GSL / Оффшорные конференции, семинары и обучение / Израиль. Интернет-банкинг. Осознанная релокация

Израиль. Интернет-банкинг. Осознанная релокация

07.12.2022
Обновлено: 04.03.2024
count view 205

Обзор израильского интернет-банкинга и сравнение его с российским и европейскими Насколько израильские банковские приложения отличаются от привычных? Возможно ли онлайн открытие счета? Банковские карты: физические или электронные? Насколько популярны платежи с карты на карту? Сколько стоит?

Обзор израильского интернет-банкинга и сравнение его с российским и европейскими

Насколько израильские банковские приложения отличаются от привычных? Возможно ли онлайн открытие счета? Банковские карты: физические или электронные? Насколько популярны платежи с карты на карту? Сколько стоит?

«…Мое мнение, что наши российские приложения, они вообще на голову выше многих. Поэтому интересно, что израильские тоже не плохие. Но вот опять же иврит в некотором роде затрудняет …»

«…Здесь есть система, которая называется bit. В ней при регистрации ты вносишь свою кредитную карту - номер счета. И ты любому человеку, у которого установлено это приложение, можешь перевести деньги до определенной суммы. Это происходит по номеру телефона. То есть номер телефона является идентификатором…»

«…Даже за мой короткий опыт пребывания здесь, может быть, я всего получила пять платежей по BITу, я уже от одного отказалась …»

Расшифровка стенограммы

Александр Алексеев (партнер компании GSL Law & Consulting, далее Александр): Ты видела их интернет-банк?

Катя Трина Пал (автор и ведущая канала "Осознанная релокация", далее Катя): Конечно.

Александр: Российские интернет-банки, российские приложения к интернет-банкам, к нашим глобальным - Сбер, ВТБ, Альфа, Райффайзен - я хочу сказать, они блестящие. Я видел кучу приложений. В специфику своей деятельности я видел десятки приложений в самых различных странах, в том числе в передовых. В том числе американские, европейские, швейцарские. И я хочу сказать, что наши интернет-приложения несколько голов фору дают всем остальным.

Похоже это и с интернет-банком. Поэтому я и спрашиваю тебя: насколько они комфортны, насколько они отличаются от того, к чему ты привыкла, пользуясь российскими приложениями и российскими банк-клиентами?

Катя: Я совершенно согласна с тем, что, наверняка, наши приложения лучше. По ощущениям. Из-за того, что здесь большие языковые проблемы практически все, конечно, на иврите.

Это так происходит. Ты заходишь в приложение, делаешь скриншот, идешь в Goggle Переводчик, загружаешь туда скриншот и видишь, что у тебя отражается на экране. То есть это абсолютно, это игра, не знаю. Я постоянно себе говорю, что когда мне будет 90, такая будет у меня вся жизнь там. Потому что каждое движение, в котором я привыкла, что это что-то быстрое: раз, сейчас я тебе переведу. «Сейчас я тебе переведу» в Израиле – это полчаса, 40 минут работы. Потому что это скриншот, приложение-переводчик, перевод, обратно туда пойти, что-то вбить. Что-то вбить надо на иврите. Каждую букву ты смотришь, сверяешь по два раза, потому что непонятно.

Александр: Ужас какой. Вот ты детально ответила на мой вопрос.

Катя: Да. Поэтому сравнить качество приложений я смогу лет через десять, когда я уже свободно на иврите буду понимать, тогда я тебе скажу. Или надо задать этот вопрос человеку, который владеет ивритом свободно. Но я думаю, конечно, что будет в пользу российских. Все это говорят.

***

Александр: Наверное, абсурдный для Израиля вопрос, но последнее время, особенно эпоху пандемии, многие банки к этому склоняются, хотя в большей степени по этому пути идут платежные системы. Возможно ли онлайн-открытие счета?

Михаил (живет в Израиле 32 года): Нет, невозможно.

Александр: Да. Я тоже так думал, что обязательно нужно приезжать.

Михаил: Значит, есть два: одно существующее исключение, одно планируемое. Существующее исключение. У банка Leumi есть дочерняя компания, называется «Петер банк». Он позиционирует себя как молодежный онлайн-банк. Там можно открыть все удаленно по звонку. Но в любом случае гарантом этого счета является существующая кредитная карта любого банка. Поэтому это такой квазибанк, надо сказать. Это единственное.

Второе исключение, которое планируется, заходит банк чистый онлайн, а-ля Тинькофф, ZERO он, кажется, называется. Но он еще не открылся. Они декларируют, что будет полностью удаленно, как в Тинькове.

Александр: Интересно.

Михаил: Этого пока нет.

Александр: Здорово. Молодежный. Интересно, а бабушка в молодежный счет может подать?

Михаил: Может подать. Да. То есть они позиционируют себя, с 16 лет открывают счет. Это как раз то время, когда подростки могут получить кредитную карту. Но обязательным условием является наличие кредитной карты. То есть вся проверка тогда и вся ответственность лежит на компании.

Александр: Понятно. Коль скоро начали говорить про кредитные карты. Значит, во-первых, выпускаются ли документарные карты? Или уже больше склоняются к бездокументарным, к электронным картам?

Михаил: Нет. Физические карты все. Виртуальных карт практически не существует.

Александр: Понятно. Это все известные системы, наверное, Viza, Mastercard. Есть ли какие-то экзотические, есть ли какая-то местная израильская система? Ну и больше всего меня, конечно, интересует UnionPay.

Михаил: Значит, естественно, есть еще American Express и Diners. То есть это четыре: Viza, Mastercard, American Express и Diners. Есть такая опять же квази, у Mastercard есть Isracard. Это какая-то дочерняя компания. Не знаю, как устроена. Но логотип, собственно говоря, Isracard при Mastercard.

Карты UnionPay я не знаю, не слышал. Я знаю, что это такое, что карты такие есть, насколько они сейчас важны в России. Нет, здесь на такое я не натыкался. Я не видел таких систем.

Александр: В России они важны по той причине, что их продолжают принимать за рубежом. В том случае, если кто-то действительно работает с процессингом UnionPay. Хорошо.

У нас последние, наверное, лет пять-семь мы уже зверски привыкли к удобству переводов с карты на карту и поэтому, бывая за рубежом, с удивлением обнаруживаем, что, как ни странно, подобное почему-то в Европе не так развито. Этот же вопрос у меня про Израиль. Вообще насколько популярны платежи с карты на карту? Насколько легко их переводить?

Михаил: Здесь есть аналог. Он не так немножко работает, как с карты на карту. Здесь есть система, которая называется bit. В ней когда регистрируешься, ты вносишь свою кредитную карту_ номер счета. И ты любому человеку, который установлен на это приложение, можешь перевести деньги до определенной суммы. Это происходит по номеру телефона. То есть номер телефона является идентификатором. Мне не надо знать его номер карты. Ну, собственно говоря, я не знаю номер карты. Само знание номера карты мне не поможет, потому что важно наличие у него этого приложения. А поскольку тут оно установлено практически у 100% населения, по результату это фактически аналог перевода с карты на карту.

Александр: Да, понятно. Очень понятный пример. Потому что, собственно говоря, у нас-то он тоже работает в России. Тоже можно выбирать переводить с карты на карту или по телефону. И тогда, кстати, это может быть даже подешевле. Вот коль скоро заговорили о тарифах, вообще насколько такой перевод с карты на карту, он дорогой?

Михаил: Ноль. Он не стоит денег.

Александр: Ага. Это значит, дешевле, чем в России даже.

Катя: На самом деле хочу сказать, мне кажется, bit гораздо удобнее, чем то, что у нас. Например, я не являюсь пользователем Сбербанка и всю жизнь активно с ним борюсь. И поэтому у меня все эти переводы по номеру телефона, особенно до того, как появилась система быстрых платежей, были прямо очень тяжелы. А когда появилась система быстрых платежей, поскольку Сбербанк ее заблокировал внутри себя и не дает своим пользователям, если они сами не включат, ей пользоваться, то это все равно головная боль.

А здесь это просто потрясающе удобно. Если ты знаешь номер телефона человека, то больше ничего не надо. И неважно, в каком он банке, и неважно, в каком ты банке. Вообще ничего неважно.

Александр: А как это согласуется с твоими же комментариями о том, что сделать один перевод через израильскую систему – это, я не помню, сколько ты там называла, 40 минут или час, когда сидишь, значит, переводишь с иврита, копируешь, потом выкладываешь в Google.

Катя: А это еще один плюс, что приложение bit настолько простое, что там, собственно говоря, есть одно поле, куда надо вбить телефон и второе поле, куда надо вбить сумму.

Александр: Оно на иврите?

Катя: Сумма на иврите?

Александр: Нет. Приложение.

Катя: Слава богу, здесь цифры те же самые. Поэтому все очень просто. И как раз bit – это идеальная вещь для даже не знающего языка человека.

Михаил: Там, кстати, еще один важный момент. Человек может не принять этот платеж. То есть он может отказаться от платежа в течение трех дней. Если в течение трех дней он не подтверждает, что он принимает, платеж возвращается плательщику. Что бы не было какой-то такой незаконной немножко деятельности.

Александр: Есть кто-то, кто не принимает?

Михаил: На самом деле люди ошибаются в телефоне. И вы получаете деньги, которые вы не знаете. А, собственно, получать деньги, которые вы не знаете, это всегда не понятно. Поэтому до выяснения обстоятельств, это все выясняется. Да, бывает такое.

Катя: Надо сказать, что даже за мой короткий опыт пребывания здесь, может быть, я всего получила пять платежей по bit, я уже от одного отказалась. Потому что женщина перевела мне за то, чтобы я отвезла ее какие-то лекарства в Москву. А я не хотела денег этих. Я сказала, что я не буду принимать.

Михаил: И сейчас юрлица подключаются к этому тоже. То есть я могу оплатить покупку по bit. Это тоже очень удобно, потому что, собственно, ни карт, ничего не нужно. Просто по bit плачу.

Александр: Это да. Этот вопрос я Кате тоже задавал - сравнить приложения. Насколько удобно пользоваться израильскими приложениями, приложениями израильского банка по сравнению с райффазеновским или с вэтэбэшным, с «Альфа» и так далее. Как раз мое мнение, что здесь наши российские приложения, вообще говоря, на голову выше многих. И поэтому интересно такое мнение, что израильские тоже неплохие. Катя, по-моему, говорила.

Михаил: Опять же, если Тинькофф отставить в сторону, очень удобное карточное управление там. В Израиле же весь спектр услуг, который можно получить в приложении, все практически: депозиты открыть, закрыть, наверное, тоже можно, заказ чековых книжек, прямая переписка с банкиром, которому любое поручение даешь открытое, которое может быть, полностью переформатировать счет, менять тарифы и так далее. Во всяком случае, мне кажется, что эта история, я сравниваю приложения тоже, я не являюсь глубоким пользователем приложения «Альфа». Но я знаком с ним. Со Сбером хуже. Тинькофф, естественно, знаком. Мне кажется, что не хуже уровень.

Александр: Понятно. Хорошо. Значит, приблизительно похожий уровень. Правда, то, что оно не на английском языке, для всех новых репатриантов сразу опускает возможность использования этих приложений, ну, не совсем до нуля, конечно.

Катя: Вообще есть какая-нибудь страна, где в банковских приложениях развит английский язык? Второй язык, я понимаю. Не англоязычная страна.

Александр: Вот я помню приложение в швейцарском банке – пожалуйста.

Катя: Там английский, да?

Александр: Да пишется. Четыре языка, а то и больше.

Катя: Потому что это традиционно, все-таки Швейцария – страна банковская. И, видимо, они это видят как свою услугу миру. Наверное.

Александр: Может и так, да.

Катя: Мне очень странно, многие люди говорят: в приложении нет ничего по-английски. А я говорю: ну а вы же видели в России, что ли, в приложении что-то по-английски? Откуда это ожидание вообще возникает? Когда ты приезжаешь в страну, здесь есть свой язык. Естественно, приложение будет на иврите. Чего еще ожидать? Другое дело что, если это европейский язык, то его немножко полегче читать, и есть общие корни. А здесь даже нет вообще привязки. Поначалу вообще не понимаешь, что у тебя спрашивают. То есть совсем.

Александр: Ну, в конце концов, у пользователя, причины ему неважны. Ему нужен результат. Условно говоря, если кто-то сейчас быстро сориентируется и переведет приложение на английский язык, все клиенты будут там. Тут достаточно просто решение, даже и не скажу – маркетинговое. Оно просто функциональное и целесообразное.

Докладчик
Александр Алексеев
Александр Алексеев Управляющий партнер GSL Law & Consulting
Израиль. Интернет-банкинг
00:00

Другие видео по теме
Израиль

RU EN