Вебинар 21 ноября 2013 12:00

Банковский сектор Кипра после Кипрского кризиса

Краткая история кипрского кризиса, ограничительные меры для вывода капитала, применяются ли они до сих пор. Процедуры преодоления ограничительных мер на вывод капитала. Вопросы надежности банковского сектора как такового.

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев, управляющий партнер GSL Law & Consulting (А.А.)
Пиреус&
Михамест Михаэль, руководитель International Business Unit банка Пиреус

A.A.: Здравствуйте, наши зрители. Мы продолжаем говорить о Кипре и сегодня у нас будет более широкий разговор, мы будем говорить о Кипре в более широком экономическом контексте, а так же о том, как чувствует себя Кипр и его банковский сектор после Кипрского кризиса. С апреля уже прошло полгода, и уже имеет смысл делать какие-либо выводы. Сегодня нашим собеседником является руководитель International Business Unit банка Пиреус, Михамест Михаэль.
So, hello once again, I already introduced our topic, we are talking about more flexible things, we speak wider about the situation in Cyprus in general, so, quite significant time passed after the crisis, if we say that Cyprus crisis ended at the end of March, it is about half-year passed. And we may make some conclusions; we may have seen some evidences of current condition of Cyprus. So, what is your opinion not as a banker, but as a citizen on that? How do you feel now? Do you see the decrease of the business, or unemployment is getting higher, or something else? What can you tell us?
M.M.: The fact is that the 15-th of March events was a shock for people of Cyprus, as well as for non-Cyprians.
A.A.: Exactly, it also was shock for Russians, at least for those, who have funds in Cyprus banks.
M.M.: It is very understandable that for the first two months following those events everybody was in a kind of uncertainty and shock of what will be in the future. As time goes by some questionable issues didn’t find the ways to be resorted. I believe that things are about to progress in a positive way. Substantial proof of this is that European committee is closely monitoring Cyprus economy, reviewing it’s progress on a regular basis and order for the tranches of loans that was approved to assist Cyprus. If I’m not mistaken, there was one more review last week, and what we have from the news it is that Cyprus economy is progressing as planned, as it was originally agreed, the tranche was approved and we expect new review in January. In that respect we can be optimistic or the future.
If I can speak from my professional point of view about international banking in Cyprus, we have noticed that customers shocked at the beginning, then tried to take their deposits outside Cyprus, both Cyprians and non-Cyprians. We have the situation when customers in a bank who feel awkward or haven’t found the required level of professionalism for example for execution of transactions, they slowly start to test the system and slowly getting their business that they used to transact through Cyprus back. This, of course, will take time, the wounds are open, especially for customers who lost money. It will take time, but we hope for the best and we are optimistic that they will find a way to stable financial situation.
A.A.: I see. Well, the customers of Piraeus, fortunately, didn’t suffer from the crisis, because their funds were not cut. Well, at least, there were some limitations, limitations for preventing the outflow of capital.
M.M.:  Yes.
A.A.: And what were these limitations and how do they work now?
M.M.: The restrictions were repulsed following the 15-th of March haircut of deposits in the two major banks in Cyprus and gradually the restrictions have to do with transferring of funds both outside and inside of Cyprus. I would like to remind, that the restrictions do not mean that all funds have financial problems. We all know that two major banks… well, one of them was closed, and the other one found his way out of this crisis. There are many other banks, like us – Piraeus bank of Cyprus, which are financially very strong after six months after the crisis.
Now, restrictions effect on transfers of funds out and currently they affect also on opening of accounts. New funds coming in from abroad after 15-th of March have no restrictions and customs works like it worked before 15-th of March. Old funds – well, there are some restrictions…
A.A.: Which are?..
M.M.: Mainly they are for transactions below 1 million euro equivalent; the banks can ask whether the transaction is considered to be normal business activity. The customer can allow transfer out upon receipt of some documentation.  For larger amounts we have to apply to the central bank for approval. And I want to specify again that this is for funds which are transferred out.
A.A.: I see. Well, as I understand, it is up to 1 million per 1 transfer. It is quite a lot…
M.M.: It is not a limitation, it is whether the banks have to apply to central bank or they can decide ourselves if the funds are just regular business activities.
A.A.:  Well, if I’m not mistaken, before that the level of these limitations was much lesser.
M.M.: Yes, it was lesser, but now they gradually became softer, and by now the restrictions have changed 15 times, and every time something became softer.
A.A.:  Yeah, we felt that. First it was 200 thousand, then more, and now, in order to have permission from central bank for these one-time transfers, it is up to 1 million. I understand that. And what is your experience on the efficiency of central bank, what percentage of requests is satisfied?
M.M.: Well, it is not a matter of percentage of satisfied requests, it is a matter of whether each case being documented properly and being enough for central bank to accept transfer, so they can say: “Yes, this transfer is within business activity”. I have to tell you that after six months not many cases were referred to central bank, mainly because we, I mean Piraeus Bank, of course, we are working with new funds which are used by customers… But so far, so far it is very small percentage that is being traded on a daily basis.  
A.A.: So, now you are working mainly with the new funds?
M.M.:  Yes. Up to six months it is normal for customers to close their old funds and start working with the new ones.
A.A.: So, more or less this problem is solved several months ago.
M.M.: Yes.
A.A.: Ok, now let’s talk a little wider. There is a question connected both to normal economy and banking sector. What I’ve heard from my colleagues in Cyprus, from other bankers, that there is the process of slowing the business, there are less cafes on the streets, shops are closing because of the lack of liquidity. How can you comment this? First of all, do you feel it as a citizen?
M.M.: Well, from the point of view of citizen, you can feel that the business is suffering. You can see the decrease of the mobility, of economic prosperity. I would expect that soon measures will be taken in order to increase the economic activity.
A.A.: You mean measures made by government?
M.M.: It will not be made by only the government; there are so many other organizations which will assist, we will have to assist.
A.A.: How can we, for example, assist, if this is a question of liquidity? I understand, we may work with the bank, send cash to the bank so it will have more liquidity…
M.M.:  For my bank, we have no liquidity issues; we do not reject loan facility applications because we don’t have liquidity…
A.A.: Even so?
M.M.: What we have to take into consideration are the prospects and, of course, as a bank, to make sure those facilities we have will be repaid in a normal way to avoid any unpleasant situation. So, in the difficult financial times, it is very logical that banks apply stricter criteria in regards of landing.
A.A.: I see. And how does the Cyprus feel now, from the employment position? The banking sector was quite serious for Cyprus economy, and when the request for these services after the crisis was limited, it was necessary for the banks to fire some of it’s employees. How do you feel regarding to… Well, what I’ve heard from your colleagues from Piraeus bank that you even hire additional personal.
M.M.: I’ll be honest with you, Piraeus bank has gain from the crisis because of it’s stable financial situation and very healthy balance sheet. This is, of course, growth in business we would never want to have, but it is true that we didn’t have to fire people. The bank has to let go those who voluntarily retiring. As for bank of Cyprus, as far as I know, a number of people left, but I’m sure they will find their way.
A.A.: Ok, so I think our internet listeners have received some guideline outlook on what is happening on Cyprus now, after the crisis, and can make their decisions on their own. Thank you very much for taking part in our webinar, as soon as you have the other news and you are in Moscow, you are invited to come to us again. How often are you in Moscow?
M.M.: Well, I usually visit Moscow twice per year, but representative from Piraeus bank in Cyprus visits Moscow every one-two months. Plus, of course, we have an operating office here.
A.A.: Ok, thank you very much.
M.M.: You are welcome.
A.A.: You are also welcome here. Большое спасибо всем, кто смотрел нас, на этом мы прощаемся до следующего раза, то есть, до завтра.

=====

А.А.: Здравствуйте, наши зрители. Мы продолжаем говорить о Кипре и сегодня у нас будет более широкий разговор, мы будем говорить о Кипре в более широком экономическом контексте, а так же о том, как чувствует себя Кипр и его банковский сектор после Кипрского кризиса. С апреля уже прошло полгода, и уже имеет смысл делать какие-либо выводы. Сегодня нашим собеседником является руководитель International Business Unit банка Пиреус, Михамест Михаэль.
Что ж, я выделил основные моменты, которые мы затронем в сегодняшнем обсуждении. Для этого нам потребуется рассмотреть ситуацию на Кипре в более широком контексте. Итак, с конца Марта, когда кризис, если можно так выразиться, миновал, прошло уже достаточно много времени – уже практически полгода. И сейчас уже можно подводить какие-либо итоги, основываясь на текущем положении дел на Кипре. Что Вы можете нам рассказать, не как банкир, а, прежде всего, как гражданин своей страны? Что Вы чувствуете? Вы замечаете снижение уровня предпринимательства, или, может быть, рост безработицы? Или что-либо еще?
М.М.: Прежде всего, мартовские события шокировали всех, как киприотов, так и мировую общественность…
А.А.: Несомненно, для россиян, по крайней мере, тех, у кого были сбережения на Кипре, те события действительно были шокирующими.
М.М.: Вполне понятно, почему в последующие несколько месяцев все находились в состоянии шока и неуверенности в завтрашнем дне. Время шло, но спорные вопросы так и оставались без ответа. Однако теперь, по-моему, ситуация начинает налаживаться. Сейчас мы видим определенные результаты оздоровления Кипрской экономики, не в последнюю очередь благодаря наблюдению Европейского комитета и предоставления траншей кредитов, призванных улучшить финансовую ситуацию на Кипре. Если не ошибаюсь, последняя проверка прошла на прошлой неделе, и в новостях говорят, что экономика Кипра планомерно восстанавливается, очередной транш был одобрен, а очередная проверка будет проведена в Январе. Поэтому у нас есть все основания для того, что бы оставаться оптимистичными на этот счет.
Если же говорить о банковской сфере с профессиональной точки зрения, то мы обратили внимание на тот факт, что после первой волны шока, люди, как киприоты, так и не киприоты, попытались вывезти свои средства с Кипра. Мы столкнулись с ситуацией, когда вкладчики, не уверенные в своих банках, или же не нашедшие нужного им уровня профессионализма, понемногу начали проверять систему на прочность и постепенно они выводят свои предприятия с Кипра. Конечно, это займет время, раны еще не затянулись, особенно у тех клиентов, которые потеряли свои сбережения. Время идет, но мы надеемся на лучшее и верим в то, что мы найдем способ стабилизировать финансовую ситуацию.
А.А.: Понятно. Ну, клиенты Пиреус банка, к счастью, остались невредимыми, а их сбережения - нетронутыми. Хотя, конечно, и они тоже столкнулись с определенными ограничениями, направленными на снижение оттока капитала с Кипра.
М.М.: Да.
А.А.: Каковы же эти ограничения и как они работают?
М.М.: Ограничения были введены после мартовской «стрижки» депозитов в двух крупных банках Кипра, и постепенно эти ограничения перешли на движение капитала, как в Кипр, так и из него. Хотелось бы напомнить, что эти ограничения не означают, что все банки столкнулись с серьезными финансовыми проблемами. Да, мы все знаем, что стало с теми двумя банками… Ну, один из них закрылся, а другой все же нашел способ выйти из кризиса. Но, конечно же, существуют и другие банки, такие, как, например, наше Кипрское отделение Пиреус банка, которые, по прошествии шести месяцев после кризиса, являются достаточно устойчивыми.
Итак, в настоящий момент, ограничения распространяются, прежде всего, на перевод средств из страны и открытие новых счетов. На новые фонды, поступившие из-за границы после 15 Марта, эти ограничения распространяться не будут, все процедуры поступления и перевода средств остаются такими же, какими они были до 15 Марта. Что же касается старых фондов… Ну, да, на них будут наложены определенные ограничения…
А.А.: Какие именно?
М.М.: При переводе средств в размере меньше 1 миллиона евро, банки могут поинтересоваться, действительно ли такой перевод средств связан с обычной деятельностью предприятия. Клиент сможет перевести средства сразу после того, как предоставит подтверждающую документацию. Для перевода больших сумм нам, да и всем остальным банкам, придется обратиться к центральному банку Кипра для получения разрешения на перевод. Еще раз хочу подчеркнуть, что это касается только лишь исходящих средств.
А.А.: Хорошо, насколько я понял, по одному миллиону за один перевод. Это довольно большая сумма…
М.М.: Это не совсем ограничение, вся разница в том, придется ли банкам обращаться к центральному банку, или же они сами могут решить, связан ли конкретный перевод с деятельностью предприятия или нет.
А.А.: Насколько я помню, до мартовских событий ограничения не были такими жесткими.
М.М.: Да, это так, но сейчас они постепенно смягчаются. К настоящему моменту, эти ограничения менялись уже 15 раз, и с каждым разом они становились все менее жесткими.
А.А.: Да, мы все это почувствовали. Сперва этот механизм распространялся на переводы сумм в 200 тысяч, потом эта сумма увеличивалась, и вот теперь она дошла до миллиона. Насколько я понял, обращаться к центральному банку придется за разрешением на  одноразовый перевод средств. А что Вы можете сказать об эффективности работы центрального банка? Каков процент удовлетворяемых запросов?
М.М.: Вопрос не в том, каково процентное соотношение, а в том, правильно ли задокументирован каждый конкретный случай, и достаточно ли будет предоставленной информации центральному банку для выдачи разрешения на перевод. Добавлю, что по прошествии этих шести месяцев, не так уж и много запросов было передано в центральный банк, в основном потому, что мы, то есть, Пиреус банк, работаем с новыми вкладами.
А.А.: То есть, теперь Вы работаете, главным образом, с новыми вкладами?
М.М.: Да. Шести месяцев было достаточно, что бы наши клиенты закрыли старые счета и начали работать с новыми.
А.А.: Таким образом, эта проблема уже несколько месяцев как решена?
М.М.: Да.
А.А.: Что ж, это обнадеживает. Ладно, поговорим о Кипре в более широком контексте. У нас есть вопрос, относящийся одновременно и к банковскому сектору, и к экономике в целом. От наших кипрских коллег, от других банкиров мы слышим о том, что развитие бизнеса на Кипре замедляется. Например, на улицах становится все меньше кафе, все больше магазинов закрываются, они становятся неликвидными, ну и так далее. Что Вы скажете нам об этом?
М.М.: Как гражданин Кипра, я замечаю, что с бизнесом творится что-то неладное. Я замечаю снижение мобильности и экономического благополучия. Смею надеяться, что в скором времени будут приняты меры, направленные на рост предпринимательства.
А.А.: Государство примет меры?
М.М.: Не только государство, содействовать принятию этих мер будут и международные организации, да и мы тоже.
А.А.: А как мы можем, например, посодействовать, если речь идет о ликвидности? Мы, конечно, можем работать с банком, вкладывать средства в банк, повышая тем самым его ликвидность, но…
М.М.: Говоря о нашем банке, могу с уверенностью заявить – у нас нет никаких проблем с ликвидностью. Мы по-прежнему предоставляем кредиты, так что проблем с ликвидностью у нас нет.
А.А.: Даже так?
М.М.: Единственное, нам приходится рассматривать перспективы на будущее, что, конечно же, делает каждый банк, потому что мы хотим быть уверенными в том, что кредит будет погашен в срок и у нас не возникнет недопониманий с клиентом. Как-никак, в тяжелые времена, для банка вполне логично усиливать контроль над предоставлением займов.
А.А.: В принципе, да. А какова ситуация с занятостью населения? Банковский сектор был одним из ключевых для Кипрской экономики, а после того, как спрос на банковские услуги упал, многим банкам пришлось сократить свой штат. Что вы об этом думаете? От Ваших и наших коллег в Пиреус я знаю, что Вы даже наняли дополнительный персонал…
М.М.: Буду откровенен: благодаря своей финансовой устойчивости и грамотному бухгалтерскому балансу, Пиреус банк только выиграл от кризиса. Конечно, мы не хотели усиливать свои позиции на рынке такой ценой, но, да, нам не пришлось увольнять никого из наших сотрудников, за исключением тех, кто добровольно ушел на пенсию. Что же касается Банка Кипра, то я слышал, что определенному числу сотрудников пришлось уйти, но я уверен, что они не останутся без работы надолго.
А.А.: Итак, я думаю, наши зрители получили некоторое представление о том, что сейчас происходит на Кипре. Спасибо за участие в нашем вебинаре, когда у Вас будут другие новости и Вы будете в Москве, милости просим в наш офис. Кстати, как часто Вы посещаете Москву?
М.М.: Обычно я прилетаю в Москву раз в полгода, но наш представитель из Пиреус посещает ее практически каждый месяц. К тому же, не стоит забывать о нашем действующем офисе здесь, в Москве.
А.А.: Еще раз спасибо за участие.
М.М.: Был рад встрече.
А.А.: Как и мы. Большое спасибо всем, кто смотрел нас, на этом мы прощаемся до следующего раза, то есть, до завтра. 

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Александр Алексеев

Управляющий партнер GSL Law & Consulting


(ctrl+enter)