Вебинар 11 февраля 2014 16:00

Оффшор 2014: Основные события прошедшего года и их неочевидные последствия. BVI-ский “слив” информации. Часть 3

Событийный фон, предшествующий БВО-кому сливу информации. Эпидемия банковских "сливов" 2008-2010 годов. ICIJ - консорциум "журналистов расследователей". Возможная версия хронологии событий, в результате которых произошла утечка.Virgileaks: кому это выгодно. Какая информация доуступна по выложенным в интернет данным слива \ утечки. Сколько компаний "пострадало". Возможные последствия "слива". 

Расшифровка стенограммы вебинара

Анна Кузина, Юрист-аналитик международного юридического отдела GSL Law & Consulting (А.К.)
&
Александр Алексеев, управляющий партнер GSL Law & Consulting (А.А.)
 

А.К.: Дорогие вебзритери, здравствуйте. Сегодня мы продолжаем нашу мини-серию, посвященную перспективам и последующему развитию оффшорной индустрии. И главным образом мы обсудим те основные события, которые повлияли и повлияют в 2014 году на развитие оффшорной индустрии. К основным событиям в первую очередь относится кипрский кризис, который мы уже обсудили, а сегодня мы обсудим BVI-ский слив или Virgileaks. И так Александр Алексеев, управляющий партнер компании GSL Law & Consulting, расскажет нам подробности.

А.А.: Попробую рассказать подробности и буду пытаться представить, как могут влиять эти события, в частности Virgileaks, на оффшорную индустрию в ближайшем году и несколько позже. Для начала я хотел бы рассказать не только о том, что такое Virgileaks, а про некий событийный фон, который предшествовал Virgileaks’у. Это название Virgileaks, понятно откуда оно произошло, стало нарицательным после такого явления как Wikileaks. Утечка информации, которая считалась конфиденциальной, и словосочетание British Virgin Islands, как указание на ту страну, в которой эта утечка произошла. Подобные утечки уже имели место в оффшорной индустрии. Поскольку интернет уже больше десяти лет, как захлестнул мир, то раз есть интернет, то есть и хакеры. Поэтому есть айтишники, которые нарушают эту конфиденциальность в силу различных обстоятельств.

     Скандалу Virgileaks несколько лет назад предшествовала «эпидемия банковских сливов». Вообще, отправной точкой в этой эпидемии была ситуация, когда сотрудник-айтишник лихтенштейнского банка «LGT» был подкуплен немецкими спецслужбами. И он продал базу данных этого лихтенштейнского банка. Хотя если быть до конца честным, то не самого банка, а трастовой компании при этом банке, большинством клиентов которой были немцы. Продал немецким спецслужбам. Это имело очень большую шумиху. Как следствие, там сразу выстроилась очередь из немцев, желающих сообщить о наличии их вкладов за рубежом для того, чтобы заплатить налоги с тех доходов, которые они получают с этих вкладов и т.д. Там были топ-менеджеры крупных государственных структур. Например, «Deutsche post», больше, наверное, не вспомню. Интересна была сумма, за которую он продал эту базу данных.

А.К.: За сколько же?

А.А.: За 4,2 миллиона евро. И понятно, что после такой суммы, началась та самая «эпидемия». Что сплошь и рядом многие, в основном айтишники из крупных банков, стали эту информацию сливать правоохранительным органам, налоговым службам. Я не знаю, кому еще они сливали. Дальше уже цифры не назывались. И я думаю, что они серьезно упали. В каких-то случаях они это делали из патриотических соображений. По крайней мере, один такой случай я знаю. Лично я не сталкивался, но он публиковался в прессе. И понятно, что попали под раздачу самые крупные. Просто потому что сотрудников было больше. Я помню «UBS», «Credit Suisse», швейцарский «HSBC» и еще некоторые маленькие банки. «Julius baer», по-моему, там был. Может еще какие-нибудь были.

А.К.: Также очень интересна судьба этих айтишников.

А.А.: Знаешь, мне тоже интересна. В отношении этого айтишика из «LGT» банка, кстати говоря, у него «айтишное» имя. Его зовут Генрих Кибер.

А.К.: Действительно.

А.А.: Хотя не знаю, может это уже и придуманное имя, потому что ему немецкие спецслужбы обеспечили программу защиты свидетелей. Его пересилили. При чем известно в какую страну. Тоже интересно, что же это за программа по защите свидетелей, если известно, куда он переехал. И, собственно говоря, ему осуществляют защиту, потому что он попадает под действие уголовного закона о банковской тайне в той стране, в которой он это сделал. Поэтому может быть такая судьба. А может быть так, что, действительно, они попадают под это преследование и переезжают. В частности достаточно известный случай был. Кстати говоря, здесь действия этого UBS-овского охранника я скорее поддерживаю. Это было до эпидемии банковских сливов, когда охранника попросили уничтожить некоторые документы, а он решил туда залезть, и потом забрал с собой. Эти документы относились к холокосту. Там были, скорее всего, вклады жертв холокоста времен Второй Мировой Войны. И после этого он уехал в Америку, и судебные преследования идут там до сих пор. Ему Америка обеспечивает юридическим инструментарием защиту. Вот такая судьба. 

А.К.: Сколько информации слил Кибер? Известны объемы?

А.А.: Я плохо помню, но где-то вылезала цифра очень несерьезная –– 1500.

А.К.: И этого хватило.

А.А.: Да. Сейчас мы вернемся к Virgileaks. Сейчас самое время об этом поговорить. Была обнародована информация по ста тысячам компаний и больше. Значит, чем отличается эта ситуация от эпидемии банковских сливов? Тем, что эта информация была, первое, за нее никто не платил, или, по крайней мере, мы об этом не знаем. Но, может быть, были оплачены услуги тех самых хакеров и других, условно говоря, «засланных казачков». И кем они засланы, мы тоже может сейчас пообсуждаем. И второе, что отличает от предыдущей ситуации, в эпидемии банковских сливов эта информация передавалась очень точечно спецслужбам и налоговым службам. Здесь это опубликовано в интернете. И опубликовано до сих пор. И эта информация, я думаю, и в дальнейшем будет являться источником данных для кого угодно: и для правоохранительных органов, и для налоговых служб по всему миру, и для журналистов, и для обеспокоенной общественности. Собственно говоря, волны от этого скандала идут, и идут до сих пор. И, я думаю, будут идти еще очень долго. Может быть, мы еще не знаем силу этих волн. Волны определяются по…

А.К.: Амплитуде.

А.А.: …и в каком направлении они пойдут. Сейчас о направлениях тоже поговорим. Собственно говоря, как и когда это произошло? Произошло это в середине апреля 2013 года. Еще, что мне кажется интересным, это произошло где-то недели через две после того, как, условно говоря, закрылись «кипрские каникулы». То есть вот только-только подошел к логическому завершению кипрский кризис, то есть тогда, когда банки вновь открылись, и когда было вновь сообщено вкладчикам о том, сколько они потеряли. И буквально через неделю появилось известие вот об этом. Информация пришла от организации, которая называется ICIJ (The International Consortium of Investigative Journalists). Международный консорциум журналистов-расследователей. Они сами говорят, что в него входит 46 журналистов или 46 изданий, я точно уже не помню.

А.К.: Немасштабная организация.

А.А.: Да. Несколько русских изданий входит туда вроде как –– «Новая газета». Я, кстати, слышал, что сами журналисты «Новой газеты» говорят: «Какой “интересный” консорциум». В общем, очень странное журналистское объединение.

А.К.: И, в общем-то, не на слуху.

А.А.: Она очень недавно образовалась. Впервые она засветилась в ноябре 2012 года и, собственно говоря, это связано со следующим событием, о котором мы будем говорить на следующем вебинаре. Тоже совсем-совсем недавно. Они заявили, что у них есть более двух миллионов файлов. По большому количеству компаний. Тогда они об этом сообщили. Прошло еще там пять месяцев, и они не только сообщили, но и  выложили в интернет. Что они выложили? И сколько они выложили? Они выложили информацию о чуть больше чем ста тысячах BVI-ских компаний, которые были зарегистрированы с 2008 по 2011 год. Вот это мы точно отследили –– когда произошел вот этот слив. Потому что самая поздняя информация относилась к ноябрю 2011 года. То есть не раньше этой даты произошел взлом и «слив».

      Значит, взлом и «слив» чего? Судя по всему, речь идет о взломе баз данных двух BVI-ских агентов. Один агент называется «Portcullis TrustNet». Это очень крупный провайдер оффшорных услуг, который действует в регионе Южной Азии. Это сингапурская компания. У них также есть офис в Гонконге. Кстати, ты не сталкивалась с «Portcullis TrustNet», когда искала по Сингапуру, по Гонконгу? Должно было вылезти это слово. Это крупный агент. В основном его клиентской целевой аудиторией были, собственно, представители этого региона. То есть слив 50.000-60.000 компаний от «Portcullis’а» никаким образом не задел наш рынок. Потому что там практически никого нет из наших клиентов. Может быть совсем-совсем точечно.

     А вот второй агент имеет прямое отношение к нашему региону. Компания называется «Commonwealth Trust», у которого 50% клиентов являлись клиенты professional intermediary из Гонконга, а вторые 50% как раз из СНГ. Это Россия, Белоруссия, Украина, Казахстан. Очень широко представлена Москва. Московских агентов там достаточное количество. И по ним, я предполагаю, это половина от 50.000, информация была  примерно о 25.000 компаний. Теперь поймем, что за информация там присутствовала. Информация о названии компаний и о соответствующем этой компании professional intermediary, то есть через кого эта компания покупалась. А дальше те данные, которые professional intermediary предоставлял в компанию «Commonwealth». Предоставлялась не вся информация. «Commonwealth» не был таким «жестким» агентом, который требовал через чур много. Более того это все относилось к временам 2006 года, а тогда в принципе требования были гораздо менее жесткие. Поэтому  если клиент в свое время предоставил имена директоров и себя указал в качестве директора, то да –– эта информация там отобразится. Если он воспользовался номинальным сервисом, то там отображается информация о номинальных директорах и акционерах. Информация о бенефициарах там не присутствует. Просто потому что агент это не запрашивал. Professional intermediary имеет право хранить эту информацию у себя. И агент иногда точечно проверят, есть ли эта информация или нет. Вот о бенефициарах нет. Поэтому, я думаю, свои имена, как правило, в качестве директоров или акционеров,  в той или иной мере увидели, на мою оценку, может быть, 10.000-15.000 русскоязычных клиентов из СНГ.

     Вот это к вопросу о сравнении с Генриком Кибером, когда пропало 1.500 за 4,2 миллиона долларов. То сейчас пропало русских, условно говоря, 15.000 за просто так. И вот эта информация лежит, и время от времени какая-нибудь страна интересуется этими данными, как правило, в контексте своих граждан или в контексте деятельности своих, например, финансовых институтов. Нам недавно, примерно месяц назад, написали из одного датского финансового института, предупредив, что, смотрите, появилась статья в нашей датской газете, в которой говорится о том, что наш банк обслуживает 100 компаний из этого списка Virgileaks. То есть время от времени при появлении каких-то новых данных кто-то обращается к этому интернет-ресурсу и, если что-то там нароет, сразу это публикует.

А.К.: А есть какая-нибудь информация о том, какая была реакция у этих двух провайдеров и, соответственно, у тех клиентов, которые работали с этими провайдерами.

А.А.: Значит, сначала о провайдерах. По «Portcullis’у». Я однажды в 2011 году встречался с владельцем и менеджером этой организации, это было задолго до этих событий, и таких плотных контактов у меня нет с ним, хотя визитка и информация в нашей системе о нем есть. По титулам крайне достойный человек. Он там, по-моему, «admitted to seven international bar associations». Он как адвокат является членом адвокатской коллегии и Сингапура, и Гонконга, и BVI, и Англии –– там их очень много. Достаточно титулованный. На сайте «Portcullis’а» я попытался найти какое-то заявление –– я не нашел.

      Теперь по поводу «Commonwealth». Там ситуация очень странная. Во-первых, компания «Commonwealth» принадлежала канадскому гражданину, который был в силу разных обстоятельств удален из этой компании за пару лет до того, как случалась эта история. И компания «Commonwealth», оставив этот бренд, давно уже принадлежит другому владельцу. Ее купила сначала крупная компания «Equity Trust», а потом компанию «Equity» купили «TFT». Я предполагаю, что именно вследствие того, что этот канадец утерял контроль над своей, в том числе айтишной, системой, и в процессе перехода от одного собственника к другому, наверное, это было связано и с ротацией персонала, произошел «слив». Возможно, что именно тогда попал на работу какой-то айтишник, который может быть и был айтишником, но так же он был сотрудником ICIJ и, вообще, как бы не спецслужб. Но по крайней мере об этом заставляют думать какие-то косвенные признаки. Также ICIJ заявляет, что у них два миллиона файлов, и что, по-моему, там 46 человек работает, и даже представить, что два миллиона файлов, преобразованные в ту структуру, которая представлена на сайте, могли быть легко обработаны силами 46 человек –– это просто не реально. А там очень серьезные графики, вернее не графики, а графы, которые объединяют множество объектов.

А.К.: А это отдельная страница в интернете или все же это страница на определенном сайте.

А.А.: Это страница на определенном сайте. На сайте ICIJ. И дальше эти страницы формируются в зависимости от того, какой поиск ты настраиваешь.

А.К.: То есть там даже можно это все фильтровать.

А.А.: Там очень просто все фильтруется и очень быстро народ этим начал пользоваться. И в связи с этим стала появляться информация, в том числе и о российских top officials, которые имеют отношение к компаниям. И потом эти top officials вынуждены были давать объяснения. За эфиром я назову тебе несколько имен. И не только российских.  Там попадались серьезные западные celebrities, тоже top officials, имеющие к крупному бизнесу отношение.

А.К.: Какие меры хотят предпринять эти top officials?

А.А.: Эти top officials, как правило, дают только объяснения. Вот меры хотят предпринять совсем другие top officials, возможно, по заданию которых подобное и было реализовано. И вот о них то мы и хотим поговорить. Значит, буквально следом, еще через месяц после этой истории было заявление Камерона 20ого мая 2013 года. Оно предшествовало саммиту «Большой восьмерки», который проходил в начале июня следующего года. И в этом заявлении Камерон обратился к главам десяти британских территорий с призывом утвердить планы действия. Десять территорий, куда попали все оффшорные зоны –– это острова Мэн, Джерси и Гернси, так называемые коронные владения (crown dependencies) и британские «overseas territories»: Ангилия, Бермуды, Британские Виргинские Острова, Кайманы, Гибралтар, Монтсеррат, Тёркс и Кайкос.

     Мы, будучи агентами на BVI, видели последствия этого обращения. Смысл обращения –– просто заручиться согласием глав государств изменить свое законодательство в направлении наибольшей транспарентности. То есть тема транспарентности будет главное темой последующих лет, и, я бы сказал, она была главной темой предыдущей пары лет тоже. Все должно быть прозрачно. Прозрачное владение компании, прозрачная деятельность компании. В связи с этими двумя предложениями уже на BVI появилось предложение о ведении единого открытого реестра бенефициаров. Вот это реализация предложения о транспарентности в отношении владельца.

А.К.: Александр, Вы как оцениваете вероятность появления такого единого реестра?

А.А.: Значит, здесь это нужно рассматривать в контексте аналогичного предложения в Великобритании. То есть такое предложение есть. Его сделал Камерон в Великобритании. И уже прошли парламентские чтения. Законопроект еще будет обсуждаться, и он должен быть принят до начала 2015 года. Я думаю, если в Англии он будет принят, то очень большой шанс, что и на BVI он будет принят. В Англии я бы не оценивал высоко шансы принятия. И на BVI, соответственно, тоже.

    На BVI это предложение было в сентябре озвучено. Поднялась очень серьезная шумиха среди агентов, которые получили сразу рассылку ассоциации зарегистрированных агентов, в которой председатель ассоциации говорит: «Для того чтобы законодательство поменялось не драматически, нам нужно ваше участие как участников индустрии в обсуждении этого вопроса для того, чтобы мы донести до законодателя, чтобы они не рисковали так серьезно». И этот ответ ассоциации был опубликован 31 января. Можно почитать. Там, конечно, достаточно печальную картину последствий принятия такого предложения рисуют. Это и экономически очень серьезные последствия, и потери для индустрии, которые превратятся в экономические последствия. Например, если на Белизе финансовая индустрия составляет не более 7% ВВП Белиза, то на BVI это больше 50%. Поэтому если будет «кердык» индустрии BVI, то это будет также конец такого преуспевающего и благополучного государство как BVI. Я тебе, по-моему, говорил, что в рейтинге населения на душу населения BVI занимает 25ое место в мире. Для сравнения Россия –– 70ое. США, по-моему, дальше, чем 25ое, 30ое или что-то около того.

    Так что благополучие BVI держится исключительно на этой индустрии. И если будет принято столь драматичное решение, то все. Все бросятся с BVI, и причем не очень понятно куда. Потому что эти десять территорий –– это тоже достаточно популярные территории. А затем если такое продемонстрирует Великобритания, то и другие страны и их зависимые территории продемонстрируют подобное: Французские заморские территории, Голландские заморские территории. То уже все пойдут по этому направлению и останутся только какие-нибудь тихоокеанские, с которыми и так никто не работает, потому что с ними ничего сделать нельзя: и не откроешь нигде нормальный счет, и т.д. То есть это будет совершеннейший разгром индустрии. Почему-то мне кажется, что этого не произойдет.

А.К.: Да, еще будет Гонконг.

А.А.: Да, еще есть Гонконг, но, может, через 17 лет... Это все же «одна страна-две системы». Она под двумя управлениями. И Англия там все же 50% принятия голосов имеет. И неизвестно в какую сторону пойдет. Хотя да, мы с тобой обсуждали изменения в гонконгском законодательстве, и ничего подобного не произойдет. Ничего столь драматичного и близко не упоминается. Но посмотрим.

    Я упомянул про повышение прозрачности в отношении владения, а также стоит упомянуть про повышение прозрачности в отношении деятельности компании. Значит, каким образом можно оценивать деятельность компании спросите вы, если на Британских Виргинских Островах нет необходимости подавать отчетность? Вот это самый интересный вопрос. Так вот я недаром сказал, что нет необходимости подавать отчетность, а вот необходимость ее готовить все равно существует. И она существует с 2004 года. То есть десять лет эта норма является спящей. И есть серьезный 10.000 долларов штраф за неподготовку этой отчетности юридическим лицом, которое зарегистрировано в соответствии с этим законодательством. Это никогда не проверяли, вот только сейчас начинают проверять. Проверять на предмет идентификации, чем компания занимается и какое у нее финансовое положение, и некоторые дополнительные вытекающие, как источник происхождения средств и т.д. Как будет реализовываться проверка отчетности, пока мы точно не знаем. Это норма тоже очень пространно сформулирована, где не указано, что именно компания должна хранить: саму отчетность или первичку, которая эту отчетность подает.

    В сравнении с новым законодательством на Белизе, там подробней говорится. И говорится как раз про первичку. Хотя тут еще существует вопрос трактовки некоторых терминов. Говорят, что можно хранить accounts. Accounts можно перевести и как информацию по счетам, а также можно перевести как записи, реестры, указывающие на деятельность. Тут еще многое зависит от трактовки этого самими агентами. Кто-то побоится серьезных санкции в отношении себя как агента и будет истребовать от клиентов всю отчетность. И скажет, что мы не будем вас обслуживать, пока не подадите нам отчетность, и мы ее будем хранить. Такое, наверное, возможно. Насколько вероятно это, пока не знаю. То есть это будет определяться в течение, может быть, нескольких следующих лет, к чему придет рынок в вопросах подготовки этой вот отчетности.

     Наверное, на этом я становлюсь, потому что мы, в принципе, в конце прошлого года несколько раз возвращались к вопросу подготовки отчетности оффшорными компаниями. И желающие могут посмотреть наш ранний вебинар. А на этом я бы остановился.


А.К.: И мы тогда в следующий раз, буквально через несколько дней, вернемся к обсуждению уже следующей части нашей мини-серии –– к третьему, так называемому, кризису.

А.А.: Третьего события, определившего кризис. Я это событие назвал как «погоня за номиналами». Расскажу, в чем оно состояло, и какие последствия уже произошли, а какие последствия еще ожидаются. На этом мы прощаемся.

А.К.: Спасибо вам большое за внимание. До свидания.

А.А.: Спасибо. До свидания.

 

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Александр Алексеев

Управляющий партнер GSL Law & Consulting


(ctrl+enter)