Бесплатная консультация

Новый вебинар

Предложите свою тему обсуждения для одной из микроконсультаций:




mask

Уважаемый  !

Спасибо за ваше предложение, мы постараемся в ближайшее время уделить этому вопросу один из наших вебинаров. Следите за расписанием.


С уважением, дежурный консультант Юлия Дмитренко

Оффшорные новости

Новости международного налогообожения

Вебинар 26 ноября 2019 15:00

“К нам едет ревизор!” Часть 2. Проверка на БВО

- Особенности проверки у регулятора БВО: процедура, длительность проверки.
- Количество запрашиваемых файлов компаний, время на подготовку, задаваемые вопросы, предметы интереса.
- Результаты проверки: сроки ожидания результатов проверки, форма их предоставления, ответственность за выявленные нарушения.
 

Расшифровка стенограммы вебинара

Наталья Христофис (Н.Х.): Добрый день, наши слушатели и зрители! Сегодня мы снова с вами в студии. Я, Наталья Христофис, и Александр Алексеев, управляющий партнёр GSL Law&Consulting.

Александр Алексеев (А.А.): Здравствуйте!

Н.Х.: И сегодня мы будем обсуждать вторую часть серии наших вебинаров, которую мы назвали «К нам едет ревизор». Сегодня мы поговорим о проверке, которую проходит регистрационный агент у регулятора на БВО – Британских Виргинских островах.

А.А.: Да, вчера мы пытались классифицировать и проводили сравнительную характеристику проверок, в которых нам доводилось участвовать. Мы сравнивали БВО, Гонконг, Сейшелы и Великобританию, немножко захватывали и Кипр. С сегодняшнего дня мы подробней рассказываем о проверке в каждой из этих стран. Первая проверка у нас была в 2013 году на BVI, с неё мы и начинаем.

Н.Х.: А когда офис был открыт на BVI?

А.А.: Очень хороший вопрос. Чтобы дать вам понятие о том, сколько времени проходит между регистрацией компании/открытием офиса и первой проверкой. Все-таки нам нужно будет в какие-то сравнения уходить, потому что мне хочется это же рассказать и по другим офисам. Этот критерий мы упустили вчера, но можно сейчас об этом рассказать. Компания на BVI была зарегистрирована, если я ничего не путаю, то ли в 2001 году, то ли в 2003. Это была просто компания, каких много. В 2006 году мы подумали: а не получить ли нам лицензию на BVI? В мае 2006 мы подали документы на эту лицензию, а получили её в марте 2011-го. Пять лет без двух месяцев у нас ушло на получение этой лицензии. Это предмет отдельного вебинара. Соответственно, отсчёт того, сколько времени проходит между началом лицензированной деятельности и проверкой, можно начинать с мая 2011 года, когда мы приехали на BVI такой start-up командой и нашли офис, подключили его к электричеству, протянули сетку, закупили компьютеры в Майями, т.к. надлежащего качества и количества компьютеров в Тортолле не было. И затем начали переводить клиентов на обслуживание к нам от других агентов именно в мае 2011-го. В августе 2013-го к нам пришла проверка. Два года. Как я и говорил, нам об этом сообщили письменно, кажется, за три недели. У меня была BVI-ская виза и я успел приехать туда, чтобы поучаствовать. Очень любопытно, конечно, было посмотреть, как это будет проходить. И на основании этого опыта я и делюсь сегодня своим впечатлением. Хотя это было достаточно давно, остались яркие, а потому такие сильные впечатления. О том, сколько времени проходит от начала ведения бизнеса до проверки. В Великобритании наш офис был зарегистрирован в октябре 2002 года, в декабре 2007 года законодательно вышло уведомление о необходимости лицензирования, и в декабре 2012 года нам сообщили о грядущей проверке. Т.е. в Великобритании мы работали 5,5 лет, пока не пришла первая проверка. А вот по нашей другой компании в Великобритании проверка пришла через неполные два года с начала деятельности. На Сейшелах не помню. На Кипре мы получили лицензию в декабре 2014 года. И вот уже 5 лет, как мы ждём проверку. В Гонконге мы получили лицензию летом 2018 года, и осенью 2019 года пришла проверка.

Н.Х.: Быстрее всех.

А.А.: Да. Эта информация относится к предыдущему вебинару, а сейчас вернёмся к BVI. Итак, сообщили нам о проверке за три недели, я туда прибыл. Кстати говоря, моё участие в проверке было, как я понял, нежелательным, во всяком случае, мне это так преподносили. С одной стороны я понимаю причины, по которым наш директор на BVI не хотел, чтобы я принимал участие в проверке, но кроме этого есть объективные вещи: действительно, на БВО достаточно чувствительно относятся к вмешательству акционеров в ведение деятельности на BVI. Они считают, что вопрос полностью должен контролировать, во-первых, директор, во-вторых, местный директор.

Н.Х.: А у вас все местные сотрудники, или кто-то русский есть?

А.А.: Мы завели такую практику, чтобы с самого открытия компании на BVI в местном офисе постоянно находился опытный сотрудник из московского бэк-офиса. Практически 5 лет сотрудники выезжали туда вахтовым методом в длительные командировки. Для случая длительной командировки нужно было получать разрешение на работу, которое получается на три месяца. И поездка так же на три месяца. Т.е. один улетает, а следующий тут же начинает готовиться. Кое-кто у нас продлевал поездки, был человек, который туда трижды летал и на более длительные сроки. Это было связано с ошибкой на BVI: сотрудник подавал разрешение на работу на три месяца, а они ошиблись и сделали на один год. Мы не стали возражать против этой ошибки, тем более, что если у тебя на руках годичное разрешение на работу, и ты находишься в момент его окончания на BVI, то такое разрешение очень просто продлить. А так 8 наших сотрудников слетали на BVI вахтовым методом. Изначально наша позиция была, что местным сотрудникам доверять эту работу нельзя. Мы в этом очень быстро убедились. Первый наш сотрудник несколько опоздал с получением визы на BVI, пару месяцев или пару недель офис оставался без нашего сотрудника, и мы тут же поплатились. Они сами зарегистрировали компании, назвав их Kremlin Management и Romanov… Понятно, что мы сразу эти компании списали, как убытки, понимая, что Kremlin Management ни один человек с нормальной психикой себе не купит, ну и стоимость правительственной пошлины сразу ушла в корзину. Это только одна из причин, почему наши сотрудники постоянно там находились и присматривали за местными коллегами. Как я уже упомянул – это сотрудники бэк-офиса, они более высокопоставленные, поэтому не так просто некоторым из них там было. В дальнейшем мы решали ещё и рекрутинговые проблемы и разбирали конфликты. Сейчас у нас там тоже работает бывшая сотрудница из московского бэк-офиса. Она ранее была там на стажировке, в командировке. Потом она там осталась, на год выпала из нашей команды, уволившись из московского офиса, и пришла к нам через год, как ассимилировавшийся человек на BVI. Т.е. даже сейчас у нас там работает московский сотрудник. И мы точно так же продолжаем получать для неё разрешение на работу. К вопросу о проверке: да, и местные сотрудники тоже проходили проверку. Немного забегая вперёд, скажу, что комиссия проводила беседу со всеми, в т.ч. и с местным сотрудником. И разговор был на предмет: насколько проводятся тренинги, сколько человек в курсе аксиом вопросов compliance, KYC и т.д. Не смотря на то, что по функционалу сотрудник, по идее, не должен был этим заниматься, тем не менее они проверяют и это в том числе.

Н.Х.: Они сказали, что через три недели приедут к вам в офис.

А.А.: Да. В первый день пришло три человека. В их плане было указано, что проверка займёт 4 дня, но реально они задержались ещё на один день и пригласили ещё одного человека. В результате проверку оканчивали уже 5 человек. Это делалось для того, чтобы проверить гораздо больший объем документов. Они запросили 68 файлов, по-моему, двумя траншами. Т.е. за день они запросили первую половину файлов и на третий день – вторую половину. Как я уже рассказывал вчера, они запросили все файлы high risk клиентов, а дальше выборочно указали ещё на некоторые.

Н.Х.: Когда мы говорим о файлах, мы имеем в виду исключительно бумажные документы, или они что-то ещё в электронном виде проверяли?

А.А.: Очень хороший вопрос. Т.к. если в Гонконге они вполне довольствовались нашей внутренней системой, и оказались очень довольны, что она есть, то на BVI ею никто не заинтересовался, и они в большей степени ориентировались на бумажный вариант. Для этих целей у нас там есть архивная комната, о том, что она должна быть, нам сказали ещё в 2011 году. В неё сразу потребовали повесить сигнализацию, т.е. мы до сих пор за неё платим. Это была комната на первом этаже с окнами, поэтому сразу потребовали, чтобы окна были заложены кирпичом. Через 6 лет я был благодарен этому требованию, потому что когда был ураган «Ирма», мы практически не пострадали, в том числе, из-за того, что были заложены окна. Т.е. да, на BVI просили бумажные документы. Как они проверяли? У них по проверке каждого файла был формуляр с порядка ста вопросами, на которые нужно было отвечать чекбоксами, «да» или «нет». Собственно поэтому от них так много народу и присутствовало. Видимо, они делили между собой эти вопросы, делили эти папки и проверяли. Какого рода это были вопросы…

Н.Х.: На тот момент ещё не было таких жёстких требований к документам…

А.А.: Уже были. Пример: Есть паспорт бенефициара? Галочка отмечается. Он надлежащим образом заверен? Отмечается. Если есть ошибки, то какого они рода? Присутствует ли штамп заверения на копии паспорта? - Присутствует. Этот штамп на английском языке? - На английском. В этом штампе надлежащая формулировка? - Формулировка надлежащая. На штампе есть указание лица, который заверил? – Есть. На штампе есть контактные данные этого лица? – Есть. Таким образом, они шли по каждому мелкому параметру, который им необходимо было проверить. То же самое касалось Резолюций, Utility bill и тому подобное.

Н.Х.: Т.е. из таких моментов создавались эти сто вопросов? Или, например, первое: паспорт, и потом детали. Или детали входят в эти сто?

А.А.: Входят. Например, десять вопросов касалось паспорта. Несколько вопросов касалось заверения. Они смотрели ещё другое заверение, и тоже находили в нем огрехи. Собственно, количество этих огрехов по шестидесяти восьми файлам превращалось в какое-то процентное соотношение. В итоге проверка проходила по шестидесяти параметрам. И выводился процент по каждому параметру. И оценки тоже давались по параметрам: по такому-то параметру вы compliant, если это было от 98 до 100%, вы largely compliant, если, допустим от 85 до 98%, poorly compliant – от 60% и non-compliant, если это ниже 60%. Приблизительно так. У нас нашли: человек жил в Камбоджи, и штамп заверения его паспорта не был переведён на английский. Такого рода у нас находились там ошибки. Т.к. это была первая проверка, среди прочего проверяли и наши документы: Compliance Manual, Реестр тренингов и много-много всякого. Вплоть до того, есть ли у нас какой-либо план действий на случай климатических ситуаций, как раз это было связано с ураганом. Понятно, что наличие данного плана у всех проверяемых в 2017 году никого не спасло…

Н.Х.: business continuity plan – это план о непрерывности бизнеса и о том, какие меры будут приниматься, чтобы бизнес-процесс не прерывался.

А.А.: Да, что-то подобное. Вот за это нам был минус. Ещё нашу Compliance достаточно плохо оценили, и собственно, поэтому мы с ней потом и расстались. Т.е. таких вот критериев достаточно много, порядка шестидесяти. И в результате проверки, забегаю вперёд, мы получили одну двойку, порядка сорока троек, порядка сорока четвёрок и штук пять пятёрок. Приблизительно такой у нас был результат. Когда я говорю «двойку», «тройку», «четвёрку» и «пятёрку», я имею в виду non-compliant, poorly compliant, largely compliant и compliant. Тогда же начали проверять факт наших проверок в World-Check. Наша Compliance сказала нам, что это необходимо делать, где-то за полтора месяца до проверки. И мы понимали, что мы все не успеем проверить, если будем делать это вручную. Тогда я обратился к нашим программистам, они написали программу, и удалось большое количество проверок сделать заранее, и весь вопрос был только в том, чтобы их распечатать и разложить по определённым файлам. Не могу сказать, что нас это сильно спасло. Они сказали следующее: мы увидели, что все ваши проверки были сделаны за последние полтора месяца, в то время, когда вы должны были регулярно это проверять с начала деятельности. И регулярность привязана как раз к оценке риска: если low-risk, то проверка раз в год, medium-risk - раз в полгода, и high-risk - раз в три меcяца. Мы взяли это себе на вооружение и наша автоматическая система теперь все это проверяет. Ещё из любопытного, о чем нас спросили: в 2013 году была международная дискуссия о необходимости ведения отчётности оффшорными компаниями. Тогда на Белизе приняли это законодательство, на Сейшелах. А на BVI оно всегда было, но на это закрывали глаза. И возникало много вопросов, что понимать под отчётностью? В последний день проверки у нас попросили доказательства, что компании ведут отчётность. Компании были случайно выбраны, но их было всего 3 штуки, не 68. Нам нужно было предоставить доказательства наличия отчётности, причём нам не говорили, что является такими доказательствами. Мы говорим: «Вот, у нас есть этот документ». Им этого было не достаточно. «А что нужно?» Они всячески уклонялись от конкретики, и поэтому нам пришлось действовать на свой страх и риск и держать все в неких рамках. Если бы мы в качестве доказательства о сдаче отчётности приложили саму отчётность, то мы задали бы юрисдикции высокую планку, в которой мы и сами не заинтересованы, но и предоставить слишком мало доказательств мы тоже не могли, тогда неизвестно какие последствия были бы лично для нас. Но, тем не менее, какие-то определённые доказательства я смог набрать. Не буду сейчас рассказывать, что конкретно, это тоже предмет отдельного разговора. Кроме того, как я уже упоминал, опрашивали сотрудников. Среди прочего они смотрели кассовую дисциплину. Им не понравилось, что за определённые финансовые вопросы отвечает один человек, а не два. Т.е. не верят, что один человек успевает все это делать.

Н.Х.: А, кстати, есть какое-то требование к количеству сотрудников?

А.А.: Да, это любопытно. И мы с этим столкнулись в момент получения лицензии. Т.е. в течение пяти лет, пока мы её получали, требования менялись. Вначале мы предполагали, что это будет один местный директор. Потом, достаточно быстро появилось «требование четырёх глаз», - оно достаточно стандартное, - два директора. Ближе к делу нам сказали, что должно быть два местных директора, местный Compliance, местный CO и местный Senior Administrator. Т.е. целых 5 человек. Дальше, в процессе ведения деятельности, вплоть до 2019 года, мы сокращали количество местных работников. Оказалось, что из двух директоров один может быть не местным. Executive director должен быть местным, а non-executive director у нас сейчас англичанин. С Compliance тоже любопытная ситуация. С одной стороны он должен быть местным, но нам пока удаётся вести всю работу дистанционно, а там он бывает только тогда, когда это действительно необходимо: во время проверок, при получении разрешения на работу, при инспекционных поездках и т.д. Т.е. он находится в офисе не 40 часов в неделю. Так же и с Senior Administrator. Тоже с большим трудом, но нам удалось утвердить нашу русскую сотрудницу на эту позицию. И теперь, если я не ошибаюсь, у нас там два местных человека и один русский. Причём, говоря «местный», достаточно важно, чтобы он был «islander». BVI достаточно успешная страна с точки зрения уровня жизни, и поэтому туда едут люди с менее успешных островов: Сент-Винсент, Доминика, Барбадос и т.д. Эти люди, получив разрешение на работу, местными не считаются. Т.е. нужно, чтобы сотрудник был именно BVI islander. Что ещё? Себе ксерокопий они не делали, они сидели в отдельной комнате, мы, практически не могли к ним заглядывать.

Н.Х.: А какая вообще атмосфера там была? Они разговаривали? Не разговаривали? Кофе пили? Передыхали? С Вами беседовали?

А.А.: Атмосфера была официальная. Они сидели закрывшись, выходя только на обед. К концу они уже не весь день там сидели. Действительно, атмосфера очень важна. Вот в Великобритании атмосфера была очень неформальной. Завтра буду рассказывать. А здесь официально. Приехали на официальном белом джипе, где вместо номерного знака было BVI FSC.

Н.Х.: А что с ошибками, которые они нашли? Они дали Вам какой-то срок на исправление? Или попрощались до следующей проверки?

А.А.: О том, что они увидели/какие ошибки нашли, нам стало известно через полтора года. Проверка была в конце августа 2013 года, а файлы с результатами проверки пришли к нам в конце декабря 2014 года. И только в этот момент было сказано, что нужно исправлять. И там же было сказано, какой inforcement action к нам применяют. Напомню, их всего пять: предупреждение, общественное порицание, финансовые санкции, отзыв лицензии и предписание прекратить бизнес, т.е. закрыть компанию. К нам применили самый простой вариант, даже не штраф. Перечень всех этих штрафов висит на сайте FSC, inforcement actions – их можно посмотреть. Любопытно, что, например, по инвестиционным фондам каждое третье решение – отзыв лицензии. По агентам – очень много штрафов. Самая известная по суммам штрафов – компания Commonwealth, которая допустила первую утечку, ещё до Панамской. Ей трижды накладывали штрафы. В первый раз это было тысяч 15, второй – 100, а потом 250. И суммарно за несколько лет им нужно было выплатить более 400 тысяч штрафа. Затем Панамская утечка и BVI Mossack Fonseca заплатила штрафов около 500 тысяч. Достаточно обычными штрафами там являются цифры в тысяч 20, иногда бывают штрафы в 1-2 тысячи. У нас до этого не дошло. Хотя я предпочёл бы заплатить штраф, а не получить warning letter с расшифровкой за что. В нашей расшифровке было что-то, что касалось due diligence, где им что-то не понравилось. И теперь это висит на их сайте как красная тряпка. И мы уже много лет бьёмся за то, чтобы убрать это с сайта FSC, потому что следующая проверка у нас не выявила нарушений, и они убедились, что все исправлено. Следующая проверка пришла, где-то, через полгода. У нас было требование пройти внутренний аудит – мы его заказали у местной компании. Это был тот критерий, по которому мы были non-compliant. Наш Compliance не сказал, что это необходимо. На второй проверке очень тщательно смотрелись все файлы и по результатам было уже все хорошо. Эта проверка была в 2015 году. Т.е. уже 4 года у нас не было проверки. Мне кажется, что BVI сейчас не до проверок, в связи с введением закона о substance. Потом BVI, как юрисдикция, сама проходила проверки. И сейчас мы по этому поводу ничего и не слышим.

Н.Х.: Как раз из-за substance могут прийти.

А.А.: Совершенно верно. Но ещё пока никто не начинает требовать исполнения этого закона. Дай Бог, чтобы это начали требовать к 2021 году, потому что 2020 год – это окончание финансового периода, за который нужно будет отчитаться за этот substance. Соответственно, тут даже не подошло время отчётов. Т.е. пока ещё это не проверяют.

Н.Х.: Расскажите весёлую историю, связанную с проверкой.

А.А.: Была весёлая история, но это больше ремарка к тому, какой персонал на BVI. Они достаточно поверхностны и вопрос подготовки воспринимают прямолинейно. Т.е. на просьбу привести в надлежащий порядок комнату, где будет проверка, ими было решено провести ремонт. Они что-то красили, клеили плитку. И все это в последний момент.

Н.Х.: Сложно там найти компетентных сотрудников?

А.А.: Да, это ужас. Кроме того, что это сложно, это ещё и жутко дорого. Если зайти на factbook – это сайт ЦРУ, где заполняются экономические данные по каждой стране, то там можно найти данные по ВВП, где на первом месте в мире Лихтенштейн, на втором – Бахрейн, потом Бермуды, - вот вам, пожалуйста, оффшорная территория, - а BVI на 25 месте. При том, что Россия на 70-м. И США, по-моему, находится ниже, чем BVI. Возможно, это устаревшие данные, но суть остаётся неизменной. Поэтому зарплаты там «аховые» за счёт финансового сектора. Понятно, что в туристической среде там все как обычно. Ещё хоть как-то можно найти относительно грамотных сотрудников, но европейцев и американцев, в то время как по требованиям это должны быть обязательно коренные островитяне. У нас был директор, фамилия которого золотыми буквами вписана в историю государства BVI. Его отец был в течение 5 или 6 сроков подряд несменяемым избираемым премьер-министром, о нем есть запись в Британике – британской энциклопедии. Но его сын был недостаточно компетентен, и нам пришлось с ним расстаться.

Н.Х.: Спасибо. На этом мы заканчиваем наш вебинар о проверке на БВО и прощаемся с вами до завтра, когда мы поговорим о проверке в Великобритании. До свидания.

А.А.: Большое спасибо, до свидания.

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Александр Алексеев

Управляющий партнер GSL Law & Consulting


?
(ctrl+enter)
(ctrl+enter)