GSL / Оффшорные конференции, семинары и обучение / Инвестиционные фонды, зарегистрированные на Британских Виргинских Островах

Вебинар 17 ноября 2021 13:00

Инвестиционные фонды, зарегистрированные на Британских Виргинских Островах

Почему изначально все началось на Кайманах;
Частные фонды;
Профессиональные фонды;
Публичные фонды;
Инкубаторные фонды;
Разрешенные (approved) фонды;
Сроки регистрации инвестиционных фондов на БВО;
Затраты на регистрацию инвестиционных фондов на БВО;
Процедура регистрации инвестиционных фондов на БВО;
Какие документы необходимо предоставить для регистрации инвестиционных фондов на БВО.

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев, партнер компании GSL Law & Consulting (далее АА): Здравствуйте! Сегодня у нас редкая тема. Давайте я сначала представлю с кем мы эту тему освещаем. Основным докладчиком является Марина Волкова - ведущий наш эксперт именно по этой редкой теме. Задавать вопросы буду я, Алексеев Александр. Редкая тема, которая становится всё более и более востребованный. На самом деле вся оффшорная индустрии 30 лет назад, наверно, создавалась в том числе для того, чтобы обеспечивать (назовем вещи своими именами) безналоговую работу вот этой вот сфере.

Итак, мы говорим про наследование акций иностранных компаний. Вот и тогда вот 25 лет назад, когда я начал заниматься этим вопросом и впервые сталкивался с английскими юристами, то у них как раз понимание было, и больше всего они хотели видеть клиентов из России как раз тех, кто погряз в наследственных вопросах. А какие у нас наследственные вопросы 25 лет назад? Вот только, только рыночная экономика создала класс предпринимателей. Все предприниматели ещё вот «самый сок», в силе, и еще некому передавать. И вот прошло 25 лет.

Мы подошли к тому самому вопросу, когда наследственные правоотношения, помещенные в оффшорную юрисдикцию, становятся востребованными.

Марина Волкова, старший юрист, руководитель отдела развития компании GSL Law & Consulting (далее МВ): Я бы наверное здесь немного дополнила. Первый случай у нас, когда мы занимались вопросом наследования иностранных активов, произошёл, если я правильно помню, 8 лет назад. В принципе мы уже в течение этого срока накапливаем определенный опыт. И тогда, когда вот я занимался первым наследственным делом, мне казалось, что это какой-то вопрос очень простой. Если посмотреть наследственное право, то это совсем небольшой раздел ГK. Все документы оформляет нотариус. Но в процессе выяснилось, что если у нас в наследственную массу попали какие-либо иностранные активы (это не только акции иностранных компаний, это и зарубежные счета, это какая-то недвижимость, расположенная за рубежом и тд), то там поднимается целый комплекс вопросов, с которыми мы не сталкиваемся, когда наследуем только российские активы.

АА: Например?

МВ: В том что наследовать активы, которые находятся за рубежом, а это не только недвижимость, но и акции иностранных компаний, и счета в иностранных банках, нужно по правилам той страны, где вот это имущество расположено.

В случае с акциями - это страна, где компания зарегистрирована. Страны общего права считают, что если реестр компаний ведется в стране регистрации, то и сама акция находится там. Наше первое наследственное дело было связано с Британскими Виргинскими Островами, и мы впервые с этой проблемой столкнулись. Выяснилось, что там совершенно другая процедура. Там нужно собрать достаточно большой комплект документов и приступить к наследованию на БВО, вообще к запуску этой процедуры, можно только после того, как в России, где проживал наследодатель прошло 6 месяцев. Наследники вступили в наследство, получили все документы у нотариуса, и только после этого мы могли идти в суд на БВО и запускать процедуру там. И там все настолько отличалось от привычного нам вступления в наследство, и настолько отличался процесс передачи активов, что мы конечно были удивлены и сроками, и тому количеству информации и документов, которые нам пришлось собрать. Когда мы выработали подход, всё систематизировали, то у нас система сложилась, и мы там стали лучше понимать, как лучше структурировать сам процесс, как избежать тех проблем, с которыми сталкивались клиенты, которые никаких превентивных мер не предпринимали.

АА: Превентивных мер – ты имеешь ввиду завещание?

МВ: В том числе. Наследственное планирование на самом деле немножко сложнее. Оно состоит из нескольких элементов. Первое - это как раз составление завещания. Причём по праву той страны, где находятся зарубежные активы.

АА: Вот это интересно. Можно еще подробнее про страны? Такое решение мне кажется не совсем очевидным, потому что есть ещё другие обстоятельства. Первое – гражданство наследодателя. Второе - гражданство наследников. Они могут не совпадать. Третье – они все могут проживать в третьей стране, имущество находится в четвёртой, акции компании в пятой. И вот мы выбрали юрисдикцию страны нахождения акций компании.

МВ: Да, активов. Объясню почему, в чём заключается логика. Здесь важно право той страны, на территории которой нам придется это решение исполнять, т.е. на территории которой придется фактически эти акции переоформлять. Мой самый любимый пример из неочевидного. Эмиратские компании сейчас достаточно популярный инструмент, и в корпоративном строительстве, и в оффшорной индустрии, назовём её так. Но проблема в том, что если даже написать, что акции эмиратской компаний отходят наследникам по завещанию, которое наследодатель составил в Российской Федерации, исполнить потом такое завещание в Эмиратах будет невозможно.

Наследником, даже если у них на руках есть решение о вступлении в наследство, придётся идти в местный суд. Местный суд не будет признавать российское право, как то право, которое подлежит к применению таким наследственным правоотношениям. Они будут выделять доли наследникам на основании местного права. Например, будут применять законы шариата. Там совершенно другое распределение обязательной доли, совсем другие очереди наследников. Поэтому результат может получиться неожиданным. Сам процесс передачи актива займет в лучшем случае год.

АА: Как-то можно к этому подготовиться?

МВ: Это вот как раз плоскость наследственного планирования. Например, в тех же Эмиратах разработали очень интересный инструмент. Там есть несколько фризон, в частности в Дубае, в которых для нерезидентов ввели специальную услугу. У них есть отдел суда, который занимается наследственными вопросами. Туда можно прийти и составить завещание, в том числе по иностранному праву, в отношении активов, которые находятся в Эмиратах. Это опять же компании, недвижимость, например, купил квартиру в Дубае наследодатель. И в отношении банковских счетов.

Вот это местное завещание, которое оформлено в специальном отделении местного суда, которое работает только с экспатами, оно будет признаваться другими локальными судами. И на его основании можно достаточно быстро провести смену, например, акционера в местном реестре в той фризоне, где компания создана.

АА: Т.е. если говорить о рекомендациях. Вот рекомендация 1: готовим завещание в двух юрисдикциях (ну или в большем количестве). Кроме завещания по российскому праву, ещё в той юрисдикции, где находятся активы.

Так значит говорили про Эмираты, но начали с БВО.

МВ: На БВО такой вариант тоже возможен. Он в принципе возможен в странах общего права, при условии что там действительно есть активы. Но нужно учитывать ряд нюансов и консультироваться с местными специалистами. Поскольку там совсем другие формальные требования к завещанию, другие нормы применяются к обязательной доле, то есть в отношении тех наследников, которых вы не можете вообще исключить из процесса наследования. Более того даже если вы напишите завещание, всё равно для того, чтобы на его основании передать активы наследникам нужно будет пройти определенную процедуру. Просто с завещанием она быстрее и менее затратная с точки зрения средств. Нужно будет пойти в местный суд, предъявить это завещание. В самом завещании нужно назначить исполнителя, который будет ответственен за сбор активов и их распределение наследникам.

АА: Местного скорее всего?

МВ: Необязательно. Это может быть родственник наследодателя, либо это может быть какой-то местный юрист. Просто чтобы он мог бы пойти в суд. Т.е. немножко настроить логистику. Соответственно этот исполнитель распределяет активы наследникам и приносит в суд отчет о проделанной работе: вся наследственная масса, которая состоит данном случае из активов, которые находятся на БВО, была распределена. Для того, чтобы технически у зарегистрированного агента поменять акционера, нужно будет принести решение как раз такого «распорядителя».

Поэтому надо к этому вопросу подойти заранее и составить документ формально правильно с участием квалифицированных специалистов.

АА: Да, и найти такого агента, стоимость услуг которого будет как минимум не больше стоимости активов.

МВ: Ещё раз. Тут нужно понимать, чем потенциальный наследодатель рискует. Потому что если завещания нет, м мы запускаем процедуру наследования по закону, то это тоже через местный суд с привлечением местного адвоката. Но процедура называется немножко по-другому. Это выпуск так называемой Letter of administration, то есть там уже сам суд будет назначать вот такого исполнителя, и это можно будет сделать только после того как в России будет завершена процедура вступления в наследство.

Документы апостилированы и заверены вместе с аффидавитом. Вы физически приехали на БВО с комплектом документов, который в четыре раза больше, чем при наличии завещания. Идёте в суд и ждете еще несколько месяцев для того, чтобы получить решение.

АА: Тоже в несколько раз дольше. И стоит это дороже в четыре раза.

МВ: Определённо.

АА: Собственно, я и хочу предложить тебе сравнить два эти варианта. Мы услышали о том, что даже если не было завещания работа возможна. Другое дело, что значительно сложнее, дольше и дороже. Вот как раз во сколько это будет отличаться?

МВ: Ну вот если идти по варианту с завещанием, то там услуги местных специалистов могут обойтись где-то в 5000 долларов и выше. Если это получение вот такого письма из суда и наследование по закону, там ценник начинается от 10 000 – 12 000 долларов и больше. Плюс при наследовании по закону там ещё немного другие пошлины. Нужно уточнять по стране, потому что может возникнуть налог при передаче имущества по наследству, либо могут возникнуть пошлины, которые уплачиваются в суде за рассмотрение дела. Причём по налогам я бы хотела остановиться. Вот такую деталь подсветить.

Английские компании до сих достаточно популярный инструмент. Более того у клиентов есть счета в английских банках, есть недвижимость, которая находится в Великобритании. И вот это те активы, которые будут передаваться по наследству на основании английского права, потому что они расположены в Англии. При передаче наследства налог, который наследники будут уплачивать может доходить до 40% от общей стоимости наследственного имущества.

АА: Вот интересно! Вот поэтому, наверное, и появилось трастовое право.

МВ: В том числе. Потому что трасты, по сути дела не дают передавать активы именно через наследственную массу. Они распределяются бенефициарам на основании трастового договора. При этом наследодатель по сути дела право собственности на эти активы передает на третье лицо. Поэтому здесь как такого наследования не происходит, и не происходит дополнительной налоговой нагрузки. Для сравнения в США налог может доходить до 45%. То есть 40% английских - это ещё не предел, к сожалению.

АА: А Эмираты?

МВ: Там, насколько я помню, только судебный сбор, и как такового налога нет. Можно в местных судах уточнить.

Как показывает практика, что потенциальной наследодатель хочет избежать этих дополнительных расходов, которые лягут на наследников, хочет избежать остановки бизнеса на срок до 2х лет. На самом деле мне кажется, это не предельные сроки, потому что у нас на практике были случаи, когда передача активов по наследству (если нет завещания, и активы переходят по закону), который по срокам доходили до 4х лет.

АА: Действительно останавливается бизнес? Заблокирована продажа акций?

МВ: Компании заблокирована, нет доступа к счетам.

АА: Даже так?

МВ: Вплоть до таких мер. Конечно, ситуации всегда различаются. Например, у нас в работе был случай, когда наследодатель, к несчастью, был и директором, и акционером компании. В компании не осталось никого, и для того, чтобы там хотя бы акции передать мы как раз шли в суд на БВО, получали судебные решения. И вот именно в том случае прошло два года от момента, когда мы приступили к работе, до момента, когда компании была полностью восстановлена. Для некоторых бизнесов эти сроки просто губительны.

Причём вот тоже такой интересный момент в плане банков. Сделаю ещё одно небольшое отступление. Когда мы говорим про наследственное планирование, есть еще так называемые фактически инструменты, которые не всегда решают проблемы, возникающие на юридическом уровне (передача активов наследникам и обязательная доля), но они позволяют технически не допустить некоторых вещей, например, блокировки счета.

Пример - совместные банковские счета. Иностранные банки располагают таким инструментарием, когда, например, супруги или родитель и ребенок могут открыть совместный счет. Если с одним из держателей счета что-то случается, то счёт не блокируется. Он продолжает действовать. Это не значит, что активы, которые есть на этом счете, не нужно передавать по наследству. Но вы хотя бы обеспечиваете доступ к счёту, если это необходимо для бизнес-деятельности.

АА: Доверенность?

МВ: С доверенностью все сложнее, потому что мы исходим из той логики, что доверенность считается недействительной, если с доверителем что-то случается. То же самое с опционами. Вроде как неплохой инструмент, от определенных рисков всё равно не защитит.

Поэтому если вообще говорить о наследственном планировании, то здесь инструментарий широкий. Он не связан только иностранными завещаниями. Хороший вариант – совмещать инструменты. Например, в отношении части активов написать завещание за рубежом, какую-то часть активов передать в траст или фонд, чтобы там вообще не включался механизм наследования.

Сделать завещание по месту жительства наследодателя, потому что там всё равно проживает он сам, его наследники, а также по умолчанию к движимому имуществу будет применяться правой стороны, где проживал наследодатель. Плюс можно поработать с банками и сделать какой-то резервный счет, к которому будет доступ еще у кого-то. Таким образом при правильном сочетании этих инструментов можно добиться хорошего эффекта. К сожалению, как показывает практика, когда наследники сталкиваются с такой проблемой, то как-то минимизировать их расходы и сократить сроки на передачу активов бывает очень сложно. То есть лучше об этом подумать заранее.

АА: Так, мы поговорили немного об активах в виде акций, коснулись средств на счете в банке. Недвижимость?

МВ: С недвижимостью, с одной стороны всё достаточно просто, потому что к вопросам наследования недвижимости всегда будет применяться право той стороны, где недвижимость расположена. Это значит, что потенциально могут включаться правила об обязательной доле. О ней я люблю повторять, потому что мы не всё можем передать по завещанию, всё равно есть наследники, которые будут иметь право на обязательную долю (например, супруг или несовершеннолетние дети).

Обязательная доля в зависимости от страны очень сильно разнится. Она может составить от одной четвертой до трех четвертых всего имущества. Поэтому в случае с недвижимостью нужно применять либо местное завещание, чтобы упростить саму процедуру передачи наследникам. Но это не спасает от рисков, которые связаны с обязательной долей. Либо если у наследодателя есть уже видение того, кому бы он хотел эту недвижимость передать, и это входит в конфликт с теми нормами, которые касаются обязательной доли, то нужно создавать специальный инструмент, например траст или фонд. Потому что по-другому эти риски не снять.

АА: Скажи, пожалуйста, ты говорила про арест актива на время разбирательства. В отношении недвижимости это также работает?

МВ: Скорее всего нельзя будет совершать какие-то действия в отношении недвижимости, а использовать можно. Но опять же здесь проблема в том, что в разных странах практика может быть очень разная. Тут заранее сложно определить.

АА: Понятно. Общий обзор мы сделали. Давай некоторый элемент кейс сессии включим сюда. Давай поговорим про некоторые кейсы, с которыми мы уже сталкивались.

МВ: Наверное, начну вот самого первого и как раз очень сложного достаточно случая, когда наш клиент (к сожалению, наследодатель) имел несколько оффшорных компаний, где он был и директор, и акционер.

Мы столкнулись с тем, что у него не было завещания.

АА: Речь идет про компанию БВО?

МВ: В данном случае да. Там был еще ряд компаний, но мы вели дело именно на БВО. Не было завещания, были наследники только по закону. Соответственно мы сначала ждали шесть месяцев для того, чтобы они вступили в наследство здесь в Российской Федерации. Потом собирали достаточно объемный комплект документов: свидетельства о рождении наследников, документы, которые подтверждают родственную связь, документы, которые касались вступления в наследство, смерти наследодателя и тд. Весь этот пакет мы апостилировали и переводили. Плюс у нас один из наследников, который должен был стать управляющим наследственным имуществом, ходил в английское консульство, делал там affidavit для суда (заявление о том, что необходимо инициировать процедуру, о том, что он планирует выступать в качестве такого управляющего наследственным имуществом). Потому что выяснилось, что российский нотариус такие аффидавиты заверить не может. Тоже такая вроде как формальная проблема, но мы с ней тогда столкнулись, но опять же это было 7 лет назад.

АА: А нам нужен аффидавит, чтобы инициировать процедуру?

МВ: Да. Если вы физически не можете приехать на БВО и подать это заявление, это делается посредством подачи аффидавита, который определенным образом заверяется и апостилируется.

То есть мы достаточно много времени потратили просто на сбор документов. Потом всё это в оригиналах отправляли на БВО. Там адвокаты уже шли в суд, ждали заседания суда, потому что мы попали на какие-то очередные каникулы из-за праздников. Но даже после того, как суд назначил вот такого управляющего, мы столкнулись с противодействием местных регистрационных агентов. Они сказали, что нет, мы считаем, что решения управляющего наследством недостаточно для того, чтобы вам дать доступ к компании. Потому что вы не являетесь client of record, т.е. нашим контактным лицом по компании. Все наши объяснения через адвоката о том, что нет больше, к сожалению, контактного лица, но есть там прямые наследники, ни к чему не привели. И вот против одного из-за таких зарегистрированных агентов мы получали судебный приказ. Это было постановление суда, которое обязывало их принять от нас документы и провести это смену акционера, т.е. внести изменения в реестр, который они вели.

АА: Интересно, какой им был смысл противодействовать?

МВ: Сложно мне сказать, потому что там даже какого-то конфликта между наследниками не было. Но тем не менее за счёт всех этих нюансов у нас тогда вся процедура заняла больше двух лет.

АА: И хорошо, что у наследников было понимание, что эти активы есть. Где они есть, какие они и т.д. Потому что девяносто процентов вопросов к нам похожи на вопрос «я знаю, что что-то есть, помогите разыскать». Ну и кроме того, что разыскать, еще и вступить в наследство. И главное - денег нет, но я готов вам всё отдать из тех средств, которые вы вытащите.

МВ: Ну вот к сожалению, зарубежные адвокаты не работает по такому принципу.

АА: Да и мы так не работаем. Раз мы подошли немного к вопросу о средствах, о деньгах, то можно назвать какие-то цифры? Ну вот, например, по этому кейсу, который длился два года, который касался вступления в наследство акциями компании БВО.

МВ: С учётом того, что там процесс был в отношении двух компаний, и опять же с учетом расходов на подготовку апостилирования документов в России, я бы сказала, что там общий бюджет он был больше 15000 долларов.

АА: Я думал, что будет больше.

МВ: Это были цены в семилетней давности. Если сравнивать сейчас гонорар, который просит местный адвокат, то сейчас это где-то процентов на 15-20 больше. Т.е. здесь тоже определенная индексация произошла. Это всё достаточно существенные траты, конечно. Поэтому наследники должны обладать определённым запасом для того, чтобы просто обеспечить проведение самой процедуры.

АА: У тебя были кейсы, где присутствовал банковский счёт?

МВ: Да, такие кейсы тоже были. На самом деле банк занимает примерно такую же позицию, как зарегистрированный агент: мы не готовы общаться с наследниками.

АА: Ну тут понятно почему. Он непосредственно отвечает за имущество. И там не просто client of record, там бенефициар. И для того, чтобы допустить туда следующее лицо, должно быть очень серьезное основание. Какая была юрисдикция у банка?

МВ: Это была Швейцария. В деле был задействован местный адвокат. Путем переговоров всё-таки удалось с банкирами договориться, что они возьмут те документы, которые выдал российский нотариус. Мы также делали копии свидетельства о вступлении в наследство, переводили, апостилировали, отправляли в Швейцарию. Долго это рассматривали, но нам не пришлось идти в местный суд или к местному нотариусу. Им хватило тех документов, которые были получены в России.

АА: Да, это то, что я слышал. Со швейцарскими банками достаточно нашего документа о смерти, документа о вступлении в наследство, перевод, апостиль, и без суда банки это принимают.

Кстати говоря, 20 лет назад еще с этим столкнулся. При открытии счетов в швейцарском банке когда еще за 20 минут можно было открыть счёт, (личный счет), когда основной разговор шел про источники происхождения средств, про бизнес, обязательное вопросы были и про семейное положение, детей, их количество, возраст, имена.

Всё это записывается заранее для того, чтобы в нужный момент всплыло тогда, когда начинается разговор про наследство. И тогда как раз сравнивают предоставленные документы с теми файлами, которые хранятся в банке. Поэтому можно заранее отправить копии паспортов жены и детей. Это самая элементарная вещь, которую рекомендуется сделать. А вообще, конечно, надо приводить и знакомить с банкирами.

МВ: Вот кстати вопрос о поиске активов он порой более острый, чем просто оформление документов и похода в суд. То есть нужно вообще понимать куда идти, к кому обращаться и т.д. И здесь, наверное, каких-то универсальных советов нет. Всегда нужно исходить из того какие активы, где есть и, соответственно, как ими планируют распорядиться клиент. Поэтому мы обычно начинаем в первых консультациях выясняем и прорабатываем вот эти три вопроса. Предлагаем альтернативы, чтобы клиент понимал какие варианты для него приемлемы. Например, он готов создать траст в отношении части активов. Либо если он понимает, что режим траста не всегда удобен, поскольку, например, активы расположены в тех странах, где траст не признают.

Тогда мы можем пойти по другому пути. Вот как раз местного завещания, либо можно воспользоваться какими-то российским инструментами. Потому что у нас тоже возможно совместное завещание супругов, завещание в отношении иностранных активов. Но всегда нужно разбирать эти вопросы комплексно.

АА: Понятно. Так, а сталкивались со случаями, где активом была недвижимость?

МВ: У нас на практике пока таких случаев не было. Мы консультировали по таким вопросам, но пока «не делали руками».

АА: В любом случае, это интересно рассмотреть. Причем, два варианта: когда недвижимость расположена здесь, а висит она на иностранной компании. Вот это вот первый вариант.

МВ: В данном здесь речь пойдет о наследовании акций иностранной компании. Мы всё равно уходим в зарубежную юрисдикцию.

АА: И второй: когда недвижимость где-то там. Наверное, здесь не будет случаев, когда недвижимость на БВО, а Испания, Франция, Черногория и т.д.

МВ: В этом случае нужно будет смотреть на местные требования закона и опять же на те же налоги, и на возможность оформления местного завещания. Здесь возможности есть. Главное принять определенные превентивные меры. Да насколько я не люблю этот термин, но вот в наследством планировании это оправданно.

АА: Да, причем как за рубежом, так и в стране проживания. Ну что, наверное, в качестве вводной информации ты предоставила достаточно. И на этом можно остановиться и призвать к тому, чтобы возникшие вопросы конкретизировать. Тогда можно уже детально разбирать вопросы цен, процедур. Поскольку видите, насколько здесь все широко.

Даже тогда, когда мы говорим про в налоговое планирование в рамках коммерческой деятельности, то все упирается в две юрисдикции: страну регистрации и страну банка. То здесь вот количество стран множиться, поэтому нужно конкретизировать вопрос.

Давайте на этом мы остановимся. Читайте сайт www.gsl.org. У нас там есть достаточно информации, в том числе и про наследование, где разбираются кейсы кейс, которых у нас было ни один, ни два, ни три. Будем рады вам с вами встретиться лично в нашем офисе, чтобы это обсудить. Можно начать с зума. Спасибо большое. До свидания!

МВ: Спасибо. До свидания.
Нужна консультация от специалиста?

Добавить комментарий

Нажимая кнопку «Отправить», Вы соглашаетесь на обработку персональных данных в соответствии с условиями политики конфиденциальности

Докладчики

mask

Марина Волкова

Старший юрист, руководитель отдела развития GSL Law & Consulting

mask

Александр Алексеев

Управляющий партнер GSL Law & Consulting


RU EN