Вебинар 22 января 2014 12:00

Опыт успешного открытия расчетного счета в банках континентального Китая

Практический опыт успешного открытия расчетного счета в банках Китая. Анализ процедуры открытия счета и требуемых сопроводительных документов, вопросы due diligence. Срок открытия счета. Особенности управления счетом, тарифы и требования по минимальному остатку и оборотам.

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев, управляющий партнер GSL Law & Consulting (А.А.)
&
Станислав Асеев, консультант GSL Law & Consulting (С.А.)
 
С.А.: Добрый день. Александр, мы хотели бы обсудить опыт открытия расчетного счета в банках континентального Китая на сейшельскую компанию.
 
А.А.: Я думаю, можно сформулировать даже чуть-чуть пошире: вообще на компании, так как они относятся к разным юрисдикциям и все остальное. Главное на сегодняшний день –– это опыт открытия банковского счета именно в континентальном Китае. То есть это не Гонконг. Гонконг это все-таки отдельная страна. В 1997 году она получила статус «Одна страна –– две системы». Одна страна под двойным управлением: под управлением Китая и под управлением Великобритании. И этот статус давался на 50 лет. Из них 17 лет уже прошло, осталось 33 года.
 
С.А.: Шли годы.
 
А.А.: И, кстати говоря, они так активно шли. И были достаточно значительные изменения в самом Гонконге. Но мы говорим сегодня не про Гонконг.
 
С.А.: Хорошо. Значит, примером открытия счета будет служить сейшельская компания.
 
А.А.: Да. Совершенно верно. Но давайте я все по очереди буду излагать. Значит, в Китае, по-моему, около 20 банков. Понятно, что они все государственные, и понятно, что регулирование у всех общее. Трудно вообще допустить, чтобы в Китае что-то было не похоже на другое. Согласны, да? Неважно какая это сфера: банковская или какая угодно. К чему я все это говорю? К тому, что если нас попросят: «А вы сходите в другой банк. А вдруг там по-другому отнесутся». Вот ответ: «Не будет по-другому».
 
С.А.: То есть везде достаточно универсальный подход.
 
А.А.: Конечно. Единый регулятор. В принципе, в Швейцарии тоже единый регулятор, но есть некоторые особенности в разных банках. Вот в Китае особенностей нет. В Швейцарии банков больше нескольких сотен, в Китае их, по-моему,20 или что-то такое. Все они государственные. Может быть, каждый из них чуть-чуть направлен на определенную индустрию. Я не знаю зачем. Но есть там строительный банк, есть там банк communications какой-то. Вот этот банк, я, к сожалению, не помню его название, оно имеет китайское звучание, ассоциировался с некой страховой компанией. И, по-моему, этот банк «вышел» из страхового бизнеса. Он расположен не в Гонконге, а в континентальном Китае, в свободной экономической зоне Шэньчжэнь. И туда очень просто попасть. Гонконг и Шэньчжэнь разделены речкой, которая так, собственно, и называется –– Шэньчжэнь. И попадая из Шэньчжэни в Гонконг, прилетаешь без визы. То есть на 14 дней тебе ничего не нужно получать. Вот этого, в общем-то, достаточно. Другая система в континентальном Китае. Туда визу, в общем-то, надо получать, на сколько бы ты туда не вылетел. Это отдельная история.
 
Что положительное в Шэньчжэни? Это свободная экономическая зона с особой процедурой получения визы. То есть ее можно получить прямо на границе. Если вы летите в Шанхай, то вам надо отдельным образом «заморачиваться» и заранее получать визу. Та же история и с Пекином. Если Шэньчжэнь, то прилетаете в Гонконг, за 20 минут доезжаете на экспрессе до конечной станции Сентрал, пересаживаетесь на метро. Где-то через час-час десять, с одной или двумя пересадками, вы на пропускном пограничном пункте, который как-то смешно называется. Ладно, неважно как он называется. Главное, что он единственный на севере. Дальше получаете визу прямо на границе. Она не дешево стоит. Вам, возможно, забавно будет знать, что стоимость визы в зависимости от национальности немножко разная. То есть, например, для украинцев будет одна стоимость, для болгар чуть-чуть другая. Там есть у них списочек, выбираешь Россию… Значит, приблизительно что-то около 100 долларов. Вообще говоря, для Китая это приличные деньги. Недешевая виза. Но для тех, кто задумывается о таких вещах как открытие счета на оффшорную компанию, да еще и в Китае –– это копейки. Главное, что он находится в Шэньчжэни. Туда попасть просто. Давайте я сделаю паузу, а то у нас будет монолог.
 
С.А.: Давайте теперь перейдем более предметно к теме нашего разговора. Значит, речь идет, я еще раз повторяю, об открытии счета на сейшельскую компанию. Первый момент, который обычно возникает в этом случае: требуется ли обязательная привязка бизнеса именно к Китаю, для того чтобы открыть счет в банке континентального Китая?
 
А.А.: Хорошо. Я сейчас отвечу на этот вопрос. Но чуть-чуть зайду назад, там будет как раз некая предыстория, которая определит мой ответ. Значит, вот, наконец, когда ты попал в этот Шэньчжэнь, там очень быстро обнаруживаешь, что все на китайском. Я знал куда идти, я пришел в этот банк, и фактически в банке была первая вывеска на английском, которую я увидел. Угадайте, какая она? Я вам как-то говорил, может быть, вспомните. Нет?
 
С.А.: Нет.
 
А.А.: Первая вывеска на английском была «Offshore Banking». Это значит, что Китай,  это достаточно разумно, пошел по варианту: открою-ка я возможность нерезидентам вести деятельность через свои банки, но деятельность оффшорную, не связанную с Китаем, не связанную с получением дохода на территории Китая. Какие здесь ограничения сразу возникают? Можно открывать на разные юридические лица, кроме китайских, то есть на компанию из Китая открыть нельзя. Какие юрисдикции предпочтительны? В общем, большой разницы нет. Конечно, большинство туда идет с гонконгскими компаниями. У меня на руках была сейшельская.
 
С.А.: А наличие гонконгского секретаря не является основанием для препятствия? Потому что в гонконгской компании может не быть китайских директоров, но секретарь обязателен.
 
А.А.: Нет. Не нужен. Смотрите, мы открываем счет на нерезидентные компании в том банке. То есть банк работает в этом режиме только с нерезидентными компаниями, поэтому привязки к китайским директорам нет. Однако Вы правильный задали вопрос. Привязка к нахождению в Китае некоторая существует. Вообще, спросили: «А у Вас есть адрес в Китае?». У меня его не было. Но, в конце концов, оказалось, что адрес был не обязателен, достаточно было телефона. То есть нужен был обязательно китайский телефон. Не гонконгский, а китайский. Это проблема тоже достаточно просто у меня решилась. Когда пересекаешь границу, там прямо на вокзале продаются китайские «симки», которые можно приобрести без предъявления каких-либо паспортов. Это чуть ли не единственная страна, где вообще никаких документов не требуется. Я помню, в Америке мне без американского SSN (номера социального страхования) просто не продали телефон. Так, конечно, можно было найти, но напрямую нет. А здесь –– пожалуйста. Они, может, увидели, что…
 
С.А.: Ну, примерно как в России.
 
А.А.: У нас тоже это ограничивают, и тоже не очень легко. Да, наверное,  в переходах можно купить, а в салоне нельзя. Но я не совсем уж в переходе покупал, в общем-то… Ну, ладно. В любом случае, там контроль мелкого бизнеса почти никакой. Именно такая политика Китая, что они контролируют средний, крупный и крупнейший бизнес. А вот «мелочь», если она выживает –– хорошо. И бог с ней, что она не платит налоги. И бог с ней, что она не все выполняется требования. И вот, мы этим воспользовались.
 
С.А.: Любопытный подход.
 
А.А.: Если интересно, можем потом об этом поговорить. Но пока этот подход демонстрирует успехи Китая. Их не просят платить налоги. Их просят: «Можете зарабатывать, чтобы платить заработную плату –– хорошо». Это значит, что не государство поддерживает их, а они сами себя. Это про мелкий бизнес. Но это я уже ушел в сторону.
 
С.А.: Да, давайте вернемся к теме нашего разговора. Расскажите, пожалуйста, о самой процедуре: как Вы пришли, что  Вы показали, что у Вас спросили, что у Вас потребовали дополнительно. В общем, о самой процедуре.
 
А.А.: Вот, собственно, я пришел, увидел «Offshore Banking». Вообще говоря, там была большая очередь. То есть достаточно желающих. Это было в середине дня, может, ближе к вечеру она немножко «рассосалась». Дальше –– что спросили. Вообще, на каком языке мы общались –– на английском. Принципиальный вопрос, потому что тяжело там народ говорит по-английски. Более того, на традиционном китайском мандарине, то есть на классическом китайском, тоже не очень хорошо говорят. Там кантонский диалект. Вот даже наш руководитель гонконгского офиса Александр, который знает классический китайский, не всегда их понимает. Как-то я звонил ему в скайп. И вижу, что он продолжает разговаривать с кем-то по телефону. Я смотрю, он по-английски говорит с банком.
Я говорю:
–– А почему ты не по-китайски?
–– Они так плохо говорят по-китайски, именно по классическому китайскому. По-английски они тоже, конечно, плохо говорят.
Это про Гонконг.
 
В Шэньчжэни ситуация с английским еще хуже. Это то главное из двух вещей, о которых я хотел предупредить. Допустим, при открытии счета, их уровня английского, в принципе, хватает. Но если возникнет какая-то проблема, проблема с платежом или еще с чем-то. То, в общем-то,  решать ее по-английски будет тяжело. Смотрите, как у меня проходила процедура. Безусловный вопрос, к которому мы привыкли за последние 10 лет –– это рассказ про бизнес. И он  у меня от зубов уже отлетает. Я им «выложил» чем мы там занимаемся: «We are engaged in offshore incorporations, corporate law, international tax consultancy…». Вот эта девочка слушает и «выцепляет» из этого знакомые ей слова. Значит, она «выцепила»: “law”, “tax” и “consultancy”. И в графе «бизнес» записала эти три слова. Сравните, когда мы пишем Introduction Letter на двух страницах в деталях, чем мы занимаемся. Вот им все –– достаточно. Собственно говоря, это главное…
 
С.А.: То есть у них достаточно простой подход.
 
А.А.: Не просто простой. Я вообще не помню, когда такое было.
 
С.А.: То есть просто в  трех словах?
 
А.А.: Да.
 
С.А.: Замечательно. А география бизнеса?
 
А.А.: Да никто не спрашивал эту географию. В общем-то, смотрите, с чем это все связано. Как я уже сказал, что деятельность этой компании, не должна быть связана с Китаем. А раз она не связана с Китаем, то и плевать –– занимайтесь чем хотите. Я думаю, что приблизительно такая логика у китайцев в отношении этого банка. То есть ни география, ни чем занимается…
 
С.А.: Хорошо, но если в дальнейшем характер платежей не будет соответствовать заявленному характеру бизнеса, то банк отслеживает это или как?
 
А.А.: Смотрите. Конечно, отслеживает. Но ограничений там всего несколько: чтобы не извлекалась прибыль на территории Китая, и второе, нельзя открывать и осуществлять платежи в юанях. То есть открывается счет только на СКВ (свободно конвертируемая валюта): доллары, гонконгские доллары, фунты, евро. Но не в юанях. Поэтому в юанях, хочешь не хочешь, тебе не получится платить. По поводу ведения деятельности с китайскими компаниями. Платить на Китай можно. А вот в обратную сторону, я думаю, просто у китайских компаний могут быть проблемы по осуществлению этого платежа.
 
С.А.: Используя оффшорные компании.
 
А.А.: Да-да. Фактически для них это валютный контракт, вот нерезидент. Если они могут это делать, значит… В общем-то, это их проблемы. С этой точки зрения особых ограничений нет. То есть делай все, что хочешь, если…
 
С.А.: Я думаю, мы все же не будем так говорить: делай все, что хочешь. Нас не правильно поймут.
 
А.А.: Согласен. Давайте я закончу по процедуре. Вся процедура заняла, может быть, минут сорок. Мы говорили на английском языке. Корпоративные документы посмотрели. Для них очень важно: в Гонконге и в Китае они запрашивают один дополнительный документ, если компании уже есть три месяца, то они все время просят: «А у Вас есть Certificate of incumbency?». То есть они называют его “инкьюмбанси”, вот это слово я везде слышал. Просто заранее необходимо этот Certificate of incumbency заказать и принести в оригинале. Они сверяют его с копией.
 
С.А.: Документ, подтверждающий, что за последние несколько месяцев ни в составе директоров, ни в составе акционеров ничего не поменялось. А вот по документам, по корпоративной структуре. На собеседовании, при подаче документов на открытие счета должен присутствовать директор компании.
 
А.А.: Да. Мы как раз отталкиваемся от того вопроса, который нам задал Кузьма, который собственно и был инициатором нашего текущего вебинара. Здесь мы вынуждены Кузьму огорчить тем, что они хотят видеть директора.
 
С.А.: По доверенности счет не откроется, даже если широчайшие полномочия. Генеральная доверенность с правом открытия-закрытия счетов не годится.
 
А.А.: Поверенный может быть, но директора должны увидеть. Директор, выдавший доверенность, должен приехать в банк. У них нет понятия как номинальный. Они не знают, что такое бенефициар. Для них важен директор и акционер. Директора хотят видеть, а акционера может даже не особенно.
 
С.А.: Подождите,  визит акционера, визит реального владельца компании они не требуют?
 
А.А.: Нет.
 
С.А.: Никогда? Ни со временем?
 
А.А.: Никогда.
 
С.А.: В принципе,  можно обойтись визитом директора?
 
А.А.: Совершенно верно.
 
С.А.: Хорошо. То есть у них не исследуется такой принцип номинального сервиса, если приезжает директор компании, которая находится в Южной Африке, а бизнес в России?
 
А.А.: Это, я думаю, можно. Он приехал, его увидели –– отлично.
 
С.А.: То есть национальность директора в данном случае не важна.
 
А.А.: Для нерезидентной компании нерезидентный счет. Национальность какая угодно.
 
С.А.: Александр, пока вы сидели в очереди, представители каких национальностей сидели рядом?
 
А.А.: Вы знаете, в основном, конечно, китайцы. Ну, просто потому что, в принципе, в этот регионе там только они. По-моему, там было что-то вот не «такое», а…
 
С.А.: Не будем произносить вслух. Будем политкорректны.
 
А.А.: Мне кажется, европейцы захаживают. Потому что мы зашли –– они не пугались. Не было бы англоговорящих людей на этой стойке, если бы не заходили европейцы. Поэтому они готовы именно к этому. В очереди я не заметил европейцев по той причине, что никто или мало кто знает из европейцев, что в этом китайском банке можно открывать счет на оффшорные компании.
 
С.А.: А как Вам удалось это выяснить, если не секрет?
 
А.А.: Это не секрет. Мне пришло это известие из другой индустрии, не из нашей оффшорной. У нашего партнера есть бывший одноклассник, который занимается чаем, который китаист. И он давно знает Китай именно по этой сфере. И как-то ему это стало известно. Я не знаю как, но, в общем, пришло это совсем из другого бизнеса. И я совершенно уверен, что никто из наших конкурентов, в том числе и те, что сидят в Гонконге, не знают о том, что есть такая вот штука.
 
С.А.: Но знаете, Александр, это звучит слишком оптимистично, чтобы в это поверить абсолютно и до конца.
 
А.А.: А вот доказательство –– счет открыт.
 
С.А.: Хорошо, будем считать, что Вам удалось открыть счет, потому что Вы были абсолютно готовы к этой процедуре.
 
А.А.: Нет, ничего сложного не спрашивали, не нужны референции, не нужно заранее думать о том, как ты будешь рассказывать о бизнесе, не нужно объяснять корпоративную структуру. Вот все что традиционно необходимо для «HSBC», в часе езды от Шэньчжэня, там оно все уже не нужно.
 
С.А.: Знаете, это все выглядит очень заманчиво, а вот теперь скажите…
 
А.А.: Отрицательное.
 
С.А.: …что Вам не нравится.
 
А.А.: Две вещи. Первое, я уже сказал, если будет реальная проблема, то решить ее по-английски, я боюсь, не получится. Там есть англоговорящие, но их уровень английского такой, что вы не сможешь им объяснить.
 
С.А.: А банк может предоставить, например, услуги переводчика.
 
А.А.: Не банк. Мы можем предоставить. Например, у нас сейчас есть и в московском офисе китайскоговорящие, и в гонконгском офисе есть тот самый китайскоговорящий.
 
С.А.: То есть языковой барьер –– это преодолимый барьер, скажем так.
 
А.А.: Да, а второй момент, тоже языковой и тоже преодолимый –– банк-клиент на китайском.
 
С.А.: Это я и хотел узнать.  Как же происходит управление счетом?
 
А.А.: Очень просто. Вот айтишники сейчас пишут интерфейс, который накладывается на текущий. И человек может работать и с русским, и с английским. Мы с нашими айтишниками поговорили, что они смогут это сделать, и это, в общем-то, не сложно.
 
С.А.: Операционисты говорят по-английски?
 
А.А.: Говорят, но не того уровня владения английским, чтобы решать сложные проблемы.
 
С.А.: Управление только через интернет?
 
А.А.: Да, только интернет. Можно платежку принести лично, но это глупо. По факсу они вроде бы ничего…
 
С.А.: И по электронной почте тоже ничего не сможете вести?
 
А.А.: Переписку можем вести, может быть, даже через эту самую систему. Эта система предоставляет возможность переписки внутри нее.
 
С.А.: Банк обещает сделать версию на английском языке или нет?
 
А.А.: Вы знаете, нет. Им там вообще «по барабану» иностранцы. Вообще, по менталитету китайцев, они никогда не обращают внимания ни на кого, кроме себя. И поэтому забота об этом где-то на последнем месте, мне так кажется. И задавать эти вопросы даже не имеет смысла. Я думаю, что наверху, чуть ли не в политбюро, появилась идея: а давайте-ка мы будем развивать оффшорный банкинг у нас в Китае, привлекая инвестиции из-за рубежа. Но о том, как сделать это удобно, они не задумываются.
 
С.А.: То есть мы ведем речь об открытии счета в китайском оффшорном банке, можно так сказать?
 
А.А.: Не совсем так, потому что банк-то не оффшорный. Этот Offshore banking, может быть, режим функционирования счета, открытого через эту конторку, имеется в виду конторку не как отделение, а как county, то есть длинный ряд операционистов. И вот только один операционист в своей «конторке» открывает оффшорные счета. Все остальные открывают обычные континентальные нормальные счета для китайских компаний. То есть банк не оффшорный, но именно этот режим счета для нерезидентов оффшорный. Потому что, смотрите, для нерезидента никак счет в Китае не открыть. Единственная возможность, чтобы иностранец там что-то имел –– ему нужно создавать китайскую компанию, а она на 51% процент принадлежит китайцу. Либо можно со стопроцентным иностранным капиталом, но тогда это там идет на согласование на уровне чуть ли не политбюро. Поэтому, видимо, это возможность нерезиденту открывать счета по упрощенной процедуре в китайских банках, но с ограничением деятельности этого нерезидента.
 
С.А.: Александр, а Вы смотрели в каких банках-корреспондентах счета у этого банка.
 
А.А.: Я уже забыл.
 
С.А.: И как относятся банки-корреспонденты к такой возможности? То есть по практике. Я понимаю, что банк вряд ли предоставляет такую информацию, но интересно какова практика работы с банками-корреспондентами.
 
А.А.: Смотрите, я не помню по двум причинам. Первая, я смотрел, и там все нормально, и поэтому я забыл. Либо не смотрел. Но мне кажется, что все-таки второе. Это вполне нормально. Иногда даже китайские банки готовы на это пойти, что при открытии счета они сразу показывают перечень всех реквизитов.
 
С.А.: Вы уже работаете с этим счетом?
 
А.А.: Еще не начал, честно говоря, но реально он готов к работе. Просто нам не нужно слишком много счетов.
 
С.А.: Хорошо, а скажите, сколько времени прошло с момента вашего визита…
 
А.А.: И до открытия счета. Значит, две недели. И опять же это все автоматически происходит. Там не надо ждать ответа от какого-то комитета, который рассмотрит лично ваш случай. Это все технология по изготовлению кодов доступа. А, по-моему, чтобы получить код доступа, должно прийти смс на китайский телефон, вот поэтому нужен именно китайский телефон. И мне кажется, что второй раз нужно будет приезжать, для того чтобы взять эти коды. То есть нужно два выезда.  Но во второй раз директору уже не обязательно появляться, если ты там уже оставил доверенность на получение этих копий –– это уже без проблем. Главное, что между первым визитом и открытием счета проходит 2-3 недели. И, по-моему, второй раз там нужно побывать.
 
С.А.: И банк выдаст по доверенности?
 
А.А.: Получить выписки, коды, письма по доверенности уже можно. Они просто с самого начала обязательно хотят видеть директора. Давайте вот вернемся к вопросам. Это мы ответили на первый вопрос.
 
С.А.: Про номинальных директоров, по поводу доверенности, по поводу личного визита, сроки открытия –– мы ответили. Нас интересует минимальный депозит.
 
А.А.: Значит, нет никаких минимальных депозитов. Если я не ошибаюсь, там берется какая-то приличная сумма за сам факт открытия счета. Что-то около 5000 гонконгских долларов, делим на 7.7 –– это примерно 670-700 американских долларов стоимость открытия. Не нужно, они никому не устанавливают минимальных требований.
 
С.А.: Также нет ограничений ни по обороту, ни по начальному депозиту, ни по остаткам, ни по числу транзакций, ни по объему транзакций, то есть нет никаких ограничений?
 
А.А.: Нет никаких ограничений. Но, на самом деле, вот придете вы открывать счет в «Сбербанке», государственный банк. Что, у вас будут ограничения? Нет, не будут. Вот приблизительно так же и здесь.
 
С.А.: Но, дело в том, что ограничения никогда не прописываются ни в одном договоре ни одного банка.
 
А.А.: Да, с этим я согласен.
 
С.А.: Это уже устная договоренность с самим банком. Политика самого банка по ограничению.
 
А.А.:  Но со «Сбербанком» никакой устной договоренности на обычную свою сберкнижку никогда не было.
 
С.А.: Подтверждение характера платежей требуется?
 
А.А.: Тоже вроде бы нет. Наверное, в силу того, что они ничего не спросили про деятельность. Видите, какой «большой рассказ» она составила по итогам собеседования. Три слова написала. Не будет никаких подтверждений.
 
С.А.: Скажите, а у Вас есть информация по успешному функционированию этого счета у бизнесмена, который занимается чаем?
 
А.А.: Да, он работает.
 
С.А.: У него нет нареканий, проблем, то есть вообще нет никаких претензий?
 
А.А.: Да, но там достаточно узкий спектр использования услуг –– только берет и платит китайцам. И у него никаких проблем здесь не возникает. Надо только, чтобы китайцы принимали доллар.
 
С.А.: Напомню, что счет открывается во всех основных валютах, кроме юаня.
 
А.А.: Да, вы ведь знаете, что они искусственно сдерживают курс юаня. И поэтому допускать, что кто-то без вмешательства Центрального банка будет покупать местную валюту –– это фактически влияние на курс. И поэтому они заранее этому препятствуют.
 
С.А.: Так, теперь значит по стоимости услуг.
 
А.А.: Дорого. 2,500$ мы хотим брать, поскольку много там будет нюансов, в частности мы даем сопровождение. Собственно говоря, в Гонконге вы встречаетесь с нашим китайско говорящим сотрудником. И он с вами туда едет, доводит до двери. Не до двери, а, собственно, полностью вам  ассистирует. При необходимости помогает в общении, если не хватает вашего английского. Там есть какие-то особенности с оплатой при открытии счета. Я, по-моему, туда приехал, поменял сразу на юани, чтобы у меня они были в руках, поскольку я нахожусь в Шэньчжэни. Потом мне говорят, чтобы я оплатил стоимость открытия счета. В юанях не принимают стоимость открытия счета. А поменять вновь на гонконгские доллары я почему-то не могу. Для этого нужен резидент, который для обменной операции дает свой ID.
 
С.А.: То есть вы не можете, имея справку о том, что вы поменяли, имея паспорт, сделать
транзакцию в обратную сторону?
 
А.А.: Да. Мне, правда, сказали: «Нормально-нормально». Подозвали какого-то охранника. Он дал свой ID, и я тогда поменял.
 
С.А.: Замечательно. Этакая гримаса социализма, так сказать.
 
А.А.: И чтобы быть застрахованным от этих «гримас», едет наш человек, который с вами там присутствует. Ему впоследствии можно будет дать доверенность, чтобы он потом получил эти ключи. Чтобы вам там лишний раз не ездить. Да, можно так. И в ограниченном режиме можно его использовать как помощь в общении с банком. Это не человек, который получает право подписи, и не хотели бы мы, чтобы таковое было, и  мы сильно были в этом задействованы, когда работа уже начнется. Но на начальном этапе, раз уж мы берем эти деньги и обеспечиваем вам открытие счета, мы все-таки…
 
С.А.: Информация об этом банке выложена на сайт?
 
А.А.: Пока нет, но по результатам этого вебинара мы выложим. Я думаю, что он у нас будет называться «инкогнито банк».
 
С.А.: Ну, может быть, китайцы и не найдут этот банк на сайте GSL.
 
А.А.: А я по другим причинам его банком-инкогнито назову. Потом вам объясню почему.
 
С.А.: Хорошо.
 
А.А.: Будет. Еще раз важное в соответствии с этими вопросами я хотел бы проговорить. Итак, нам задается вопрос: в компаниях номинальные директора, доверенность на открытие и распоряжение счета выписана на бенефициара. Значит, увы, уважаемый Кузьма, не получится такой вариант. Вы не сможете открыть счет на такой комплект, пока не приедет номинал непосредственно в банк. Я не знаю, кто у вас номиналы в вашей компании. У нас есть номиналы, которые готовы приехать. Это не дешевое удовольствие.
 
С.А.: Ну да, оплатить перелет, проживание, комиссии.
 
А.А.: Плюс еще там дополнительно деньги. Но мы можем такое организовать. Если интересно, то мы сможем это сделать. Но без визита директора в банк, открытие счета невозможно ни в этом банке, ни в других китайских банках. Потому что с самого начала мы говорили о том, что регулирование общее для всех китайских банков. Поскольку они не понимают разницу и, вообще, не имеют этого института как номинальный сервис. Для них есть директор –– это должны увидеть. Доверенность –– хорошо, и пусть он будет подписантом по счету, но увидеть директора они должны. Даже если он не будет в дальнейшем подписантом по счету.
 
«На сколько мне известно, необходим личный визит доверенного лица…» –– необходим личный визит, но не доверенного лица, а именно директора. Про сроки рассказали, минимальный депозит отсутствует. Стоимость наших услуг сказали. Ну и рассказали некоторые другие подробности, которые важны. Если интересно –– обращайтесь. Если нет –– пытайтесь самостоятельно и обращайтесь потом. Ну что, все рассказали? Вот, представляя, что  Вы будете с каким-то клиентом общаться, чего я не сказал в связи с этим?
 
С.А.: Знаете, Александр, это все так красиво выглядит, что поверить в это абсолютно и до конца сложно. Зная нынешнюю ситуацию с открытием расчетных счетов в иностранных банках, когда иностранные банки в подавляющем большинстве не хотят вести расчетные операции, не хотят обслуживать коммерческую деятельность своих клиентов и хотят только, чтобы деньги лежали на депозите. Как можно больше денег. Поэтому в этой ситуации, новость о наличии такого банка с такими условиями вызывает просто такое…
 
А.А.: Удивление.
 
С.А.: …удивление, восторг и желание открывать там счета в массовом количестве. Хотя я понимаю, ограничения, связанные с корпоративной структурой, с приездом…
 
А.А.: Еще с китайским языком.
 
С.А.: … с китайский языком, с китайским менталитетом. И мы не знаем, какие подводные камни будут в дальнейшем, потому что одно дело, когда у человека узкий бизнес, который связан только, как Вы сказали, с торговлей чаем. Как это будет выглядеть, если это будут какие-то услуги, если будут интернет-проекты, к примеру, или виды деятельности, связанные со строительством недвижимости, со сдачей, с арендой, с холдингом, с покупкой акций. Понимаете,  какой будет реакция банка на разношерстную деятельность?
 
А.А.: Разношерстная деятельность, всю которую вы перечислили: будь это строительный бизнес или действия на каких-то фондовых рынках, или IT-бизнес –– без проблем. Вот смотрите, где, может быть, возникнут проблемы. Если человек захочет открыть merchant account, вот тут я сомневаюсь.
 
С.А.: Это уже высший пилотаж.
 
А.А.: Или следующее, если захочет к этому счету привязать PayPal. Сомневаюсь.
 
С.А.: Да, это понятно. Это уже из другой области, скажем так. Нас интересует именно коммерческая деятельность обслуживания банком расчетных операций. То есть счета можно воспринимать, я не побоюсь этого слова, как транзитные.
 
А.А.: Именно.
 
С.А.: Поэтому я Вас поздравляю.
 
А.А.: Но подождите. Я как раз выжидал паузу для того, чтобы сказать, что, в общем-то, отталкивает и вызывает настороженность. И, я думаю, Вы со мной согласитесь. Допустим, клиенты, которые хотят работать с Китаем, уже как-то привыкли и уже считают его безопасным. А если человек открывает счет никак не связанный с Китаем, то что здесь в первую очередь приходит в голову…
 
С.А.: Экспроприация.
 
А.А.: Да-да. То есть риски, связанные не с надежностью банка, а с политической системой.
 
С.А.: Но в таких случаях надо говорить то, что мы всегда говорили и говорим при открытии счетов в прибалтийских банках, в кипрских банках: «Пожалуйста, не храните там деньги никогда». Используйте счет только для транзита, для обслуживания вашей коммерческой деятельности. Для того чтобы деньги хранить и что-то на них зарабатывать, для этого существуют другие возможности. Я не могу сказать, что банки, потому что на депозитах вы мало что заработаете в европейских банках. Но тем не менее вопрос распределения прибыли своих доходов –– это вопрос совершенно другой. И он не рассматривается, когда речь идет об открытии расчетных счетов.
 
А.А.: Понятно. Да, поздравления принимаю, но с другой стороны я чувствую, что будут осмотрительно люди относиться к открытию таких счетов, держа в голове некий политический риск. В конец концов, условно говоря, речь идет даже не об экспроприации, а о блокировании. Введение какого-нибудь валютного контроля. Пока вы что-то там не предоставите, деньги не уйдут.
 
С.А.: Поэтому я и спрашиваю, что какие существуют требования по документарному подтверждению платежей.
 
А.А.: Пока никаких.
 
С.А.: Мы можем с большой долей оптимизма говорить, что по нашим сведениям этого нет. Но опять-таки мы отталкиваемся исключительно только от одного положительного опыта открытия счета, известного нам, и  опыта открытия счета, который мы проверили на себе. Весь механизм функционирования счета –– это уже другой вопрос. И здесь мы не можем со стопроцентной гарантией утверждать, что у вас будет все безоблачно, и вы увидите «китайское небо в алмазах».
 
А.А.: Я думаю, что все-таки у нас некоторая предвзятость по отношению к Китаю существует. То есть такой «пещерный антикитаизм»…
 
С.А.: Так, это уже из другой китайской оперы.
 
А.А.: Люди и в частности наши сотрудники, которые знакомы с Китаем и которые живут там, конечно, более спокойно относятся и не считают, что вероятность такого резкого введения каких-то ограничений высока. Это вот мы издалека, может быть, излишне пугаемся.
 
С.А.: Просто мы уже «стреляные воробьи», и поэтому не можем так оптимистично…
 
А.А.: «Все то, что нас не убьет, сделает нас крепче» –– вот этот лозунг появился в 1998 году. Его придумали клиенты, и они тоже, в общем-то, «стреляные воробьи».
 
На этом можно закончить наш разговор. Мы в ближайшее время сделаем транскрипцию, то есть стенограмму этого вебинара. И можно будет его не только смотреть, но и читать. И в самое ближайшее время, я думаю, даже на этой неделе, у нас появится рассказ об этом банке, где существенные моменты будут описаны. До свидания. До встречи в следующий раз.
 
С.А.: Спасибо за внимание.

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Александр Алексеев

Управляющий партнер GSL Law & Consulting


(ctrl+enter)