GSL / Оффшорные конференции, семинары и обучение / Турция. Первое Впечатление. Осознанная релокация

Турция. Первое Впечатление. Осознанная релокация

08.12.2022
Обновлено: 04.03.2024
count view 90

Вторая страна, куда мы отправились – Турция. В этом ролике обсудим с нашими новыми героями, почему они выбрали Турцию и кому эта страна может не подойти для жизни. Четыре причины выбрать Турцию для релокации. О первых впечатлениях от страны. Транспорт. Безопасность. Недвижимость. Язык. Продуктовая корзина. Кому не подойдет Турция для жизни?

Вторая страна, куда мы отправились - Турция. В этом ролике обсудим с нашими новыми героями, почему они выбрали Турцию и кому эта страна может не подойти для жизни.

Четыре причины выбрать Турцию для релокации. О первых впечатлениях от страны. Транспорт. Безопасность. Недвижимость. Язык. Продуктовая корзина. Кому не подойдет Турция для жизни?

«…Каждый день я получаю удовольствие от жизни здесь. У меня нет проблем с депрессией, которая была все эти годы, когда я жил в Петербурге. Здесь я просыпаюсь с утра, подхожу - у меня окно с видом на горы, на море - я смотрю в окошко, вдыхаю воздух. И чувствую себя очень хорошо…»

«…Здесь гораздо более позитивно, расслаблено, такой релакс чувствуется от людей, хотя и моменты острые бывают. Видела и конфликты. Но в основном к иностранцам относятся хорошо. Нет проблем с тем, что я русская, например…»

«…Когда я сюда приехала, познакомилась с первыми коллегами. То есть я нашла русскоязычный чат, там собирались фотографы, видеографы - все, кто приехал. Я сходила и там познакомилась …»

«…Я ходил на много разных нетворкингов, бизнес-завтраков... На яхте: очень красиво - выходишь на Босфор, завтракаешь, обсуждаешь какие-то дела. Все это очень красиво, но по факту я для себя нашел единицы людей, с которыми потом продолжил свое общение…»

«…За три месяца моего здесь пребывания никакого негативного опыта у меня не было. Хотя какое-то время, буквально неделю, я жил как раз в трущобе. Там находился отель. Отель сам был в порядке, он был обнесен колючей проволокой…»

«…Эмиграция это вообще очень нервно. Я там похудела, поседела. Поэтому я никого никогда не агитирую…»

Расшифровка стенограммы

Александр Алексеев (партнер компании GSL Law & Consulting, далее Александр): Ну что, мы продолжаем движение по Ближнему Востоку. Из Израиля мы переехали в Турцию. Наверное, не случайно мы это сделали. Какое первое впечатление в этом смысле?

Катя Трина Пал (автор и ведущая канала "Осознанная релокация", далее Катя): Мне всегда нравилась Турция. И, конечно, это место, куда люди из России приезжают просто так отдыхать. И сейчас большое количество людей релоцировалось. И было очень приятно видеть всех этих прекрасных людей, с которыми я встретилась там. Причем разных. Там был и продюсер, и фотограф, и предприниматель. И все они достаточно позитивный опыт уже имеют в этой стране.

Александр: Ты удивишься. Мы никогда не работали с Турцией. Турция всегда была совершенно за пределами нашего интереса, хотя бы потому, что в смысле налогового планирования никакой задачи она не представляла. И неожиданно она открылась совсем с другой стороны. В первую очередь потому, что она безвизовая. Во вторую очередь потому, что она рядом. В третью очередь – она не отменила прямые авиарейсы. В четвертую очередь – она достаточно дешевая. И поэтому интересно получить впечатления сквозь призму этих новых данных.

Катя: Мы говорим в разных выпусках о тех бюрократических перипетиях, которые ждали наших героев. О том, как они открывали банковские счета, как они получали вид на жительство. Что, кстати, оказалось совсем не сложно. А в этом выпуске давай послушаем, какие первые впечатления они получили от знакомства с этой страной.

***

Артемий (предприниматель, релоцировался в Турцию в январе 2022 года, далее Артемий): Турки очень душевные и очень добрые люди. Они бывают разные, как и везде, но в целом у них такая открытость, какая-то доброта. Они очень сплоченные, во-первых. Они уважают друг друга, очень вежливо разговаривают. Как-то очень много культуры.

Андрей (видеооператор, релоцировался в Турцию в апреле 2022 года, далее Андрей): Я иду по улице, двести метров, меня обязательно пять-шесть человек позовут попить чай с ними. Соседи носят мне приготовленную еду. Кто-то приносит с огорода: ездят на выходные на дачу, так же, как и в России, привозят помидоры, орехи грецкие. Сосед приходит, вот так горсть приносит, говорит: "Органик, вот".

Яна (менеджер видеопроектов, релоцировалась в Турцию в марте 2022 года, далее Яна): Первое, что меня удивило, это вежливость охранников, которые в действительности пытаются тебе помочь. Например, когда я первый раз в жизни пополняла Истанбул карт (IstanbulKart) транспортную, я не могла разобраться, подошел охранник и помог мне. Был вежливый, улыбающийся человек, это было достаточно удивительно. Вообще здесь гораздо больше позитива, скажем так. На улицах можно встретить улыбающихся людей. Более расслабленная обстановка. Несмотря на то, что Стамбул – большой город, и здесь достаточно высокий ритм, все равно здесь более… Как это сказать?

Катя: Позитивно?

Яна: Да, позитивно, расслабленно. Такой релакс чувствуется от людей, хотя и моменты острые бывают, видела и конфликты. Но в основном к иностранцам относятся хорошо. Нет проблем с тем, что я русская, например, абсолютно никаких.

Варвара (разработчик видеопрограмм, релоцировалась в Турцию в марте 2022 года, далее Варвара): Это какое-то мое странное ощущение, что я себя в Турции никогда не чувствую за границей. Там так все понятно и, по-моему, близко к России устроено в бюрократическом плане, в человеческом даже плане, хотя это мусульманская страна, что там очень комфортно. Комфортно, безопасно, понятно, дружелюбно. Там хорошо. Приезжаю – у меня внутри очень спокойное ощущение. У меня ощущение дома.

Андрей (видеооператор, релоцировался в Турцию в апреле 2022 года, далее Андрей): Каждый день я получаю удовольствие от жизни здесь. У меня нет проблем с депрессией, как это было практически все те года, когда я жил в Петербурге. Всегда какая-то перманентная тревога присутствует, как бы ты хорошо ни зарабатывал, хорошо ни кушал, хорошо ни спал – перманентная тревога вечно. Здесь я просыпаюсь с утра, подхожу - у меня окно с видом на горы, с видом на море. Смотрю в окошко, вдыхаю воздух, и чувствую себя очень хорошо. Практически всегда. У меня здесь не возникает… Ну, мелкие стрессы, которые обоснованы определенными задачами, проблемами, есть, но они никогда не перерастают в тревогу, по которой ты просыпаешься с утра с трясущимися руками и с горящими глазами, куда-то бежишь, что-то решаешь. Такого здесь нет.

Во-вторых, наверное, это цена на жизнь. Я имею в виду недвижимость, питание. Я снимаю квартиру, восемьдесят пять квадратных метров, у меня свой камин прям в квартире, спальных у меня четыре дивана, огромная кровать в спальне, вся техника, начиная от посудомойки, заканчивая сушилкой для белья. На русские деньги мне выходит пятнадцать тысяч рублей. Всего лишь пятнадцать тысяч рублей. Это удивительно, конечно.

Катя: Потрясающе, действительно.

Андрей: Да. По поводу того, что можно в любой момент сесть на паром, уйти на острова и купаться в море. То есть проводить выходные очень круто, проводить будние дни, когда у тебя свободное время очень круто. Очень много культурно-исторических мест, которые, мне кажется, можно посещать, во-первых, по нескольку раз, во-вторых, их по количеству очень много, и очень много времени нужно, чтобы исчерпать эти впечатления, когда ты приходишь.

Варвара: Что не нравится? Да понятно, что здесь смешно работают некоторые вещи после России. Мы-то все очень избалованы сервисами, цифровизацией. Вот это все смешно. Плюс еще здесь турецкое время. Это когда ты к пяти часам ждешь сантехника, но ты его раньше семи не дождешься, и ты это понимаешь более ли менее.

Какие-то такие особенности именно турецких жителей. Их неумение говорить «нет», поэтому все очень расплывчато получается. Когда ты говоришь: "Можно ли сделать такую штуку, вы делаете такую-то штуку?" А они говорят: "Ммм, это интересно, может быть". Но это точно "нет". Но ты не узнаешь, что это «нет». Есть какие-то такие смешные вещи.

***

Транспорт

Катя: А сколько стоит транспорт? Насколько это все доступно?

Ольга (фотограф и ретушер, релоцировалась в Турцию в апреле 2022 года, далее Ольга): Достаточно доступно. По моим ощущениям дешевле даже, чем в России. В среднем автобус, например, стоит пять лир, то есть это 25 рублей или даже меньше уже. Я все на старый курс лиры ориентируюсь. А мармарай - где-то пятнадцать лир, метробус тоже.

Катя: Мармарай – это кто?

Ольга: Это такая электричка, единственный наземный транспорт, как я понимаю, который пересекает Европу и Азию наземным путем. Паромы где-то 20 лир в среднем. То есть вообще...

Катя: Не дорого.

Ольга: Недорого достаточно.

Катя: А такси дорогое?

Ольга: Такси, по моим ощущениям, дороже, чем в России. Даже самое обычное.

Катя: А какие агрегаторы работают здесь?

Ольга: Uber.

Катя: Uber работает?

Ольга: И местный.

Катя: А местный какой?

Ольга: А я местный не знаю, я не пользуюсь, я только UBER. Похожие приложения есть. Но такси постоянно пытаются поставить цену больше, не по счетчику работает. То есть такси приехало, это уже стоит десять лир. Ты садишься и уже десять лир. Иногда они везут тебя дорогой специальной подольше, чтобы побольше.

Катя: Побольше заработать.

Ольга: Да.

Катя: Интересно узнать, насколько здесь много русских, есть ли какое-то комьюнити русскоязычных людей, происходят ли какие-то события? Тусовка есть ли какая-то, есть ли какое-то место, где все сконцентрированы?

Ольга: Достаточно много. Я, когда сюда приехала, познакомилась с первыми коллегами. То есть я нашла русскоязычный чат в Стамбуле, там собирали встречу фотографы, видеографы - все, кто приехал. Я сходила и так познакомилась.

Катя: То есть там были только фотографы и видеографы.

Ольга: Из этой сферы. Массажисты, модели.

Катя: И сколько людей было на том мероприятии?

Ольга: В тот раз, когда я пришла, было немного, человек пять. Я была одной девочкой. А до этого была какая-то более глобальная встреча. Я на нее не могла попасть, потому что я приехала позже, и там, говорят, было очень много людей.

***

Безопасность

Катя: Насколько чувствуете себя безопасно в Стамбуле? Какие-то, может быть, приключения случились уже за это время?

Александр У (представитель GSL Law & Consulting в Турции): За три месяца моего здесь пребывания никакого негативного опыта у меня здесь не было. Приключений в плохом смысле у меня тоже не было. Хотя какое-то время, буквально неделю, я жил как раз в трущобе. Там находился отель. Отель сам, там все было в порядке. Он был обнесен колючей проволокой. Здесь, кстати, это очень любят. Это...

Катя: Показатель престижа?

Александр У: Ну я бы не сказал престижа. Показатель безопасности, уюта. Обнадеживает как бы вас, что можете тут находиться. Район был конкретно трущобный, жуткий, с источниками воды на улице, в которых женщины красят себе волосы хной и смывают ее там же прямо на улице. С бездомными, со всеми делами.

Катя: Красота какая. Это здесь где-то на…

Александр У: Это относительно недалеко отсюда.

Катя: Да. Мне кажется, я была в этих районах. Просто я вспоминаю, как-то туда, если спускаться к воде, там…

Александр У: Совершенно верно. К воде. Перейти через мост.

Катя: И там есть еще какой-то район бывших русских эмигрантов, нам рассказывали. Тех еще, которые уехали после революции.

Александр У: Вполне вероятно. Не могу точно ручаться.

Катя: И вот одна из этих трущоб, рассказывали нам, что как раз там фильм «Век» и так далее – это про те районы.

Александр У: Вполне вероятно. Вообще трущобные районы имеют свою богатую историю. Как правило, там старые дома, которым 100 лет, 150 лет. Но в 20-е годы, когда здесь была война, они были заброшены. И с тех пор они стоят. Никто ими не пользуется, и они превращаются в нелегальные сквоты. Но какие-то дома реставрируются, и получаются исторические здания, из которых можно делать отель и что угодно.

Каитя: Да. И такое получается разнородное пространство, да?

Александр У: Разнородное, да, совершенно верно.

Катя: Расскажите про русскоязычное сообщество. Вообще, общаетесь ли? Есть ли какая-то концентрация русской культуры в Стамбуле? Есть ли что-нибудь типа Брайтон Бич? Я все ищу.

Александр У: Концентрация есть и культуры, и населения. Есть русские, украинцы, киргизы, узбеков много, туркменов. Всех можно найти, со всеми можно вступить в контакт. В этом проблемы нет. Зачастую вы не ищете, но все равно слышите…

Катя: Вас находит. Но есть какое-то место объединяющее? Может, виртуальное или физическое?

Александр У: Да есть, конечно. Есть много мест. Есть разные чаты, инстаграм каналы и интернет сообщества, социальные сети, комьюнити – что угодно. Есть физические места. Здесь, кстати, недалеко кафе «Арсен Люпен». Там очень много проходит мероприятий для русских, для украинцев.

Катя: На русском языке?

Александр У: На русском языке в том числе. С этим проблем нет.

***

Недвижимость

Александр У: Когда мы с вами обсуждали выбор недвижимости, все связанные с нею вопросы и местную специфику - очень специфический и очень местный случай. Я обращался в несколько агентств недвижимости. Я искал специфические, именно местные агентства, у которых нет вывесок на английском, на русском. Нашел одно. Там был турецкий, арабский язык. Обратился туда. Ну, само по себе оно, конечно, имеет местный колорит. Недалеко от метро, обычный жилой дом. В нем несколько помещений отведено под офисы. Нужно подняться по винтовой лестнице, постучаться в дверь. Я постучался в дверь – мне не открыли. Я постучался еще раз и еще. В конечном итоге дверь мне все-таки открыли. Человек характерной традиционной мусульманской внешности с большой бородой, босой стоит на полу. На входе в ванную комнату. Показывает мне два пальца. Салам алейкум. И закрывает дверь перед моим носом. Это обозначает, что мне нужно подождать две минуты. Он должен закончить намаз. После этого он сможет со мной поговорить.

Катя: А Вы поняли это сразу?

Александр У: Мне потребовалось какое-то время, чтобы догадаться. Но за это время как раз он примерно и вернулся, и мы смогли продолжить с ним диалог.

Катя: То есть, это был сотрудник этого агентства?

Александр У: Это был владелец этого агентства и его же единственный сотрудник. Это one man army. Очень минималистичное само по себе помещение. Стол, стул, в общем-то, и все. Он не владел никакими языками, какими владею я, и то же самое было взаимно. Поэтому язык жестов, Google translate, ну и какой-то базовый здравый смысл. Мы с ним в итоге довольно долго общались. Общение прерывалось также несколько раз на намаз.

Катя: Несколько раз? А как часто намаз происходит?

Александр У: Намаз происходит 5 раз в день, но наше с ним общение длилось больше одного дня. Поэтому я имел возможность приходить еще и еще. И в какой-то момент он предложил мне снять комнату у него. Но не у него в квартире, не у него в доме, а у него в офисе. У него комната, где сидит он, и рядом соседняя комната: "Я принесу тебе туда кровать. Через дорогу есть общественная баня. Но одно условие – никаких гостей".

Катя: Это все, что он был в силах найти для Вас?

Александр У: Да. Эти агентства ориентированы на разные ценовые категории, на разные потребности. В том районе, где я его встретил – это район Аксарай. Там очень много мигрантов из Ближнего Востока, из Африки. И, как правило, как я это понял – не могу ручаться полностью и достоверно, очень многие предложения ориентированы на семьи. Заезжают большие семьи. Соответственно, под них ориентированы и ценовая политика, и условия. Я как один человек был, наверное, им не очень интересен, поэтому предложение такое… Нет, оно было полностью серьезное. Он совершенно был готов мне сдавать ту комнату. Не было никаких ни шуток, ничего такого. Но в конечном итоге я не согласился.

***

Язык

Александр У: Касаясь английского языка, который я упомянул, пока мы с Вами еще не совсем ушли от этой темы. Начну немножко издалека. Турецкий язык относится к тюркской языковой семье, и он очень-очень не похож на все остальные, на все индоевропейские языки, к которым относятся и русский, и английский, и некоторые другие. Турецкая грамматика, можно сказать, что она устроена прямо наоборот. И человеку, который говорит на индоевропейском языке, очень тяжело учить турецкий. В обратную сторону - турецкоговорящему человеку также очень тяжело выучить английский и немецкий, и русский, и любой другой индоевропейский язык.

И поэтому здесь не нужно думать, что это какое-то невежество, или у них уроков английского языка нет, или они не хотят его учить, или что-то еще. Или какие-то этнические у них предрассудки. Ничего из перечисленного здесь нет.

Это просто сложно. И не все люди себе могут позволить найти время и силы, материальные ресурсы, чтобы это сделать. Поэтому по-английски говорят очень немногие люди. Из тех немногих, кто говорит, только очень немногие говорят более или менее прилично. Соответственно, людей со свободным владением английским языком единицы. И этот языковой барьер имеет место быть и вызывает сложности.

Это встречается очень часто. Люди говорят, что они знают английский. Начинаешь что-то отвечать. На самом деле они его не знают. Или они знают его так, что могли бы в общем-то и не знать.

Катя: Хорошо, а как с турецким языком?

Артемий: Я учу. Честно говорю.

Катя: Да? Получается?

Артемий: Очень сложно, честно говоря. Я очень хочу его как-то выучить, но у меня какое-то такое отторжение. Очень сложно мне дается.

Катя: Многие говорят, что здесь очень мало, кто говорит по-английски.

Артемий: Очень мало, действительно.

Катя: И по-русски тоже. То есть, получается, что турецкий прямо необходим?

Артемий: Необходим, да. Я пока, как бы сказать, дела свои делаю либо через переводчика, либо через каких-то подруг, друзей, которые могут мне как-то помочь. Но, в целом, я учу. То есть я взял репетитора, два раза в неделю я занимаюсь турецким. Но мне сложно дается. Надо бы, конечно, включиться в этот процесс, но пока постепенно изучаю.

Катя: Вы уже упомянули про российское комьюнити здесь, расскажите, насколько широк круг общения, как выбирает? Есть ли какое-то место притяжения? Какой-то центр тусовки?

Артемий: Знаете, сложно сказать. Очень много разных тусовок, очень много каких-то людей объединяются по каким-то общим смыслам, как всегда.

Очень много сюда приехало людей, безусловно. И жило здесь много, и уехало много. То есть, русскоговорящая тусовка здесь процветает. Она очень разношерстная.

Я ходил на очень много всяких нетворкингов, бизнес-завтраков, на яхте, очень красиво: выходишь, завтракаешь, обсуждаешь какие-то дела, обмениваешься контактами. Все это очень красиво. Но, по факту, я для себя нашел лишь единицы людей, с которыми потом мы продолжили свое общение. Потому что люди все разные.

Катя: По поводу безопасности вопрос: насколько безопасно Вы чувствуете себя в Турции, в Стамбуле?

Артемий: Очень безопасно, четно говоря. Есть, наверное, всего несколько районов, куда лучше как заходит солнце не заезжать. Я просто знаю эти районы, иногда там есть какие-то поставщики. Туда лучше не заезжать, туда даже милиция не заезжает. Действительно. есть такие прямо "гетто", но в целом очень все спокойно. Здесь везде полиция. Полиция... Не было такого, что меня останавливали на автомобиле, или что-то такое. Меня никто ничего не спрашивал, вообще никаких документов. Мне просто хотели помочь, подсказать. куда проехать и так далее. То есть, здесь очень европеизированная страна.

***

Продуктовая корзина

Катя: Про продуктовую корзину. Насколько здесь дорогая еда? И наш любимый индекс Биг Мака: сколько стоит Биг Мак?

Андрей: По поводу Биг Мака сразу скажу, что не знаю, потому что в Макдональдс я ходил один раз, по-моему, чтобы взять молочный коктейль, мороженное. Меня сразу предупредили, что здесь очень плохой мировой фастфуд, отвратительный на вкус. И я вижу своими глазами, он не популярный. Там мало местных людей. Здесь очень разный фастфуд турецкий, и там в основном весь народ сидит, в турецком фастфуде.

По поводу продуктовой корзины – на мой взгляд, я не живу в центре Стамбула, скорей всего, здесь дешевле, здесь я не могу судить. Ой, здесь дороже, я имею ввиду в центре Стамбула. Но, там, где я живу, практически на окраине Стамбула, очень дешевые продукты. Здесь в одном сетевом супермаркете цены будут отличаться в зависимости от района. Наверное, и в России также.

Катя: Да, конечно.

Андрей: Дешевле от двух до десяти раз. Лекарственные препараты намного дешевле. Когда я пошел в аптеку что-то купить, какой-то препарат себе, мне фармацевт сказала цену. Я говорю: "А вот такая цена в России на этот препарат". Она была в одиннадцать, по-моему, раз больше. У нее глаза закатились. Она так: "Too mush!" Препараты здесь дешевле. Овощи, фрукты тоже относительно России намного дешевле, это всегда свежее.

Катя: Да, вкусно очень.

Андрей: Первое время меня поражало то, сколько стоят орехи, типа фисташки. Килограмм фисташек на наши деньги стоит четыреста рублей примерно. Килограмм хороших, крупных фисташек.

Катя: Потрясающе.

Андрей: Кешью, миндаль и прочее. Я очень люблю орехи, и в России, из-за того, что это там тысячами рублями измерялось, для меня это был деликатес. Когда я получил зарплату, на праздник можешь купить себе фисташек. Это значит ты олигарх на районе. Здесь это очень доступно. И даже не хочется, когда в таком изобилии.

По поводу продуктов, которых мне не хватает, это свинина. Но я сейчас нашел один магазин, но тоже не скажу, где он, потому что там стоит холодильник с колбасой, с салом, и он тонированный. С прозрачными стеклами, но с тонированными. Там можно купить.

Катя: Чтоб никто не догадался, что там свинина?

Андрей: Чтобы к ним ходили, наверное. Потому что, скорее всего, это будет запрещено для местных. Это кафе, в котором продают русские продукты: сгущенку, там продают Ролтон, там продают Доширак, как в России, можно какие-то ириски купить. Часть российских продуктов, по которым, бывает, что ты скучаешь здесь. Можно туда пойти и купить.

Что еще? По каким позициям? Бытовая химия. Бытовая химия по сравнению с Россией что-то вообще очень копеечное. Как я рассказываю всем родственникам, за сколько купил стиральный порошок или зубную пасту, они не верят просто, что такая цена может быть. Та зубная паста, которая в России стоит под тысячу рублей, здесь будет стоить сто рублей. Порошок, который в России стоит две тысячи рублей. здесь будет стоить триста пятьдесят рублей. Что касается цен, да, намного дешевле, практически все.

Из того, что дороже, я заметил только... Если взять все сферы - это связь, сотовая связь и интернет, именно мобильный интернет. И бананы. Не знаю почему, но бананы здесь стоят около трехсот рублей за килограмм, возможно даже больше.

Варвара: Эмиграция – это вообще не туризм. Правда. Это очень нервно. Здесь были первые месяцы очень нервные. Я похудела, поседела, короче, все не классно. Поэтому я никого никогда не агитирую. Они не могут это потянуть и уезжают в Россию. Вроде спокойненько. Есть прекрасный эффект возвращения в Россию.

Кто-то здесь был перевалочный. Все сделали, пережили все, что нужно было здесь пережить, и уже сделали себе рабочую визу или какие-то подмутили варианты, релокацию, устроились на новую работу и дальше переезжают в более, скажем так, развитые страны. В Португалию какую-нибудь. Кто-то прямо перемещается на другой континент. В Европу больше, конечно, переезжают.

Есть люди, которые вернулись. Пожили в разных странах и подумали, что в Турцию стоит переехать. Это еще какая-то волна. И сейчас есть приличная волна людей, которые очень серьезно ко всему отнеслись. В России сделали много дел. Что-то продали, что-то купили, потому что самое сложное – это продать что-то в России и деньги сюда вывезти. Это же мы понимаем. Это самая сейчас тупая задача, сложная и неприятная. Потому что «тенек»-то тоже шманает, например. А это только «тенек». Есть еще замечательные банки. Люди уезжают…

Смешно, что люди уезжают на лето, потому что здесь жарко. Очень много людей уехало в Россию. Я сама из-за здоровья и работы провела там полтора месяца, вернулась. А тут как раз уже и ничего, можно жить дальше. Нормально по погоде.

Кому-то не живется. Очень плохо. Печально, когда люди приезжают в страну, которую они не любят, или они не знают, что это будет. Им не нравится, они ноют. А зачем ты живешь свою жизнь, если ты будешь ныть. Тогда в России нормально. Там ты ныть будешь в основном только из-за цен, VPN, что у тебя Спотифай не работает. Это другое нытье. Зато ты в своих правах, в своем жилье и на своем языке. А тут много сложностей. И если ты тут живешь и ноешь, наверное, это портит тебе жизнь. Не надо.

Можно перемещаться. Тут попробовать, там попробовать. Хорошая стратегия, многие мои знакомые ее используют - это переехать на месяц, на два в страну. Окунуться. То есть это уже будет не туризм. Других послушаешь, посмотришь, как жизнь устроена, и потом примешь для себя решение. Турция идеальна. У тебя есть два месяца без визы. Живи, решай: да - нет. Да – переезжай, нет – уезжай.

***

Катя: Вот такие у нас герои замечательные. И такой позитивный опыт от общения.

Александр: Театр начинается с вешалки. Это Турция начинается с вешалки. Теперь нам предстоит более серьезный разбор этой страны, где мы поговорим и про вид на жительство, и про банки, и про цены, и про жилье, и про кучу практических проблем, которые приходится решить релокантам.

Катя: Смотрите наши следующие выпуски о Турции!

Докладчик
Александр Алексеев
Александр Алексеев Управляющий партнер GSL Law & Consulting
Турция. Первое впечатление
00:00

Другие видео по теме
Турция

RU EN