Вебинар 23 апреля 2014 12:00

C.I.M. Banque SA: открытие банковского счета в европейском банке

История банка, репутация, оценка надежности, тарифы, требования по остаткам и оборотам. Процедуры открытия счета, вопросы Due Diligence, требования по документам, сопроводительной документации. Ограничения клиентов по деятельности. Управление счетом, стоимость переводов и входящих платежей

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев, управляющий партнер GSL Law & Consulting (А.А.)
&
Алина Маринич, юрист-консультант GSL Law & Consulting (А.М.)

А.М.: Добрый день, мы находимся в студии компании GSL Law & Consulting. Меня зовут Алина Маринич. У нас в гостях Александр Алексеев, управляющий партнер компании GSL Law & Consulting. Сегодня мы продолжит ту тему, которую, как мне кажется, давным-давно забросили.

А.А.: Точно-точно.

А.М.: В конце января у нас был последний вебинар, посвященный опыту работы с банками и общению с этими финансовыми институтами.

А.А.: И по мере появления какой-то свежей информации мы время от времени будем возвращаться к этой мини-серии. Тогда в январе мы что-то проговорили, потому что появилась информация о новом банке. Еще раньше мы к этому возвращались в середине осени, когда я пытался консолидировать опыт наших помощников юристов, которые в последнее время открывали счета в наиболее популярных банках. Поэтому время  от времени мы будет к этому возвращаться. Более того, сейчас мы будем говорить о банке, про который как раз осенью мы уже говорили. Сейчас появилась новая информация, и мы хотим все это дело освежить, дополнительно акцентировав внимание на некоторых особенностях этого банка, и, может быть, расставить точки над «i». Итак, о каком банке мы сегодня говорим?

А.М.: «C.I.M. Banque». Это швейцарский банк, с которым мы встречались две недели назад.

А.А.: Да, совершенно верно.

А.М.: Мы получили некоторую информацию и хотели бы ею с вами поделиться.

А.А.: На нашем сайте, где представлено описание всех банков, я вношу некоторые особенности. Я смотрю на то, что написал и отразил как особенность после нашей встречи, которая была как раз две недели назад. Давайте начну не с особенностей, а со следующего: нам известны банки, которые на рынке находятся и 200 лет, и 250 лет, и 300 лет. Самый старый банк, который есть в нашем списке, основан 1692 году. И есть еще один банк, но не в нашем списке, который основан был еще в XVI веке. Как бы то ни было, все эти банки доступны, но сейчас мы говорим о другом. Этот швейцарский банк отличается от этих значимых и очень старых финансовых институтов, на которых Швейцария сформировала себе репутацию. Этот банк был основан в 1990 году. Ему 24 года.

А.М.: Может быть это и плюс. Поскольку тут могут присутствовать какие-то нововведения и гибкость.

А.А.: Совершенно верно. Этот банк, в связи с тем, что ему нужно занять свое место среди конкурентов, готов идти на некоторые условия, на которые не согласится ни один другой швейцарский банк. Если вы спросите, как можно охарактеризовать швейцарские банки, то одним из пяти общих критериев будет требование достаточно существенного неснижаемого минимального остатка. То есть для того чтобы открыть счет в швейцарском банке, нужно обязательно держать на счету 200-300 тысяч, и этого может быть все равно мало. Обычно это 500 тысяч и ближе к миллиону долларов. Вот это стандартное условие обычного швейцарского банка со 100-200 летней историей. К примеру, «Rothschild» –– 2,000,000 долларов; «UBS Bank» –– могут требовать от 500,000 до 2,000,000 долларов; «Lombard Odier» –– не ниже 500,000.  Этот банк не требует минимальных остатков в принципе. Это первая удивительная вещь. Но, как я сказал, это объясняется тем, что банку совсем немного лет. Он еще не перегружен клиентами, и ему нужно занять определенную свою нишу. Возможно, в процессе развития он будет менять свою политику.

А.М.: Вынуждена вас поправить. Неснижаемый остаток все-таки есть. Но он настолько маленький, что его практически нет.

А.А.: На встрече я сам по своей инициативе предложил указать в качестве остатка хотя бы 10 тысяч, дабы «соблюсти приличия». Но, по сути, они даже на этом не настаивают. Им нужно хоть сколько-то, чтобы окупить определенные затраты банка, которые возникают в момент открытия счета на клиента. Потому что когда открывается счет, клиента нужно проверить. Средства тратятся либо на какие-то внешние проверочные услуги, либо сколько-то времени на это тратит compliance officer. Условно говоря, клиент открывает счет, и внутренний баланс клиента в связи с этим составляет минус 400-700 долларов. То есть в разных банках эта услуга стоит по-разному. Раз я говорю о стоимости открытия счета, то стоит сказать, что некоторые банки эти затраты сразу вменяют клиенту, и он видит, когда счет открылся, что у него произошло списание, и стало минус 400 долларов. Есть банки, которые говорят, что они за свой счет делают проверку.

      Я условно говорю об этих 10 тысячах, для того чтобы нам быть хорошими по отношению к банку. Но и в принципе, для человека, который открывает счет в швейцарском банке, между 5 и 10 тысячами разницы нет. Тогда как разница в 100-300 тысяч весьма ощутима. По крайней мере, так швейцарцы видят своего клиента. Формально у нас требование к остатку 10 тысяч, но реально банк особенно его не просит.

      Стоит помнить, что неснижаемый остаток это все равно ваши деньги. Вы все равно можете их забрать. Все равно можете счет обнулить. Банк смотрит на вас как на потенциального клиента. И  поэтому готов идти на то, что эти требования не будут соблюдаться в течение разного времени. И это количество времени зависит от вас, от вашего бизнеса, оттого насколько вы перспективны, оттого какие у вас в принципе деньги были на счету. Вот лежит у вас на счету 400 тысяч. Потом вы решили расширить бизнес, прикупить недвижимость –– обнулили счет. И полгода у вас ничего не лежит. И нормально. Вам никто ничего не скажет, что в течение полугода у вас был нулевой счет. Если пять лет будет нулевой счет, то тогда вопросы возникнут. Я просто хочу донести мысль, что не стоит так серьезно относиться к такой позиции, как минимальный неснижаемый остаток. Русские люди, вопреки общепринятому мнению, в отношении швейцарских банкиров очень дисциплинированны. Если им говорят неснижаемый остаток, то они боятся даже на «первую цифру после запятой» нарушить эти требования. В конце концов эти требования нигде не фиксируются. Я  видел только в России и Прибалтике практику заключения договоров об открытии счета, как обмена подписанными документами. Вот в Швейцарии, Австрии, Люксембурге и еще можно много назвать банков –– нигде нет этих двухсторонних обменов. Открывая счет, вы подписываете general terms and conditions (основные условия и положения). Назад вы ничего не получаете. Кстати говоря, в general terms and conditions о цифрах минимального остатка, естественно, не говорится. Каждый банк это сам индивидуально принимает и не фиксирует. Тарифы могут быть зафиксированы отдельно, а вот остаток нигде. И вообще, пытать банкира на предмет, какие цифры являются минимальными –– это последнее дело. Это очень тяжело. Они скрытничают. Говорят: «Вы нам порекомендуйте клиента, а мы сами решим». Мне это очень «нравится». И чего? Мы будет рекомендовать клиента, а потом ему скажут: «Извините, вы нам не подходите». И зачем нам это дело? Поэтому мы пытаемся заранее узнать все требования банка, чтобы банк получил того клиента, которого он готов взять.

      Итак, мы отмечаем одну особенность этого швейцарского банка, что крайне редко встречается на швейцарском рынке, это очень незначительный неснижаемый остаток на счете или его отсутствие (что тоже допускается).

А.М.: Хочу добавить, что это все на фоне того, что тарифы сравнимы с тарифами других банков. Может быть даже меньше, насколько я слышала.

А.А.: Про тарифы я бы сказал следующее: о тарифах стоит говорить, когда речь идет про обсуждение возможности использования счета для коммерческих операций. Второе, что очень серьезно отличает этот банк от других –– они не устанавливают ограничений на количество операций. Упомянутый сегодня мною «Rothschild Bank» заявляет: «Положите на счет два миллиона и ни одной операции». Но это имеется в виду 1-2 операции в год. Это считается ни одной. Какие это могут быть операции? Например, оплатить клинику для родителей в Швейцарии. Это не считается операцией. Тут речь идет о коммерческих операциях, и «C.I.M. Banque» готов в неограниченном количестве оказывать этот сервис.

А.М.: То есть он готов открыть расчетный счет.

А.А.: Да. Это небывалая редкость в швейцарском банке. Конечно, бывают некоторые банки («UBS», «Credit Suisse»), которые готовы открывать расчетные счета, но обычно при условии дополнительно размещенного остатка на счету (очень приличного) или достаточно существенного оборота. И тогда вы идете не в Private Banking Department, а в Trade Finance Department. То есть немного другая «дверь». В Private Banking мы, конечно, вам поможем «зайти», но в любом случае это не та дверь, которая здесь в виде представительства открыта. Представительство «UBS», «Credit Suisse» , находящиеся в Москве, в основном заинтересованы, чтобы клиенты открывали сберегательные счета и давали свои средства банку для управления. Собственно, банк на этом и зарабатывает. Однако есть в Цюрихе отделение, которое занимается торговым финансированием. По сути, там можно осуществлять расчетные операции. Они, конечно, нацелены на более серьезные инструменты. Trade Finance подразумевает Trade Finance instruments: аккредитивы, гарантии, документарные инкассо и пр. Условно говоря, «Credit Suisse» готов все это делать, но для тех, у кого оборот по счетам, например, 100 миллионов в год. Тогда вы войдете в Trade Finance Department в «Credit Suisse», и у вас не будет ограничений по количеству операций.

      Или есть, например, «BNP Bank». Он тоже готов открывать расчетные счета. Но их специализацией является кредитование российского экспорта raw materials and soft commodities. То есть они открывают счета только экспортерам нефти, металла, хлопка, табака, сахара, зерна –– все то, что является предметом торговли на товарно-сырьевых биржах. И под этот контракт, например, под нефть в терминале или под нефть в трубе, готовы предоставлять средства. И, вообще говоря, это их условие. Просто осуществлять расчетные операции им неинтересно. Пройдет 20 миллионов долларов в год тремя траншами –– банк заработает три тысячи долларов за год. Это не те деньги, на которые он вытаскивает такого серьезного клиента. Поэтому банк хочет именно кредитовать этот оборот. Он кредитует его под какими-то условно средними тарифами между Россией и Швейцарией. Под 2%, например. То есть спред между ставкой по депозиту плюс 2%. На примерно такие тарифы  по кредиту вы можете рассчитывать. Но я опять ухожу в сторону от нашей темы.

А.М.: Вернемся к «C.I.M. Banque».

А.А.: Да. Я все это говорю, потому что крайне редко можно найти швейцарские банки, осуществляющие расчетные операции в чистом виде без всяких ограничений. Я привел два примера «UBS» и «Credit Suisse», где можно осуществлять расчетные операции, но с серьезными ограничениями. Здесь вроде бы этих ограничений нет. Однако теперь самое неприятное. У всего должны быть недостатки. Значит недостаток этого банка в том, что этот банк не работает с оффшорными компаниями. Собственно, можно предположить, что подобное будет трендом развития банков в ближайшие 6-10 лет. Может быть, оффшорная индустрия повернет в другую сторону, но я замечаю, что есть иностранные банки, которые готовы работать с нерезидентными клиентами, но не с их оффшорными компаниями, а с оншорными. Если расшифровать это, то там не так все ужасно. Они не хотят работать с компаниями, открытыми в тех странах, где нет необходимости ведения отчетности. Условно говоря, сейшельскую компанию, но с подготовленной отчетность (сделанным Financial Statement), после некоторых уговоров они могут взять. С BVI компанией, которая сделала у наших аудиторов отчетность в соответствии с международными стандартами, они готовы работать. Но по умолчанию, они готовы работать с Гонконгом, с Кипром, с Великобританией, с Люксембургом и с другими европейскими странами –– критерием является наличие отчетности.

      Что бы еще сказать про этот банк? Про два положительных момента и один отрицательный я рассказал. Теперь осталось второстепенное. Ты спрашивала про тарифы. До суммы в 2,000 –– 25 швейцарских франков. Это мало, давай посмотрим сумму побольше. Сумма от 100 тысяч до 200 тысяч –– стоимость 315 франков. Тут ты не совсем права. Это средневысокие цены. Низкими назвались бы цены, где стоимость переводов все-таки не зависит от суммы перевода (flat fee). Это может быть средняя скорость перевода, дата валютирования третий день –– 17франков, то есть 20 долларов, и 34 франка, 40 доллара, или больше за срочный перевод. Вот у них, в общем-то, сравнимо по тарифам с кипрскими банками. Хотя 0,045% это не очень много. Это, пожалуй, пониже кипрских тарифов. Знаешь, чего тут нет? Здесь нет ограничения сверху. А у киприотов есть ограничение сверху. Например, 0,25% от суммы перевода, но не больше 400 евро. Здесь у нас нет ограничений сверху. Правда, 400 евро ты заплатишь за сумму в 2 миллиона. Еще есть комиссия за поступление средств. Они еще берут с входящих.

      Я не назвал бы тарифы низкими. Но раз банк готов к неограниченному количеству операций, то ему же надо на чем-то зарабатывать. Есть такая тенденция, что банкиры говорят, что на расчетах не заработаешь. На чем в принципе зарабатывают банкиры: управление средствами, кредитование. Еще есть и третий фактор, но сейчас я его не вспомню. В любом случае, на расчетах не заработаешь.

      Что касается интернет-системы, то тут все хорошо работает.


А.М.: Да, говорили, что удобная система, и она позволяет им давать инструкции.

А.А.: То есть не только пассивный вариант, но и активный.

      Помимо того, что там есть русскоязычный персонал. Также я скажу, что требовательность в вопросах due diligence можно определить как разумно тщательную. То есть их не назовешь пофигистами при открытии счета. Неразумно требовательными их тоже не назовешь. Где-то вот посередине. Да, они хотят знать в деталях про источник происхождения средств, а также про операции по счету. Раз уж они не устанавливают ограничений, значит, они с этим будут десять раз на дню сталкиваться. Нужно быть уверенным, что все будет хорошо.

      Надо было в самом начале это сказать: я в 2005 году сразу после этого, встречался с владельцем банка (он приезжал к нам в Москву). Это выходец из другого крупного швейцарского банка. Так частенько и бывает. Человек проработал долго в каком-то одном банке, потом нашел инвестора, вложил свои деньги, и учредил свой банк. Это задача очень не простая. И уже много можно понять о человеке, который учредил свой собственный швейцарский банк уже к закату свой карьеры. Потом мы длительное время не работали с ними. Не очень активно они нам отвечали. Но вроде бы в последнее время они набрали новый довольно разумный и быстрый персонал. И вопрос об открытии счета стал решаться дольно оперативно. По крайней мере, мы видим отдачу и говорим на одном языке, что достаточно важно для оценки своего потенциального банковского партнера.

А.М.: Вы им задавили вопрос о том, как они видят идеального клиента? Как правило, банки не отвечают однозначно на тот вопрос, и, наверное, невозможно на него ответить. По крайней мере, они говорили о форекс-операциях. Они как раз приветствуют таких клиентов и  даже предоставляют leverage.

А.А.: Leverage они предоставляют не за свой счет, а счет брокера, с которым они активно работают.  Это совершенно неожиданная вещь, потому что в принципе «форексистов» очень трудно пристроить на банковском рынке. Очень мало кто берет их к себе. Этот банк готов с ними работать. И более того, позволяет играть с запасом, не на свои средства, а, условно говоря, на заемные посредством использования этого оператора. И допустим даже leverage 1:100. Что считается хорошим leverage и на нашем российском рынке, который еще не регулируется. То есть в России форекс-операции не регулируются. Поэтому у нас пока что все это расцветает. Поэтому «форексистов» у нас очень много. И их условия сравнимы с условиями по leverage с «C.I.M. Banque».

      Спасибо, что ты напомнила про этот важный момент, про который я мог забыть.

      На этом мы заканчиваем наш рассказ про этот банк, или еще есть вопросы?

А.М.: Тут сказано, что дата валютирования на третий день, то есть выполнение платежа будет только на третий день. Это все-таки медленно или нет?

А.А.: Это абсолютная норма. Есть даже такой термин: two days call account или 48 hours call account. Кроме расчетного счета, в частности киприоты часто в свое время, открывали такие счета. Это значит, что деньги покинут счет на третий день, и в это время банк этими деньгами играет. По-хорошему эти деньги должны начисляться как проценты по счету. И правильные банки такое делали, киприоты, честно говоря, никогда этого не делали, хотя открывали все время 48 hours call account. В последнее время я не так часто встречал эту практику, просто потому что ставка стала такая маленькая, что на ней не заработаешь. Но когда она была 7%, к примеру «Nordea Bank» открывал такие счета с датой валютирования на третий день и начислял 3% по остаткам по счетам всем клиентам. Сейчас 3% ты не получишь даже под годичный депозит. Поэтому практика этих счетов ушла, а термин остался. И поэтому я скажу, что это нормально, что дата валютирования третий день. Если банк предоставляет возможность осуществить за дополнительную плату платеж день в день, то это нормально. В таких случаях мы обычно спрашиваем cut off time (окончание операционного часа). До какого часа нужно прислать инструкцию, для того чтобы платеж проводился сегодняшним днем. И тут мы еще делаем поправку на time difference и на зимнее/летнее время. Сама понимаешь, что сейчас у нас time difference зимой больше, чем летом. Поэтому если думать о таких мелочах нужно обращать внимание и на cut off time, и на time difference, и на летнее/зимнее время –– все это обычно мы отражаем в наших обзорах.

А.М.: Спасибо, Александр. Теперь, я думаю, точно можно закончить.

А.А.: Если вас заинтересовал этот банк –– звоните. В том числе в контексте форекс-операций. Мы тоже держим в голове, что «форексисты» в этот банк всегда «Welcome!».

       Всего хорошего. До свидания!

А.М.: Спасибо за внимание. До свидания!


 

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Александр Алексеев

Управляющий партнер GSL Law & Consulting


(ctrl+enter)