, в Индонезии есть очень разветвленная система видов деятельности.Если брать СНГ, то это аналог ОКВЭД. В Индонезии это называется KBLI, у каждого из которых есть свои требования и своя специфика. Нужно понимать, что в случае с нашим предложением цена регистрации никак не зависит от количества KBLI. Если это будет какая-то комплексная деятельность, требующая дополнительного лицензирования, то мы обозначим клиенту стоимость получения данных допразрешений. Но от того, будет это один ОКВЭД или будет это 10 ОКВЭД, базовая стоимость регистрации никак не меняется.

Александр: Это интересно. Потому что мы накануне услышали разные мнения, какое количество ОКВЭД можно внести. Потому что кто-то говорил: «1». Кто-то говорил: «Может, не 5, но 3 можно».

Игорь: Это вопрос, как и многие иные в Индонезии, относящийся к практике. У нас есть на него ответ. Начнем с закона: закон не закрепляет какое-либо конечное количество ОКВЭД, которые можно по компании внести. Но нужно понимать, что в Индонезии есть очень важная особенность, которую мы опишем позже. Это требование по уставному капиталу. Требование по уставному капиталу в Индонезии очень раздуто. На данный момент для того, чтобы учредить компанию с прямым иностранным владением на бумаге закрепляется устав размером порядка 600 000 долларов (10 000 000 000 индонезийских рупий).

Этот момент напрямую связан с количеством указываемых ОКВЭД. Потому что есть текущий конфликт законодательства, который существует. Это позиция Минюста и позиция BKPM – Министерства иностранных инвестиций. Министерство юстиции, которое осуществляет регистрацию вашей компании, говорит, что неважно, какое количество ОКВЭД вы укажете. Главное, чтобы ваш минимальный уставной капитал был 10 000 000 000, что совпадает с нашей позицией, и что совпадает с тем, как абсолютное большинство ведут свой бизнес.

Но BKPM (Министерство иностранных инвестиций) в своем проставлении говорит: «Каждый новый ОКВЭД – плюс 10 000 000 000 рупий (600 000 долларов) уставного капитала. Учитывая то, что на данный момент данная позиция BKPM не имеет какого-то обязательного характера и, как и многие иные вещи, рассматривается как рекомендация для инвесторов, мы продолжаем регистрировать компании с уставным капиталом 10 000 000 000 индонезийских рупий. Но говорим клиентам иметь в виду, что если тенденция индонезийского законодательства к большей строгости будет продолжаться, то это может потенциально вызвать проблемы. И поэтому рекомендуем держать количество ОКВЭД в пределах 5.

Уставной капитал

Александр: Так, с количеством видов деятельности мы разобрались. Теперь к уставному капиталу. Вообще говоря, 10 000 000 000, даже с учетом высокой стоимости одного доллара в индонезийских рупиях (600 000 долларов) – это дофига. Мне кажется, что есть какие-то другие варианты стандартного размера уставного капитала.

Игорь: К сожалению, нет. Но сейчас я объясню, как с этой суммой работать и что она, собственно говоря, означает.

Сначала мне хотелось бы сделать небольшое отступление, чтобы объяснить, как эта сумма в принципе появилась, и что под ней подразумевается. Индонезия – это до сравнительно недавнего времени очень закрытая страна, которая очень дорожит национальной рабочей силой и которая очень дорожит национальными интересами. Поэтому фактически им не нужны инвестиции в малом и среднем бизнесе. Малый и средний бизнес останется за местными. И это для них очень важно.

Они говорят то, что если вы хотите работать в Индонезии, если вы хотите работать на нашем рынке, получать выгоду у нас, то приносите крупные деньги. Приносите нам крупные инвестиции, которые мы можем использовать для развития нашего острова, если мы говорим про Бали и страны в целом. Поэтому если брать один из переводов названия компании РТ РМА, как это значится в реестре, - это компания крупного бизнеса. Поэтому существует такой порог.

Но в целом нужно понимать, что в законодательстве не установлен минимальный срок оплаты данного уставного капитала и минимальный размер оплаты данного уставного капитала для регистрации.

Александр: То есть все эти цифры на бумаге?

Игорь: И да, и нет. Многие консультанты на острове скажут, что эти цифры существуют только на бумаге, что это больная фантазия и желание госорганов, которые нет необходимости выполнять. На самом деле это не так. Нужно понимать, что данное мнение появилось во многом из-за того, что на весь срок пандемии был введен мораторий на проведение проверок. Проверки не проводились, поэтому в Индонезии расплодились сотни компаний, зарегистрированных с целью получения KITAS. Это вид на жительство, о чем мы еще поговорим позже.

Александр: Понятно. Да.

Игорь: Собственно говоря, все эти компании не выполняют требования по уставному капиталу. И сейчас многие из них имеют существенные проблемы: заморозки KITAS, аннулирование лицензий, депортация и многое иное. Поэтому мы предлагаем двигаться по пути рекомендаций, которые рекомендует BKPM (Министерство иностранных инвестиций) - инвестор может рассматривать уставной капитал как инвестиционный план на 3-5 лет.

Собственно говоря, формирование уставного капитала может производиться 2-мя методами. Это взнос с личного счета акционера на корпоративный счет компании с назначением платежа взноса в уставной капитал или инвестиция прибыли. То есть компания получает прибыль, оплачивает корпоративный налог. После этого она может реинвестировать прибыль в уставной капитал и дальше ее использовать. Сумма уставного капитала не обязана замораживаться на счете. Она может использоваться для оплаты сотрудников, приобретения земли, оплаты офиса и для любых иных операционных трат.

То есть фактически цель индонезийского правительства и законодательства – это привлечь средства у Индонезию, зафиксировав их на уровне компании, чтобы данная компания где-то потратила, чтобы получить какую-то прибыль и заплатить налоги. Что, в принципе, является весьма логичным.

Александр: Понятно. И здесь мы говорим именно о 100%-х иностранных инвестициях? То есть иностранцы могут на 100% владеть компанией. И о доле индонезийца такого требования не существует? Или мы уходим в другой тип компаний какой-то?

Игорь: Нужно понимать, что в целом в Индонезии существует много типов компаний. Но для 100%-го иностранного владения, и даже я немножко неправильно выразился, не для 100%-го, для хотя бы 15%-го существует только компания РТ РМА. Как только в компании есть 1% иностранных инвестиций, эта компания должна быть перерегистрирована в формат РТ РМА. Поэтому остальные типы, существующие на 100% для индонезийского населения, можно рассматривать, но только в качестве регистрации каких-то полуноминальных структур с целью захода в закрытые сегменты рынка, о чем как раз я и хотел поговорить.

ОКВЭД содержат в себе требования по наличию и отсутствию местного капитала в компании. Пример такой компании – строительная компания. Если иностранный инвестор хочет сделать строительную компанию в Индонезии, то 33% в ней обязаны принадлежать индонезийцу. Собственно говоря, со схожими механиками мы ранее сталкивались в Эмиратах. И здесь уже наблюдается некий отход от этой системы. Но нужно понимать, что некоторые сегменты бизнеса закрыты для компаний с прямым иностранным капиталом. К этому сегменту относятся, предположим, бьюти-салоны (салоны красоты). К этому сегменту относятся…

Александр: Аренда каров?

Игорь: Нет. Аренда байков и аренда машин – это с недавнего времени открытый ОКВЭД, который очень популярен среди наших клиентов. Если мы говорим про открытие кафе, эта история заблокирована для компаний с прямым иностранным капиталом. И если мы говорим про некоторые производственные линии, предположим, про работу с пластиком. Так как это весьма животрепещущая для Индонезии история – переработка пластика и в целом зеленая инициатива – это все тоже закрытый сегмент для иностранцев.

Александр: Понятно. Интересно. Кажется, что за последнее время в Индонезию приехало достаточное количество людей, которые серьезно задумываются о собственных расходах. Тем не менее, они регистрируют индонезийские компании на себя. И их не отпугивают эти цифры в 600 000 долларов. Или тут какая-то идет сказка?

Игорь: Нужно понимать, что, во-первых, важный момент – это то, что многие консультанты относятся к этой сумме, как я уже говорил, как к весьма рекомендательной.

Александр: Формальной.

Игорь: Во-вторых, нужно понимать, что в основном в Индонезию приезжают люди с бизнес-проектами определенного масштаба. Если мы берем в среднем проекты, которые вывозятся в Индонезию, мы говорим о том, что это крупные проекты либо, наоборот, малые. То есть существует очень большая полярность. Либо люди хотят сделать кафе, либо люди хотят перевезти сюда завод. И такая полярность запросов существует. И, в принципе, можно найти решение для того и для другого.

Но один из факторов, почему людей не отпугивает данная сумма уставного капитала, – достаточно строгое законодательство в некоторых моментах и иные критерии – это желание получать прибыль с индонезийского рынка. Потому что если смотреть на цифры, если смотреть на исследования Мирового банка, если смотреть на исследования финансовых компаний, то Индонезия – это одна из самых привлекательных стран, с точки зрения инвестиций на данный момент. И это огромный рынок.

Есть очень популярное заблуждение, которое я хотел бы быстро обсудить. Касательно населения Индонезии. Нужно понимать, что многие, приезжая в Индонезию, думают, что остров Бали – это, собственно говоря, и вся Индонезия. И каждый раз я им задаю вопрос о населении Индонезии.

Александр: Да, и нам тоже ты задал. Я сказал, что это сравнимо с населением России. 140 000 000.

Игорь: Да. А правда такова, что вдвое больше. Население Индонезии – это уже более 270 000 000. И это максимально быстро растущий средний класс, который повышает покупательскую способность. Поэтому многие приезжают сюда, ознакамливаются с требованиями и принимают взвешенное решение о том, чтобы выйти на индонезийский рынок, несмотря на все эти ограничения, на всю эту специфику, для того, чтобы успешно работать, развиваться.

Структура компании

Александр: Понятно. Так. Следующий пункт нашей программы – структура исполнительных органов. Там есть точно некоторые новости, к которым мало кто готов. Я про позицию комиссара.

Игорь: Да. Собственно говоря, давайте тогда сразу обсудим комплексно структуру. Минимально компания индонезийская может состоять из 2х акционеров.

Александр: Оба могут быть иностранцы?

Игорь: Оба могут быть иностранцами, в зависимости от ОКВЭД. В большинстве ОКВЭД – да. Но если мы говорим про некоторые, которые мы обсуждали ранее, – это может быть обязательное наличие местного капитала. Иностранное владение до 100% – минимум 2 акционера, директор и комиссар. Сразу скажу, что эти позиции можно совмещать. Стандартная структура – это 2 иностранца-акционера, партнера, один из которых также является директором компании, второй также является комиссаром. Директор осуществляет операционное управление и надзор. Собственно говоря, это довольно стандартная для международной практики роль.

Александр: Подписант по счету, как правило, директор. А комиссар осуществляет надзор над директором?

Игорь: Да. Комиссар осуществляет надзор над деятельностью директора. И у него есть право подписи на наиболее важных решениях компании. Мы говорим про смену в структуре, включая продажу доли. Мы говорим про увеличение уставного капитала, мы говорим про утверждение финансовой отчетности и про получение заемных средств. На всех этих процессах нужна подпись комиссара. Но момент, который при этом следует учитывать – комиссар несет солидарную ответственность с директором. На самом деле эта система очень понятна нашим соотечественникам, потому что они видят даже как плюс тот фактор, что 2 партнера приходят делать бизнес. Они оба становятся директором и комиссаром. У них обоих есть контроль над происходящим и есть ответственность, что неким образом повышает уровень доверия, особенно если брать какие-то юридические аспекты между партнерами.

Александр: Нет, мне это не кажется чем-то дополнительно резонным, с точки зрения контроля над бизнесом. Мне кажется, тот факт, который все на свои места расставляет, это то, что раньше комиссаром мог быть только индонезиец. И тогда все становится на свои места. Забота государства о местном населении как раз и заставляет ставить индонезийца контролером деятельности иностранцев. Так было. Сейчас это уже не так.

Игорь: Так было. Но это весьма давно не так. С тех пор данная механика претерпела множество изменений. Нужно понимать, что иностранный капитал, иностранные акционеры имеют весьма определенное понимание касательно того, какую структуру они видят. И включать в это незнакомого им человека, в том числе местного, не на позиции сотрудника, а на позицию блокирующую – это было бы весьма критично. Поэтому все, в принципе, довольны текущим положением дел, что можно структуру в целом сделать в плане руководства автономной от местного населения.

***

Регистрация компании на Бали – это технически простая процедура, помноженная на расслабленность местного персонала.
Нестабильные сроки, архаичность правовой системы и протекционизм местного населения.
Но в целом процедура выглядит допустимой, особенно вследствие ее дистанционности и возможности зарегистрировать компанию без выезда.
Однако не стоит пренебрегать местными законодательными требованиями в отношении уставного капитала, регулирования сложных взаимоотношений инвесторов-акционеров и разными классами акций.
Особое внимание следует уделить подбору и знакомству с индонезийцем, который будет занимать пост в исполнительных органах вашей компании.
Святослав Красильников <b>Ведущий юрисконсульт GSL Law & Consulting</b>

отвечает Святослав Красильников

Ведущий юрисконсульт GSL Law & Consulting

***

Александр: Понятно. Со структурой разобрались. С уставным капиталом разобрались на предыдущем этапе. Для меня действительно было любопытно, что не нужно открывать накопительный счет предварительно до регистрации, чтобы туда перевести уставной капитал. До момента получения Свидетельства о регистрации он заблокирован. Потом же его можно начинать тратить.

А тут такая история, что уставной капитал – это нечто вроде размера заявленных инвестиций. И он может быть выплачен в течение 3-5 лет. Еще срок этой выплаты даже точно не определен. А также он может выплачиваться из уже появляющейся прибыли. Хотя тут мне не понятно было. Значит, сначала оплачиваются налоги, и потом реинвестируется прибыль. Я-то думал как раз, если реинвестируется, то налоги можно не платить.

Игорь: Нет. Сначала оплачиваются налоги, потом прибыль реинвестируется.

Александр: Понятно. Коль скоро мы начали говорить о налоговой системе, давай тогда продолжим. Налог на прибыль. Хотя мы понимаем, что вопросы отнесения затрат на себестоимость здесь не регулируются или не сильно контролируются.

Игорь: Да.

Александр: Тем не менее, налог на прибыль.

Игорь: Значит, налог на прибыль. Есть 2 разные системы. Нужно понимать, что компания новорегистрируемая 3 года может претендовать на упрощенную систему налогообложения.

Александр: А это значит?

Игорь: А это значит 0,5% от оборота, если годовой оборот не превышает 300 000 долларов. Это история для стартапов, для периода открытия, для компании в сфере девелопмента в период стройки и так далее. То есть это копейки.

Александр: Да.

Игорь: Это копейки, это очень низко. Понятно, что оборот в 300 000 любая серьезная компания перепрыгнет практически сразу. Но, тем не менее, такая опция для стартапов есть. После этого идет прогрессивная шкала налогообложения, которая начинается от 11% на прибыль.

Александр: Тоже очень низко.

Игорь: И по итогу заканчивается на 22% от прибыли. Что мне сразу хотелось бы обсудить? Есть системы налогообложения, существующие для отдельных сегментов бизнеса. К примеру, купля-продажа недвижимости облагается совершенно другим итоговым налогом – Final tax, который не связан с расчетом дохода, прибыли, оборота и так далее, который существует автономно.

Александр: Понятно. Так. НДС.

Игорь: НДС – 11%.

Александр: Даже не 19%.

Игорь: НДС – 11%. И он возникает после пересечения оборота в 30 000 долларов в год. То есть, грубо говоря, если компания в год превысила оборот в 300 000 долларов, она обязана в свои инвойсы включать НДС.

Но у данной истории тоже есть свои пути оптимизации и исключения. Примером является экспортный бизнес, где товар не заходит на территорию страны – НДС отсутствует. И второй вариант – это там, где можно очень прозрачно показать, что предоставляете услугу фактически не вы. Но есть пример (опять же актуальный крайне для сферы девелопмента) – это история, где девелопер получает деньги за строительство, когда фактически строительство осуществляет подрядная организация. Фактически удерживая с этой суммы НДС, он повышает стоимость для клиента, но никакую услугу не предоставляет. Поэтому тут есть возможность применения сквозного подхода для невыставления НДС на эту часть суммы. Это так, образно. Это можем мы обсудить с нашими клиентами подробнее на консультации.

Александр: Да. А ведение бухгалтерской отчетности? Подача отчетности? Сколько это стоит?

Игорь: Ведение бухгалтерской отчетности осуществляется местными индонезийскими фирмами.

Александр: Кстати, извини. Бухгалтер обязателен?

Игорь: В компании в структуре нет. Обязательна ли подача отчетности? Да, естественно. Как и везде.

Александр: Я, скорее, про обязательный аудит. Понятно, в Великобритании можно сделать отчетность самому. И только для аудита нужно обращаться к кому-то. Здесь самому делать нельзя?

Игорь: Да. Я понял, о чем речь. Собственно говоря, аудит компании отсутствует. Аудит компании отсутствует до пересечения определенных планок.

Александр: Достаточно высоких, наверное?

Игорь: Да. Достаточно высоких. Это должен быть годовой оборот порядка 3 500 000 долларов. Если оборот от 3 500 000 долларов, то нужно готовить аудированное заключение по финотчетности. Но в целом финансовую отчетность готовят местные специалисты. Сами вы ее не сделаете без абсолютного знания госреестров и языка. Следовательно, вы это отдадите на некий аутсорс компании индонезийской. С чем мы тоже можем помочь.

Александр: Понятно. Которые стоят те же 200 долларов в месяц, надеюсь?

Игорь: 200 долларов в месяц – это у нас в целом. Но это будет стоимость бухгалтерского сопровождения работы с первичной документацией. Но стоимость подготовки ежегодной отчетности, именно financial statement, которая готовится по окончанию финансового года, будет отдельной.

Александр: НДС отдельно тоже тарифицируется? Ведение отчетности по НДС?

Игорь: Ведение отчетности по НДС – нет, постановка на учет – да.

Александр: Отчетность по НДС ежеквартальная? Ежемесячная?

Игорь: Отчетность по НДС ежеквартальная.

Александр: И вообще про налоговое администрирование, насколько я понял, тоже в зачаточном состоянии. И поэтому востребованные инструментарии налогового планирования, я так это скажу, весьма допустимы.

Игорь: Они, во-первых, весьма допустимы. И, во-вторых, на данный момент пока еще не вызывают какого-либо негатива. Я так отвечу тоже на этот вопрос.

***

Налоговую систему Индонезии хотя и нельзя идентифицировать как оффшорную, но уровень ставок по налогу на прибыль вполне соответствует минимальному допустимому европейскому уровню.
А по НДС существенно превосходит Европу, уступая разве что Дубаю.
Хотя налоговое администрирование и слабое, а налоговое планирование допустимо, это не отменяет необходимости ведения бухгалтерского учета, пусть и ежемесячного, но дешевого.
Святослав Красильников <b>Ведущий юрисконсульт GSL Law & Consulting</b>

отвечает Святослав Красильников

Ведущий юрисконсульт GSL Law & Consulting

***

Открытие счета

Александр: Видимо, следующим и самым важным этапом является открытие банковского счета корпоративного.

Игорь: Да.

Александр: И если, например, в тех же Эмиратах это самая главная проблема, занимающая львиную долю всего времени или даже несколько львиных долей, то в Индонезии, по-моему, это относительно просто.

Игорь: В Индонезии это действительно относительно просто. Но нужно понимать то, что ситуация очень динамична, она меняется. И тут мы возвращаемся к вопросу менталитета и к тому самому знаковому вопросу: «Зачем?»

Мы столкнулись в нескольких банках с такой историей, что в прошлом году перед Новым годом банк уже выполнил интересные себе финансовые показатели. И на предложение открытия нового счета для какой-то весьма перспективной компании они отвечали: «Зачем? Мы на этот год уже все, что нужно, сделали, поэтому можете идти в другое отделение. Можете идти в другой банк». Это для меня было вообще дико. Мы приходили в банк, говорили, что нам нужно. И нам говорили: «Идите в другой банк». Один частный банк называл нам контакты другого частного банка, чтобы мы шли к ним и не занимались какой-то ерундой. Это для меня, конечно, было таким легким шоком.

Возвращаясь к процедуре открытия, нужно понимать, что есть одна важная переменная: это наличие и отсутствие KITAS (вида на жительство). И открытие возможно до получения KITAS и после получения KITAS. Разница состоит в сложности, сроках и в доступном спектре банков. Нужно понимать, что стандартный ответ законодателя очень прост: «Открытие счета до получения KITAS директором компании невозможно». У нас есть партнерские отношения с определенными банками, которые готовы идти в этой части навстречу.

Александр: Под наше обещание, что KITAS все равно будет получен позже.

Игорь: Да. Нами выпускается рекомендательное письмо, содержание которого, собственно говоря, следующее «Данный человек сейчас находится в процедуре получения KITAS и получит его в течение n-нного количества времени». Собственно говоря, под данные гарантии определенные отделения банков (даже не определенные банки – определенные отделения банков) готовы открывать счета. Но средний срок открытия счета за последний месяц изменился с 1-2х рабочих дней до примерно 2х недель.

Александр: Все равно, конечно, нереальные сроки, которые за последние 5-7 лет звучат на рынке корпоративных услуг. Открыть корпоративный счет за 2 недели, да даже за месяц – это что-то нереальное. Для этого нужно приезжать в Индонезию, чтобы стать подписантом по счету?

Игорь: Если мы говорим про процедуру регистрации, то это тот самый первый визит в Индонезию. До этого все процедуры вы могли делать удаленно: зарегистрировать компанию, открыть электронную визу для KITAS. Аналог можно встретить в Эмиратах, та же примерно система.

Соответственно, после этого потребуется приехать. Во-первых, для того, чтобы получить KITAS, и, во-вторых, потому что присутствие директора лично требуется на открытии счета.

Визит в Индонезию лучше планировать без какого-либо ограничения жесткого по датам. Но в целом мы можем многие процедуры оптимизировать. За дополнительную стоимость мы готовы ускорить процедуру получения KITAS. За дополнительную стоимость мы готовы разбить процедуру получения банковского токена (Digipass, ранее распространенный в Европе) на 2 этапа: клиент приходит подписывать документы, уезжает, а Digipass за него получаем и отправляем ему мы. В целом, возможно максимально сократить срок пребывания в Индонезии. Но бизнес на данный момент остается весьма требовательным к присутствию. Поэтому лучше рассмотреть весьма существенный срок пребывания.

Банки / Банковская система

Александр: Давай пошире затронем тему банковскую. И потом только перейдем к KITAS, а также к требованиям местных сотрудников. Это очень интересная тема. Продолжаем про банки. Значит, во-первых, какое количество их здесь вообще? В каких мы работаем? И назвать их, собственно.

Игорь: Количество банков больших, с которыми имеет смысл работать, достаточно существенное – порядка 15 банков.

Александр: Выбор есть, слава богу.

Игорь: На самом деле их намного больше. Мы сейчас говорим про остров, потому что все-таки удобнее всего прилететь зачастую на остров Бали, в сравнении со столицей Джакартой. Но нужно понимать, что с ходу можно назвать порядка 5-6 банков, с которыми имеет смысл работать, с которыми можем помочь мы.

Александр: Например?

Игорь: Это в первую очередь 3 государственных банка: банк Mandiri, банк BNI и банк BRI. Также имеет смысл рассмотреть полугосударственные и частные банк: Permata, Maybank и Danamon Bank. Кроме этого в Индонезии уже представлены филиалы международных банков. В Индонезии представлен HSBC, представлен ОСВС, в Индонезии планируют, если я не ошибаюсь, открыть филиал BBVA. Мы все-таки говорим больше про Джакарту, про столицу. В принципе, выбор есть, с кем работать.

И в целом про банковскую систему хочу сказать, что я был очень приятно удивлен уровнем оцифровки услуг. Нужно понимать, что страны СНГ, по общему признанию, ушли очень далеко в плане своих…

Александр: В качестве банковских продуктов, удобства интернет-банка, приложений. Да. Это, конечно, все говорят.

Игорь: Это общепризнанный факт, что СНГ стоит на очень высоком уровне. В то время как, имея опыт работы с банками Евросоюза, с банками оффшорными, зачастую это все-таки сложные, весьма архаичные системы.

Приехав в Индонезию, услышав про Digipass, я ожидал попасть туда же. То есть я ожидал попасть в архаику, в старые системы, в неудобные порталы. Но был очень приятно удивлен, что все крупные банки имеют очень хорошие удобные приложения. Они могут быть очень простыми по дизайну, но, тем не менее, они совершенно достаточны для выполнения основных функций по счету. И очень просты в освоении. Поэтому могу сказать, что тут беспокоиться не следует.

Александр: И, понятно, они на английском.

Игорь: Да. Приобретая счет в индонезийском банке, вы можете ожидать современного способа предоставления услуг через мобильный банк, через онлайн-банк, единственная специфика которого – наличие Digipass. К чему, собственно, достаточно быстро привыкаешь.

Александр: То есть единственное отличие от российской практики: тебе приходят не СМСки, и не push-уведомления, а ты должен дополнительно вводить на специальном устройстве. Калькулятор какой-нибудь?

Игорь: Да. Это небольшой калькулятор, или, как его называют многие местные, когда пытаются объяснить суть данного прибора, это «тамагочи». Потому что они примерно похожи по размеру.

Александр: У тебя с собой где-то он есть?

Игорь: У меня с собой его, к сожалению, нет. Но фотографию его мы прилагали в нашей статье, в которой разбирали открытие счета.

В целом система быстрая, работает хорошо. Нужно понимать, что забавная специфика в том, что банки дают очень хороший курс обменный. Если сравнивать обменный курс в частных обменниках и в банке, в банке он будет в 9 случаях из 10 лучше. Причем это мы говорим о достаточно существенной разнице. Поэтому рекомендую не бояться открытия счета в Индонезии, рассматривать его как опцию весьма интересную в текущее время.

Александр: Так. Тарифы. Можно конкретные цифры не называть. Хотя если ты их помнишь, то тоже неплохо. По крайней мере в сравнении с тем, к чему мы привыкли в России.

Игорь: Нужно понимать, что если мы сравниваем с российскими банками и с переводами внутри России, то будет похоже. Транзакция из Индонезии в Индонезию с одного индонезийского счета на другой индонезийский счет: максимальная комиссия, которую можно встретить – 6 500 рупий.

Александр: Это в долларах? 0,5 доллара?

Игорь: Это порядка 20 рублей. От 20 до 25 рублей. Это достаточно низко. Это достаточно приемлемая комиссия. Но если мы говорим про переводы международные, то там картина немного меняется. И тут вопрос – с чем сравнивать. Если сравнивать с тем, как было когда-то, когда не было проблем геополитического характера, когда были прямые связки банков, не было проблем с банками-корреспондентами, то, в принципе, тарифы можно назвать достаточно существенными. За международный перевод – порядка 20 долларов.

Александр: Это все равно дешево. Как раз 20 долларов – это «золотое время» оффшора, 1995 – 2000 годы. Тогда тариф за перевод международный был долларов. Я помню, в швейцарском банке, который требовал очень большие остатки, перевод стоил 37 долларов. Сейчас 20 долларов – абсолютные копейки, конечно.

Игорь: На самом деле это кажется абсолютными копейками, с точки зрения опыта работы с международными банками. Поэтому когда я вижу эти цифры двухзначные в текущих реалиях, я понимаю, что комиссия за перевод любой будет двузначной в долларах – это, в принципе, нормально.

Но для местных, особенно для австралийцев, которые являются наиболее сильными партнерами, близкими Индонезии, если брать международный какой-то бизнес, тарифы считаются весьма существенными. Они считаюттакие тарифы для себя неприятными.

Александр: Ну и пусть считают. Они, слава богу, не сталкивались с процентом от суммы за перевод. Да еще там, где отсутствует верхняя планка лимита этого тарифа. Причем это как с исходящих, так и с входящих. Так что абсолютные копейки. Я не знаю, я ожидаю все-таки, что должен быть, если не подвох, то дополнительные подводные камни. Что там с валютным контролем?

Игорь: Валютный контроль весьма строгий. Нужно понимать то, что индонезийская компания обязана вести свои расчеты и совершать сделки только в индонезийских рупиях. На данный момент уже утверждена и разработана механика использования доллара в договоре. Но для фиксации договора к доллару требуется также закрепить обменный курс. По практике.

Александр: Ты говорил, он достаточно низкий, хороший?

Игорь: Он достаточно низкий. Но нужно понимать, что он очень серьезно колеблется. Мне все об этом говорили, что он серьезно колеблется. На протяжении почти года он был стабильным. И я начал сомневаться в этом утверждении. Но месяц назад был скачок с примерно 15 000 рупий за доллар до 14 000, где рупия существенно сильно укрепилась. Это внесло коррективы во многие договоры, привязанные к доллару. Но в целом правило однозначное: фиксируйте договор в рупиях, ведите отчетность в рупиях.

Из насущного: запрещены расчеты в криптовалюте. Но индонезийская компания может иметь криптовалюту в качестве своих активов. В том числе индонезийская компания может открыть счет на индонезийской криптобирже и обладать криптокошельком.

Александр: Это интересно. То есть вполне возможно Индонезию отнести к криптофрендли странам?

Игорь: В целом – да. Особенно с учетом текущего вектора развития. Нужно понимать, что в Индонезии было открыто криптолицензирование. И процедура была весьма доступной. Сейчас прием заявок приостановлен. Но в целом очень многие наши клиенты этого ждут.

Александр: Да. Если банки не боятся, да еще и лицензирование здесь будет… Страна не оффшорная, еще, по-моему, не очень сильно негативно засветившаяся именно в контексте криптовалют. Поэтому – да.

Игорь: Да. Нужно понимать, что мы говорим о лицензии той самой вожделенной криптообменника, которая ранее тут выпускалась. И многие проекты были реализованы. Сейчас потенциально выпуск данной лицензии возобновится.

Александр: Понятно. Еще важный вопрос, которым мы характеризуем любой иностранный банк. Частично ты на него уже ответил. Все равно. Минимальные требования к остаткам, к обороту?

Игорь: Минимальных требований к оборотам нет. Минимальные требования к остатку при регистрации (в зависимости от банка) – нужно будет внести где-то от 700 до примерно 2 000 долларов на счет.

Александр: Застрелиться.

Игорь: Это очень низкие остатки, с точки зрения современных реалий корпоративных счетов в международном структурировании. Но возвращаясь к теме уставного капитала, держать счет в компании пустым мы не рекомендовали бы.

Александр: Да. Особенно в контексте того, что за 3-5 лет по нему, как минимум, должно пройти 600 000 долларов.

Игорь: Да. Мы буквально на секунду вернемся в эту тему, закрыв важный момент – штрафные санкции за несоблюдение требований по уставному капиталу. Нужно понимать, что на данный момент закон не устанавливает штрафные санкции за данное правонарушение. Госорганы могут приходить, выяснять вашу ситуацию и с вами договариваться, во многом, конечно, в характере императива, о том, какие вам нужно изменения внести. Но как только внесли сумму уставного капитала, даже неполную, вы ушли от главной проблематики – вас больше нельзя обвинить в мошенничестве с целью получения вида на жительство.

Александр: Да. Их главное опасение в этом. Не в вопросах отмывания денег, не в вопросах ухода от налогообложения. Больше всего они заботятся: 1) мошенничество в сфере вида на жительство и 2) если вы своей деятельностью будете заступать на территорию местного бизнеса.

Игорь: Да.

Александр: Понятно. Наверное, последний вопрос про банки, ответ на который я уже знаю и ожидаю. Это вопрос compliance, Due diligence, KYC и так далее. Судя по всему, у них этот вопрос еще совсем в зачаточном состоянии. Судя по той анкете, которую ты мне присылал для открытия счета. Она умещается, по-моему, даже не на всю страницу А4. И на каждый из вопросов, в том числе «род занятий» и «род бизнеса», можно ответить чуть ли не одним словом или одной фразой.

Игорь: Да. Индонезийский compliance сейчас существенно отличается от любого другого в международной практике тем, что по большинству пунктов не запрашиваются подтверждающие документы.

Александр: Даже так?

Игорь: Да. Не запрашивается подтверждение адреса проживания, не запрашивается подтверждение источника происхождения средств. Но это далеко не значит, что данные вопросы не возникнут в будущем.

Александр: Все-таки задают вопросы по мере прохождения транзакций?

Игорь: Когда я переводил свои средства из России в Индонезию, и мне пришла определенная сумма на счет, со мной связался представитель банка и попросил дать объяснение, что это за сумма, зачем она мне тут. Это объяснение все еще было очень односложным (я дал просто отзыв, что это перемещение собственных средств). Но нужно понимать, что это везде в мире является весьма понятной, с точки зрения compliance, процедурой. Если бы я получал большой платеж как физлицо от физлица какого-то другого за пределами Индонезии, это вызвало бы определенные вопросы.

Александр: Но, тем не менее, то, что ты рассказываешь, уже есть хорошие знаки: 1) что он сам тебе позвонил, 2) видимо, удовлетворился короткими, быстрыми объяснениями, 3) не запрашивал документы, 4) быстро это все решено. Это отличается от варианта, как это может происходить в Эмиратах, когда ошибка, которая возникла по вине банка, может привести к тому, что счет блокируется. И дальше ты сам ходишь и выясняешь: «А что? А как? А почему?» Причем, на этот счет завязаны платежи за электричество, которое у тебя тут же отключают. И ты сидишь в 50˚ в некондицинируемом помещении. И единственное, куда ходишь подышать, это тот самый банк, где ты беседуешь с сотрудником за сотрудником для того, чтобы выйти наконец на того, кто начнет решать твои вопросы.

Игорь: Тут ситуация лучше. Но я бы хотел все-таки добавить немножко реализма.

Александр: Конечно, опасения все равно ожидаются.

Игорь: На моей практике пользования личным счетом была следующая ситуация. Я произвел оплату онлайн авиабилетов по своей карте дебетовой. Оплата была зафиксирована, деньги списались. После чего авиакомпания Emirates звонит мне и говорит, что банк отменил платеж, запросил средства обратно. Я звоню в банк с целью выяснения данной проблемы. И мне говорят, что у меня при открытии счета не была активирована опция онлайн-платежей.

Александр: Вот в чем дело. Хоть так.

Игорь: Решить данный вопрос онлайн невозможно. Ты едешь в банк лично.

Александр: Логика как раз есть. Для того, чтобы активировать онлайн-платежи, хотя бы раз ты должен лично посетить банк.

Игорь: Мы говорим именно о том, что я до этого лично был в банке, подписывал документы, открыл счет. Мне ее не активировали, мне нужно снова ехать в банк. Будь я уехавшим из Индонезии клиентом, это было бы очень существенной для меня проблемой.

Но в целом нужно выделить еще тот факт, что онлайн-поддержка может помочь восстановить доступ к онлайн-банкингу, получить доступ к приложению, чему-то еще. В свое время индонезийцы очень сильно пострадали от мошенников онлайн, поэтому банки очень осторожны. Нужно быть готовым к тому, что вы назовете всю информацию из вашей анкеты с целью подтверждения того, что вы – это вы при звонке в поддержку банка.

Александр: На самом деле тех, кто знаком с английскими банками, это не напугает.

Перевод активов

Александр: Ты тоже уже немножко коснулся этого вопроса, связанного с переводом денег из России. Значит, это возможно. Мы подтверждаем, что Индонезия – это дружественная страна. Поэтому платежи ходят легко. Кстати, вопрос. Если не ошибаюсь, по-моему, ты мне упоминал о том, что они готовы принимать, в том числе из санкционных банков. Или нет?

Игорь: То, что они принимают платежи из санкционных банков, это, скорее, следствие. Нужно понимать, что на текущий момент финконтроль Индонезии работает таким образом, что они сначала принимают, потом проверяют. Потому что им не тяжело отправить обратно по итогам. Но в отличие от процедуры, в международной практике распространенной, где средства морозятся на неких счетах-корреспондентах и только потом поступают на счет после проверки, тут они сначала поступают, и начинается проверка. Одновременно с чем ты, в принципе, можешь ими даже частично пользоваться уже. Поэтому если банк, зарегистрированный в РФ, может отправить, Индонезия примет. Если у них есть доступ к SWIFT, примут по SWIFT. Если доступ к юаню, примут в юанях. Если есть доступ к евро, примут в евро.

Александр: Из 3-х важных факторов 2 положительные. Что наш банк может отправить, а их банк может принять. А дальше уже все зависит от тебя, насколько ты с банком дружественен, насколько ты контактен и быстро можешь их информацией снабжать. Причем в достаточно легком, по-моему, режиме. Ты говоришь, что документы даже ни разу никогда не представлял, в подтверждение своих слов.

Игорь: В подтверждение – нет.

Александр: То есть никаких «Предоставьте выписки по своему личному счету за 3 последних месяца. Справку о заработной плате с предыдущего места работы». Ни налоговой декларации, ни свидетельства о налоговом резидентстве. Никаких.

Хорошо. Я попытался охватить даже не весь список, а хотя бы основные вопросы, которые тебе зададут в европейском банке. Причем я даже еще не касался ни коммерческих документов: ни контракты, ни инвойсы, ни бизнес-планы. Ничего этого не надо. Хорошо.

Игорь: Но тут сразу хочу сказать, что я не хочу вызвать некое впечатление того, что индонезийский compliance не существует. Потому что мы встречались с тем, что лица, относящиеся к категории РЕР (Politically exposed person)...

Александр: Ну, слава богу.

Игорь: Особенно если мы говорим о PEP, если можно так выразиться, связанных с политикой. Мы встречали отказы.

Александр: То есть что такое World-Check они знают. И также они иногда умеют очень выгодно использовать информацию о ведении бизнеса в Израиле.

Возвращаясь к теме проблемных стран для Индонезии, если есть РЕР, которому нужно потенциально отказать, и у него есть еще информация о том, что у него бизнес-проблемы (гражданство, что-то еще в Израиле), то с высокой вероятностью такой отказ будет. Хорошо. Понятно.

Ну что, про банки мы проговорили все. Наверное, на этом можно завершить нашу методичку, связанную с регистрацией компании и открытием банковских счетов.

***

Истинный восторг у искушенного европейским опытом предпринимателя вызывают индонезийские банки.
Отсутствие требований по остаткам и оборотам, лояльное отношение к российскому паспорту, низкие тарифы, допустимый комплаенс, свободное движение средств как в так и из РФ – все это делает балийский банкинг столь востребованными.
Однако, после личного знакомства общее выбранного банка все-таки будет снижено вследствие архаичности банковской системы и неготовности индонезийцев ко всему новому.
И уровень цифровизации приложений хотя и допустимый, но все-таки уступает привычному стандарту российского финтеха.
Святослав Красильников <b>Ведущий юрисконсульт GSL Law & Consulting</b>

отвечает Святослав Красильников

Ведущий юрисконсульт GSL Law & Consulting

***

Разрешение на работу / Рабочие квоты

Александр: Возвращаемся к той теме, которую мы забыли просмотреть. Пункт последний –касательно регистрации компании. Это разрешение на работу и нормы по приему на работу иностранцев, а также местных. И требования в связи с этим.

Игорь: Да. Тема довольно-таки сложная. Состоит из 2-х частей: прием местных и прием иностранцев. Начиная с приема местных, нужно понимать, что есть требование, о котором многие забывают. Это требование по приему одного сотрудника при подготовке инвесторского вида на жительство. По иммиграционному законодательству, если выпускается инвесторский вид на жительство, такой инвестор обязан трудоустроить одного личного ассистента.

Александр: Если мы говорим про то, что в компании в Индонезии минимум двое, нужно принять двоих местных сотрудников?

Игорь: Нужно принять двоих. Но я бы сказал, что это будет проявление формализма, которое, в принципе, пока во многих вещах тут не требуется.

Александр: Достаточно одного?

Игорь: Да. Достаточно одного.

Александр: То есть законодательство – двое, а правоприменительная практика – один.

Игорь: Да. Переходя к вопросу трудоустройства иностранных сотрудников. Среди консультантов есть десятки позиций по поводу цифр. Я скажу вам так, как в законе. В законе соотношение иностранных сотрудников к местным 1 к 10. Точка. Если есть цель трудоустроить одного иностранного сотрудника, то нужно трудоустроить 10 местных. Мы можем с вами поговорить о практике, назвать цифры, которые «а можно 1 к 5», «а можно 1 к 3», «а можно 1 к 2». Мы говорим о ситуации «белой» и «не белой». «Белая ситуация» – 1 к 10. Все остальное – неправовое поле.

Александр: Понятно. Минимальная зарплата иностранцев?

Игорь: Минимальная зарплата в Индонезии установлена на планке в 3 000 000 рупий (порядка 200 долларов в месяц).

Александр: Я думал, что 200 долларов – это все-таки уборщица, нянечка и так далее. Значит, это для любого сотрудника в компании. Дешевле я просто нигде не видел, конечно.

Игорь: Важный момент, который нужно понимать по поводу иностранных сотрудников – не любую профессию по документам может выполнять иностранный сотрудник. Иностранный сотрудник не может стать строителем. Иностранный сотрудник не сможет выполнять те функции, которые угрожают рабочим местам местного населения. Поэтому в основном иностранных сотрудников регистрируют как директоров по развитию, как директоров по маркетингу, как руководителей отдела продаж и так далее.

Александр: Нам говорили, что я директор – управлять я могу, а работать я не могу. Так это звучало.

Игорь: Все верно.

Александр: Понятно. Поэтому при нем должен быть местный, который является его руками.

Минимальный фонд оплаты труда местного – понятно. Минимальные зарплаты иностранцам как-то регулируются?

Игорь: Только минимальным размером оплаты труда.

Александр: То есть это требование применимо, в том числе, к иностранцам. 200 долларов можно платить себе. Ты оформляешь здесь разрешение на работу. Знаешь, чем мы все-таки тему регистрации компании закончим? Наверное, в попытках определить, когда регистрация компании именно в Индонезии оправдана.

***

Если вы хотите получить разрешение на работу на Бали на себя, то следует помнить, что это повлечет за собой необходимость трудоустроить значительное количество местных сотрудников.
И хотя требования законодательства отличаются от реальных требований, следует понимать, что в этом случае вы действуете за пределами правовой нормы.
Пусть заработная балийца и не высока, особенно в сравнении с азиатскими хабами, такими как Гонконг и Сингапур, однако минимальное количество трудоустраиваемых индонезийцев делает эту разницу не такой значительной.
Красильников Святослав <b>Ведущий юрисконсульт GSL Law & Consulting</b>

отвечает Красильников Святослав

Ведущий юрисконсульт GSL Law & Consulting

***

Итого

Александр: Для чего нужно регистрировать компанию именно в Индонезии?

Игорь: Я могу привести следующие причины. Вариант А – самый понятный: желание выйти на индонезийский рынок. Если компания хочет выйти на индонезийский рынок как производитель в любом формате. Это отличная причина для регистрации индонезийской компании.

Александр: Я боюсь даже сказать, что это единственная причина.

Игорь: Не соглашусь. Вторая причина – это структурирование бизнеса, связанного с Юго-Восточной Азией, с точки зрения некого удобства проживания. Нужно понимать, что Индонезия в принципе, а именно Бали идет в ряде известных туристических локаций, где считается, что экспатам живется весьма комфортно. Поэтому если есть цель – вести бизнес в Юго-Восточной Азии, почему бы не Индонезия?

Александр: Если не комфортно, то уж точно дешево.

Игорь: Да. В сравнении, но дешево.

Александр: В сравнении с Гонконгом. С Сингапуром.

Игорь: Да, в сравнении с Гонконгом, естественно. Перехожу к третьему и очень важному в текущей ситуации основанию. На данный момент это политически нейтральная гавань. И если какая-либо компания, холдинг, структура хочет минимизировать свои риски, связанные с политическими колебаниями, то ей следует рассмотреть Индонезию как абсолютно самостоятельную, абсолютно автономную страну, придерживающуюся полного нейтралитета.

В целом могу сказать, что Индонезия – это одна из тех стран, где успешный долгосрочный бизнес можно построить только при учете интересов местного населения. Построить компанию-оболочку, shell-company, построить просто несуществующую компанию-прокладку торговую можно, но в долгосрочной перспективе может являться весьма проблематичным.

Александр: Как Индонезия с точки зрения международной торговли? За вычетом того, что для международной торговли в Юго-Азиатском регионе это подходит. А вообще?

Игорь: Вообще это тоже очень хороший выбор для именно торговой сферы. Экспортный бизнес через Индонезию будет структурировать очень удобно, ввиду того, что если товар не заходит на территорию Индонезии, то не возникает НДС. Это является таким краеугольным основанием для регистрации подобного типа компаний. Потому что налоговая система не относится к оффшорной, что может казаться кому-то минусом, с точки зрения того, что Индонезия – это история не совсем про оптимизацию. В современном мире мы все равно видим тенденции деоффшоризации и понимаем, что нужно просто искать опцию.

Александр: Да. И в эту сторону смотреть.

Игорь: И в эту сторону смотреть. Да.

***

Несмотря на то, что на первый туристический взгляд Бали представляется идеальным местом для ведения бизнеса, следует определить, когда и зачем необходимо релоцировать бизнес в Индонезию.
Для того чтобы выйти на местный рынок, заняться недвижимостью или получить криптолицензию.
Сделав выбор в пользу Бали как основного места своего пребывания и бизнеса важно осознать главные запреты: на Бали нельзя регистрировать бизнес с единственной целью – получить вид на жительство и нельзя заниматься бизнесом, традиционно зарезервированным для местных.
Святослав Красильников <b>Ведущий юрисконсульт GSL Law & Consulting</b>

отвечает Святослав Красильников

Ведущий юрисконсульт GSL Law & Consulting

Докладчик
Александр Алексеев
Александр Алексеев Управляющий партнер GSL Law & Consulting
Регистрация компании на Бали. Открытие корпоративного счета на Бали
00:00

Другие видео по теме
Индонезия

RU EN