Бумажные и Интернет СМИ  LIFE, 2017, Илья Штромвассер

Минфин потребовал от офшоров справку о праве на доходы


По мнению экспертов, таким способом финансовое ведомство будет бороться с "транзитными" офшорными схемами.

Публикация

Автор статьи Баязитова Александра, LIFE

 

Все зарубежные компании, получающие доходы от российских контрагентов, обязаны подготовить целый комплект документов для ФНС России, которые докажут, что офшор "имеет право на доходы", а не является звеном в "транзитных" схемах движения капитала. Иначе российская компания не сможет воспользоваться налоговыми льготами, гарантируемыми ей договорами об избежании двойного налогообложения. Перечень документов озвучил в специальном Письме замдиректора департамента налоговой политики Минфина России Александр Смирнов.

"Для признания лица в качестве фактического получателя дохода необходимо не только наличие правовых оснований для непосредственного получения дохода, но это лицо также должно быть непосредственным выгодоприобретателем, то есть лицом, которое фактически получает выгоду от полученного дохода и определяет его дальнейшую экономическую судьбу, — отмечает в Письме Смирнов. — При определении фактического получателя дохода следует также учитывать выполняемые функции и принимаемые риски иностранной организации, претендующей на получение льготы в соответствии с международными соглашениями об избежании двойного налогообложения".

В частности, зарубежная компания обязана предоставить не только данные о собственниках и бенефициарах, но и документы, подтверждающие что она реально ведёт предпринимательскую деятельность в своей стране и получает от этой деятельности какой-нибудь доход, уплачивает налоги, а также документы, подтверждающие, что у руководства такой компании есть право самостоятельно распоряжаться перечисляемыми ей суммами. То, что в Налоговом кодексе РФ нет упоминания о таких справках, по мнению Минфина, означает, что чиновники могут требовать любые.

"По нашему мнению, отсутствие в Налоговом кодексе РФ упоминания о конкретных документах, необходимых для определения фактического получателя дохода, свидетельствует о том, что законодатель не ограничивает налоговых агентов каким-либо перечнем, отдавая предпочтение содержательной части полученной налоговым агентом информации", — заключает Смирнов.

В прошлом году налоговики провели ряд удачных для них судебных процессов, в которых доказали, что "транзитные компании", через которые проходят денежные потоки, "не имеют права на доход", а значит, их российские контрагенты не вправе пользоваться льготами, предусмотренными международными соглашениями.

Жемчужиной в коллекции побед налоговиков стал выигранный осенью процесс против "Северстали" Алексея Мордашова. В ходе процесса налоговикам удалось доказать, что кипрские офшоры бизнесмена являлись всего лишь транзитными фирмами, через которые уходили выплаченные компанией дивиденды, а значит, она не имеет права применять льготную налоговую ставку в 5%, а обязана платить налог в 15% от перечисленной суммы. В итоге доначисления составили 1 млрд рублей. Кроме того, с 1 января вступили в силу поправки, согласно которым иностранные компании обязали подтверждать "право на доход", отмечает адвокат бюро "Деловой фарватер" Сергей Варламов.

Однако такого подробного перечня документов в законе не предусмотрено.

— Плательщик пассивных доходов, в отличие от налогового органа, не может обязать независимого иностранного получателя дохода раскрыть такой массив информации, тем более что это за пределами правовых отношений между ними, — отмечает партнёр компании Paragon Advice Group Александр Захаров. — И если при выплате, например, дивидендов, эта позиция и может иметь право на существование, то выставлять такие требования при выплате процентов по ссудам и роялти, мягко говоря, непропорционально и даже незаконно... Получается, что российских контрагентов могут просто обмануть иностранцы, и в этом случае российские организации не должны нести наказание в РФ. Тем более что всегда возможна ситуация, когда сейчас право на получение дохода у иностранца есть, а через день уже нет.

По сути, это реализация на практике деофшоризационных норм, введённых в 2015 году, в части концепции фактического права на доход, направленной на борьбу с так называемыми транзитными схемами, отмечает партнёр по налогообложению GSL Law & Consulting Илья Штромвассер. По его мнению, добросовестным компаниям, наоборот, станет работать проще.

— Разъяснения дают некий ориентир в отношении содержания документов, подтверждающих наличие у иностранной компании фактического права на доход, что несколько упрощает задачу для российских компаний — налоговых агентов и иностранных компаний — получателей дохода, — считает он.

В Минфине не ответили на запрос Лайфа.

Комментарии

  • userpic round-small-mask

    12.05.2017 Alex

    Означает ли это, что соглашение о двойном налогообложении должно применяться к бенефициару и его налоговому резиденству, а всю цепочку владения просто можно игнорировать?

  • Илья Штромвассер round-small-mask

    26.05.2017 Илья Штромвассер, Партнер по налогообложению

    Добрый день, Alex!

    Общая норма, предусмотренная п. 4 ст. 7 НК РФ, устанавливает порядок налогообложения выплачиваемого дохода иностранному лицу, не имеющему фактического права на такие доходы, если источнику выплаты известен бенефициарный собственник. В соответствии с пп. 2 п. 4 ст. 7 НК РФ, в случае если бенефициарный собственник является иностранным лицом с постоянным местонахождением в государстве, с которым у РФ имеется Соглашение об избежании двойного налогообложения (далее – Соглашение), то налогообложение выплачиваемого дохода производится с учетом положений этого Соглашения.

    При этом в соответствии со специальной нормой НК РФ (правила «сквозного» подхода, предусмотренные п. 1.1 ст. 312 НК РФ), если иностранная организация признает отсутствие фактического права на получение дивидендов, положения международных договоров РФ могут быть применены к иному лицу, если такое лицо прямо и (или) косвенно участвует в российской организации, выплатившей доход в виде дивидендов.

    Приведу пример: российская организация выплачивает дивиденды в адрес люксембургской компании. Соглашение с Люксембургом предусматривает применение ставки 5 % к данному доходу. Однако Люксембургская компания не является фактическим получателем дохода, а им выступает компания, зарегистрированная в Великобритании, которая косвенно участвует в капитале российской компании. В таком случае российская организация вправе удержать как налоговый агент налог у источника по ставке 10 % в соответствии с Соглашением с Великобританией.
    Остается открытым вопрос о видах доходов, к которым применим «сквозной» подход, поскольку ст. 7 НК РФ никак их не ограничивает. Однако сам порядок применения «сквозного» подхода прямо предусмотрен только в отношении дивидендов в соответствии со ст. 312 НК РФ.

Добавить комментарий

Рейтинг

Ура, мы вам нравимся!
Может быть, у нас общие взгляды на жизнь, и вы хотели бы у нас поработать?
Да, возможно
Нет, спасибо

Метки

деофшоризация налоговая служба оффшор справка

Авторы

mask

Илья Штромвассер

Партнер по налогообложению

Материалы по теме

Найдено 19 материалов из 11809

Развернуть все записи Свернуть все записи Сортировать по: Названию Дате
(ctrl+enter)