Вебинар 07 марта 2017 15:00

Продажа акций Bank of Cyprus, полученных в результате кипрского банковского кризиса 2013 года: Возможно ли это?

Как продать акции Bank of Cyprus, полученные в результате кипрского банковского кризиса 2013 года?
Открытие брокерского счета в CISCO: основные требования, документы, сроки.
Перевод акций на брокерские счета.
Продажа акций, стоимость.
 

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев (А.А.): Здравствуйте, дамы и господа!

Мария Телегина М.Т.: Здравствуйте!

А.А.: Тема нашего сегодняшнего вебинара уходит, как мне кажется, уже в далекую историю…

М.Т.: Ну, да, 4 года назад.

А.А.: 26 марта 2013 года будет дата того самого события – кипрский кризис, как вы уже догадались. В двух словах, наверняка, все, кто нас смотрят, знают, в чем он состоял. 26 марта 2013 года, Центробанк правительства Кипра объявил о так называемых банковских каникулах, когда заморозили все вклады с очень небольшими возможностями к доступу. И еще, по моему, через две – три недели, после консультации в кипрском парламенте и Министерстве финансов, президент Кипра летал сначала в Россию, потом в ЕС и там в составе тройки это все обсуждали. И вот в итоге было принято решение о так называемой стрижке депозитов, когда больше всего пострадали вкладчики двух банков – Laiki банк, вкладчики которого потеряли все суммы, превышающие 100 тыс., и вкладчики Bank of Cyprus. А вот, давайте сразу включаться собственно говоря, ранее Маша Пономарева, теперь Маша Телегина, наш юрист, которая занималась сопровождением того клиента, которому мы помогли, как сказать, условно говоря вытащить деньги из Bank of Cyprus, полученные от продажи акций. Ну, давай лучше все последовательно.

М.Т.: В ходе вот этой стрижки депозитов вкладчики Bank of Cyprus пострадали тем самым образом, что сумма, которая превышала 100 тыс. евро - страховая сумма, они были разделены на несколько видов активов. 47,5 % активов были переведены в акции…

А.А.: А 47 %, слушай, я помню 40 %, у меня с тех времен осталась цифра 40, а оставшиеся?

М.Т.: Оставшиеся 42,5 % были распределены на 3 депозита с разными сроками – 6, 9 и 12 месяцев. И оставшиеся 10 % были распределены, и клиенты могли этими 10 % пользоваться. Соответственно понятно, что со срочными депозитами все клиенты, так или иначе, их получили.

А.А.: То есть прошло время, через 3, 6, 9…

М.Т.: Через 6, 9 и 12

А.А.: А через 6, 9 и 12, сколько там получается?

М.Т.: 42,5 процента. Они получили деньгами. Плюс к этому еще проценты.

А.А.: Интересно какие.

М.Т.: Там, на 6 месячный депозит – 2,95 %, а на 12 месячный срок – это 3,4 %.

А.А.: Вообще говоря, очень даже неплохие проценты. В общем-то, тема нашего сегодняшнего вебинара, что случилось с оставшимися 44 %. И собственного говоря, Маша и помогала нашему клиенту их высвободить и превратить их обратно в деньги. Вот об этом то мы сегодня и говорим.

М.Т.: Оставшиеся акции были выпущены соответственно держателями депозитов, скажем так. Они превратились в акции. Номинальная стоимость акций была один евро на тот момент. В последующие периоды банк Кипра дополнительно выпускал акции. Тем самым стоимость акций размывалась. По состоянию на июль 2015 года рыночная стоимость одной акции банка Кипра была примерно 0,19 евро. Соответственно это тот период, когда к нам пришел клиент и изъявил желание избавиться от этих акций…

А.А.: И желательно подороже.

М.Т.: Соответственно мы искали несколько возможных вариантов и один из самых, скажем так, простых решений, было открыть брокерский счет на Кипре. Это собственно кипрская компания, которая является дочерним учреждением банка Кипра, так называемые, SISCO. Соответственно мы пришли туда, они отправили нам пакет документов. В принципе с ними было достаточно удобно общаться, так же как и с банком Кипра. Они достаточно коммуникабельные. Они не всегда быстрые, но, тем не менее, отвечают на вопросы, и в принципе достаточно удобно было с ними работать.

А.А.: Смотри, в связи с этим был ли какой-нибудь дополнительный KYC по клиенту, в связи, не знаю, с открытием брокерского счета, в связи с реализацией?

М.Т.: Нет, дополнительного KYC никакого не было. Счет брокерский мы открывали практически как обычный банковский счет.

А.А.: Несмотря на то, что это банк Кипра и клиент уже известен.

М.Т.: Ну да, все равно это другое учреждение, у них свое регулирование, свои какие-то дополнительные требования, поэтому понятно, что открывали клиенту счет как будто бы с нуля. Но плюсом послужило то, что они работают, так как являются дочерним учреждением банка Кипра, они соответственно позволили нам подписать банковские формы в присутствии сотрудников банка Кипра.

А.А.: То есть летать не нужно было?

М.Т.: Да, летать не нужно было. По документам в принципе все стандартно, все то же самое как для открытия обычного счета. Единственный момент - было больше банковских форм – брокерских. В том числе была такая доверенность, в которой мы тоже пытались долго разобраться, кто и как ее должен был подписать. Дело в том, что компания была не наша, клиент пришел к нам соответственно со своей компанией. И мы, в общем-то, достаточно продолжительный срок выясняли, кто должен подписывать эту доверенность. Это в итоге была доверенность от компании на брокера, который по этой доверенности имел право продавать акции.

А.А.: Осуществлять ту самую продажу, в которой мы были заинтересованы.

М.Т.: Соответственно также было особое требование к этой доверенности, что она не может быть подписана поверенным по доверенности, она должна быть подписана только директором.

А.А.: Ну, это технические вопросы.

М.Т.: Ну да, в остальном в принципе все… никаких таких необычных требований они не предъявляют, все по стандарту.

А.А.: Так, значит: открыли счет, дальше сам брокер осуществил продажу?

М.Т.: Ну, не совсем так. Открыли счет, дальше для того чтобы нам продать акции нужно было перевести их со счета, на котором они находились в банке Кипра, поскольку это всё-таки разные счета, на брокерский счет. На это у нас ушло примерно месяц. Ну, это опять-таки чисто технический момент. Особенности работы киприотов.

А.А.: Это точно.

М.Т.: Ну, в основном они тормозили несколько тот момент. Ну и, тем не менее, месяц – это достаточно большой срок. И соответственно, как только мы перевели акции, в течение месяца акции были проданы.

А.А.: Смотри, а пытались ли мы подождать повышения курса или этого было смешно ждать?

М.Т.: На тот момент не предвиделось улучшения ситуации и повышения стоимости акций на рынке, поэтому собственно клиент решил, раз уж он взялся продавать, то продать за то, что есть.

А.А.: Понятно.

М.Т.: Соответственно денежные средства были сначала перечислены на банковский счет, а потом обратно на счет.

А.А.: Смотри, что-нибудь брокеры говорили насколько для них сейчас эта операция обычная? Много ли клиентов решило продавать эти акции или кто-то стал держать их?

М.Т.: Нет, вы знаете, брокер ничего не говорил. Нам говорил представитель банка Кипра, что по этому пути пошли некоторые держатели акций, но немногие.

А.А.: Понятно, разве что некоторые. Так вот сейчас самое важное, правильно ли я понимаю, что сначала, сразу после кризиса, эти 47 % от заблокированной на счету суммы превратились в акции в отношении 1:1 и после того, как зашел американский акционер, там как раз размылись эти акции, и после этого события там стоимость акций рухнула в эти самые 5 раз?

М.Т.: Да.

А.А.: Понятно.

М.Т.: Но нужно сказать, буквально сегодня смотрела, обновляла информацию. Акции повысились.

А.А.: Повысились на сколько? Принципиально?

М.Т.: Сейчас одна акция стоит 2,82.

А.А.: То есть больше чем при распределении? То есть в 10 раз с 20 центов, о которых ты упомянула.

М.Т.: Да. И повысились они только в этом году.

А.А.: Интересно в связи с чем это?

М.Т.: Поскольку банк Кипра решил выйти на лондонскую фондовую биржу, после этого акции в цене сразу поднялись, и вот на сегодняшний день они котируются по 2,82.

А.А.: Интересно. Фактически сейчас, можно сказать, это интересный момент тем, кто потерял и ничего не сделал с акциями, сейчас можно даже выйти с прибылью. Причем получается - прошло 4 года, акции выросли в цене в 2 раза, это получается 20 % годовых, если я ничего не путаю. Нет, даже 25 %.

М.Т.: Да, очень даже неплохо.

А.А.: Спасибо кризису, называется.

М.Т.: И более того еще прочитала в новостях. Говорилось о том, что банк сейчас выходит на уровень, что в принципе планируют в следующем году распределять дивиденды по акциям. Так что может это тоже кому-то будет интересно.

А.А.: Хотя если продавать сейчас, до распределения дивидендов, то цена, конечно, получше.

М.Т.: Ну да.

А.А.: И такой вот у меня еще вопрос. Сколько всего клиент потерял от вложенного по итогам всех транзакций? Ответ- то неожиданный, то есть получается, что клиент даже не потерял, а выиграл.

М.Т.: Ну, в нашем случае потерял.

А.А.: Ну, в нашем да. А если будет сейчас продавать, то даже выиграет. Кто бы мог подумать. Удивительно. Сколько занял процесс? Насколько я понял, в общем-то, месяца в 3 мы уложились. То есть месяц открывали брокерский счет, месяц продавали…

М.Т.: Месяц переводили акции со счета в банке на брокерский счет и месяц продавали.

А.А.: То есть 3 месяца.

М.Т.: Да, 3 месяца, но у нас заняло чуть больше, потому что компания была не наша, а формы определенные нужно было подписывать, то есть на это ушло больше времени, чем ушло, если бы это была наша компания.

А.А.: Вот у меня был такой вопрос, но я по рассказу понял, что ответ на него отрицательный. Пришлось ли нанимать представителей, юристов, бухгалтеров, оценщиков или все это делал банк, брокер. Вопрос о дополнительных тарифах, которые могут возникнуть на этой процедуре.

М.Т.: Мы на самом деле никого больше не привлекали в данном случае. Единственный момент мы общались с нашими другими клиентами, которые занимаются брокерской деятельностью, спрашивали соответственно у них те или иные советы. Это было исключительно по нашей инициативе, чтобы мы понимали, сможем ли мы как-то помочь клиенту выиграть в данном случае. Но, к сожалению, не удалось, брокер продал по цене, на тот момент рыночной…

А.А.: То было желание клиента.

М.Т.: Да, это было желание клиента.

А.А.: Смотри, было ли у банка какое-то намерение по отношению к клиенту, грубо говоря, пустить клиента по какой-то определенной процедуре – давайте продавать или давайте подержим, действуйте через этого брокера и т.д.

М.Т.: В данном случае нет, потому что они способствовали, помогали нам в открытии брокерского счета, они не удерживали акции очень долго на своих счетах при переводе на брокерский счет. И клиент соответственно дал инструкцию на продажу, и брокер продал акции. Соответственно никаких предложений сделать с этими акциями что-то еще не было ни со стороны банка, ни со стороны брокера.

А.А.: Понятно. С какого порядка суммы вся процедура спасения денежных средств становится интересной, целесообразной? Значит исходя из твоего рассказа, я понял, что почти с нулевой. Грубо говоря, если 5 тыс. всего потеряно, то уже … или ты считаешь, что нет? Или возникают дополнительные расходы?

М.Т.: Дополнительных расходов в принципе нет. Только опять же документы, тут зависит от структуры, если клиент напрямую является директором, то в принципе тут особо расходов и нет.

А.А.: Грубо говоря, если 5 или 10 тыс. оставались на счету и их как раз там задержали, то их имеет смысл …

М.Т.: Ну да, единственное там брокер берет определенную свою комиссию. Если честно я не знаю, какая у него комиссия, но думаю, что это какой-то процент, скорее всего.

А.А.: Какой примерно?

М.Т.: Ну, меньше чем 50% в любом случае.

А.А.: По моим ощущениям, это в районе 1,2,3%, которые были бы уже грабительскими. То есть 3% от операции, наверняка, это уже очень много.

М.Т.: В любом случае, если какая-то сумма есть, то почему бы не воспользоваться возможностью продать эти акции?

А.А.: Понятно, хорошо.

М.Т.: Там будет где-то комиссия, какие-то расходы, которые это опять же не 100%, но с учетом повышающейся сейчас стоимости акций на рынке, в принципе, там может быть очень даже неплохо.

А.А.: Вот интересно, я понял, что это не наш клиент был, а сторонний, поэтому, может быть, связь у нас с ним не осталась, но все равно, остался ли клиент в банке или завершил свои отношения с банком, получив деньги?

М.Т.: Он завершил отношения, получив деньги, он закрыл свою структуру, потому что ему это уже было неинтересно. И собственно всех целей, которые он ставил, когда работал со своей компанией, он достиг.

А.А.: То есть он не остался клиентом банка в связи с тем, что задачи, поставленные перед созданием структуры, были решены. Они не связаны с реализацией.

М.Т.: Да, не связаны.

А.А.: Я не акцентировал внимание на том, когда была операция по продаже акций. Когда он это все реализовал? Достаточно давно ведь?

М.Т.: Мы начали с июля переговоры с клиентом.

А.А.: 2016 года?

М.Т.: В 2015. И продажа акций была в апреле 2016 года.

А.А.: А вот как. Значит переговоры с июля, а продали акции в 2016 - значит полгода фактически просто он сам…

М.Т.: Ну, мы там искали другие варианты опять же, как я говорила, потом мы поменяли брокера и после того как мы уже определились, что будем работать с этим брокером…

А.А.: То есть полгода – это всякие еще предварительные изыскания?

М.Т.: Ну да.

А.А.: И такой вопрос, практически риторический, но ставящий точку. Наверняка ты не знаешь ответа. Что бы он сделал сейчас, повторяя туже процедуру и имея накопленный опыт. А, ну мы сами решили, что нужно было, конечно, подождать.

М.Т.: Ну, кто же знал.

А.А.: Осталось ли что-то, что я не спросил у тебя, а ты бы хотела рассказать?

М.Т.: Ну, в принципе все.

А.А.: Вот тут у нас какие-то листочки, вот это что у нас?

М.Т.: Как раз то, что произошло с вкладами, вкладчиков банка Кипра, как были распределены денежные средства.

А.А.: Вот это самое интересное, ну и, во-вторых, конечно, интересно то, что подскочили акции. И по результатам всей этой истории те, кто продают акции сейчас, они оказываются в выгоде и выгоде существенной. Редко мы ставим такие позитивные точки в наших вебинарах, поэтому запомним этот день. Спасибо, до следующих встреч. До свидания!

М.Т.: До свидания!

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Мария Телегина

Юрист GSL Law & Consulting


(ctrl+enter)