Вебинар 10 декабря 2013 12:00

Инвестиционная доходность банковских вкладов. Сравнение тарифов на управление капиталом в российских и иностранных банках

Структура тарифной политики инвестиционной / финансовой / банковской организации. Типы инвестиционных инструментов и их возможная доходность. Критерии для оценки инвестиционных инструментов

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев, управляющий партнер GSL Law & Consulting (А.А.)
&
Сергей Долинин,
инвестиционный консультант (С.Д.)


А.А.: Здравствуйте, наши вебзрители. Сегодня у нас опять гостевой вебинар. Сегодня нашим гостем является Сергей Долинин, инвестиционный консультант. Вот так Вас представлять? Как Вы себя представляете?

С.Д.: Все, в общем-то, корректно так и есть. Иногда нас называют эдвайсер, как советник, иногда консультант.

А.А.: Да, именно в этом качестве мы Вас привлекаем для совместного обслуживания наших клиентов. Скажу, что, наверное, это десятый по популярности запрос среди наших клиентов: о доходности инвестиционных программ. Десятый –– это очень много, потому что если считать, что наших запросов может быть до 500 штук, то попасть в 10 –– это много. Собственно, я его так и сформулировал, здесь не нужно быть никаким специалистом, чтобы его сформулировать, и наши клиенты, не являясь специалистами, его так и задают: какие существуют на текущий момент доходности инвестиционных программ?

     То есть, условного говоря, мы рассматриваем такой типовой случай, когда человек реализовал свою недвижимость и хочет стать рантье. Не сдавать его, а положить в зарубежный банк подальше от возможных рисков, связанных с Россией, и получать какой-то доход. Вот я Вас слушаю.


С.Д.: Да, здесь доходность зависит больше не от банка, а от того какую доходность позволяет получить текущий рынок. Под рынком я понимаю рынок облигаций,  он зависит от процентных ставок, от инфляции –– в общем-то, такие глобальные макроэкономические процессы.

А.А.: Доходность зависит в первую очередь от инструмента, и один из них это облигации.

С.Д.: Да. Облигации и их различные производные. Все то многообразие инвестиционных продуктов, которое мы наблюдаем, оно все производно всего лишь от двух-трех первичных. Это либо облигации, либо акции, либо сырьевые активы –– все. Все остальное это разные вариации, усложняющие многократно эти вещи. Их можно переупаковывать в фонды, структурные ноты,  со сложными профилями хедж-фонды. Но внутри будут все равно либо долги, где есть фиксированный процент, валюта и сроки погашения этих долгов, это и есть облигации, либо это доли к компании, которые более волативные и могут более высокий давать доход, и либо это сырьевые активы, которые просто покупаются в расчете на…

А.А.: Такая простая вещь как депозит. Собственно говоря то, что у нас сейчас спрашивают: «Какие сейчас ставки по депозитам?».

С.Д.: Да, никакие. В силу того, что после кризиса 2008 года одной из мер по борьбе с кризисом было понижение ставок в США и Европе, так как ставка близка к нулю, то, естественно, и ставки по депозитам, которые предлагают банки, близки к нулю.

А.А.: Тогда я буду продолжать играть роль клиента и говорить: «Но как? Там ноль процентов почти, а почему тогда наши российские банки пусть и в рублях предлагают до 10 процентов?»

С.Д.: Во-первых, Вы очень правильно сказали «в рублях». Если мы с вами сейчас попробуем найти еще более рискованную валюту, приведу в пример Украину. Я сейчас нафантазирую, я не смотрел, но я убежден, что ставки по депозитам в гривнах будут существенно выше, чем в рублях. Но захотите вы хранить деньги сейчас в гривнах? Я, может, предложу вам и 16% годовых.  Но гривна даже по отношению к рублю через год может девальвироваться очень существенно.

А.А.: Я сделал очевидный вывод, что доходность всегда противоположна надежности.

С.Д.: Да, совершенно верно. Есть кредитный риск заемщика, обанкротится или нет, а есть еще риск девальвации валюты. Например, возьмем самую надежную валюту, швейцарский франк. И там доходность будет самая минимальная. Но на другом полюсе будет какая-нибудь наиболее рискованная с точки зрения девальвации валюта. Рубль где-то посередине, поэтому и доходность  где-то посередине.

А.А.: Понятно. Так и будем сообщать клиенту. Если вы готовы идти на чуть-чуть больший риск… Я понимаю, что бонды все-таки надежный инструмент, но более рискованные, чем депозиты.

С.Д.: Не соглашусь.

А.А.: Хорошо. Тогда, рассматриваем аналогичные по рискованности инструмент –– бонды. И вот тогда какими будут ваши предположения и ваши рассуждения?

С.Д.: .: Я тогда немного про рынок облигаций немного расскажу. Этот инструмент мне нравится больше, чем депозиты. Предположим, вы имеете счет в банке, вы всю процедуру прошли: счет открыт, деньги в банке –– дальше вопрос: что же с ними сделать?

      Мы можем расписать, в каких валютах хотелось бы инвестировать, предположим, для простоты все остается в долларах. Мы можем составить глубоко диверсифицированный портфель из заемщиков. Это могут быть заемщики из разных стран, из разных отраслей экономики, с разным кредитным рейтингом. Естественно, чем более надежнее страна или компания, там меньше доходность. Чем более рискованная, тем больше доходность. Мы можем варьировать также по срокам погашения этих облигаций. Они могут быть с длинным погашением, через 5-10 лет, также и короткие –– через 1-2 года. Зависит от того, что вы хотите от вашего портфеля. Может, вас деньги не нужны сейчас, и вы готовы их законсервировать на более долгий срок, взамен получив более высокую доходность. Тогда портфель будет с большей дюрацией. В общем, этот пирог можно нарезать как угодно. 

А.А.: Давайте я сейчас его «нарежу»: я хочу получать какие-то доходы раз в квартал.

С.Д.: Раз в квартал получать доход в долларах достаточно проблематично, потому что если мы хотим долларовую доходность, то это рынок еврооблигаций. По еврооблигациям, просто так принято, что купоны выплачиваются раз в полгода. Если все же мы хотим получать раз в квартал, то здесь выход есть –– рублевые облигации, но тоже далеко не все. Можно подобрать тех эмитентов, те выпуски, которые платят ежеквартально. 

А.А.: Рублевые облигации по счету в том числе в зарубежных банках.

С.Д.: Да, возможно. Но замечу, далеко не во всех банках. Если вы заранее предполагаете, что вы хотели бы получать доходность в рублях, то открывая счет в банке, вы должны узнать, может ли этот банк хранить на своих счетах депо российские бумаги. А это далеко не все банки могут. 

А.А.:Но тем не менее я помню, что из тех, что представлены у нас на сайте это не только Кипр и Прибалтика. Есть уже и упоминаемая Вами Дания, Швейцария –– те, кто много и хорошо работают с российскими как банками, так и с клиентами. Так что не такая уж это безвыходная ситуация.

С.Д.: Конкретно к рублю бумаги могут полностью заменить вам рублевые депозиты. И по доходности, и по срокам это может быть очень сопоставимо с тем, что вы получите в российских банках. То есть примерно то же вы получите и по российским бондам. 

А.А.: На тему сопоставления я как раз и хотел провести разговор. Сейчас речь идет не только о доходности, но и о тарифах.  Сейчас мы сравниваем клиента, который размещает свои средства у российского инвестиционного консультанта в какой-то российской инвестиционной компании, и клиента, разместившего средства  за рубежом. За что придется, вообще, платить? Какая система формирования этих тарифов и сравнительных характеристик?

С.Д.: Однозначно любой зарубежный банк будет на порядок дороже …

А.А.: На порядок это в десять раз?

С.Д.: Иногда даже так. В основном платежи будут складываться из так называемой комиссии за хранение ценных бумаг, неважно каких –– custody fee. Кастодиальные услуги над депозитарием. Депозитарий  это та часть инвестиционного банка, которая отвечает за хранение ваших активов, потому что она их хранит, учитывает, начисляет вам купоны, дивиденды, реализует ваши права, если вы голосуете и пр.

А.А.: Понял. Это называется кастодия.

С.Д.: Да, кастодиальная деятельность.

      Вообще, я сам работал внутри этой структуры. На самом деле, депозитарная деятельность настолько автоматизирована, что она практически ничего не требует от них. Это, грубо говоря, автоматизированный exsel’евский файл. Но так как они понимают, что могут на этом заработать, они говорят: кастодиальное обслуживание будет стоить вам столько-то от активов.

А.А.: А вы не помните?

С.Д.: Могу сказать, что Лондон –– примерно 0,45-0,5% от активов не важно в чем. Это могут быть ETF, акции, облигации. Они в среднем хотят получать эту сумму. Они будут списывать ее раз в квартал, медленно, высчитывая среднюю стоимость активов. Я знаю, что тарифы могут доходить и до 1%.

А.А.: Я знаю, до 2% и до 3% доходят тарифы.

С.Д.: Они могут очень сильно варьироваться в зависимости, что вы храните. Если вы храните еврооблигации –– это не очень много. Но если это суть в сторону, тот же российский бонд, то все, биржа чужая уже дороже. Не дай бог, какой-нибудь там опцион или дериватив, или еще что-нибудь сложное. Хотя, я считаю, что  для них это не сложно, но они видимо пользуются этим. И тариф в совокупности может существенно вырасти. Это то, что касается хранения. 

      Второе, это брокерский тариф, brokerage fee. Он взымается за операцию. Прежде чем, превратить деньги в эти бумаги, вы должны сделать сделку. Соответственно, я их понимаю. Вы можете купить пятилетний портфель бондов, то есть вы делаете операцию один раз, и дальше вы ничего не делаете. И если тариф будет очень маленький, то даже если предположить, что клиент привел к ним очень большую сумму, если бы они не custody fee, то они, вообще, ничего не зарабатывали.  Иначе говоря, они заработают один раз единовременно, и потом никакого бизнеса у них нет. Поэтому помимо всего прочего они включают custody fee.

А.А.: Brokerage fee берется когда? Я слышал, что он берется вначале, а может браться в конце. А может и тогда, и тогда, то есть за покупку и за продажу. 

С.Д.: Я не знаю случаев, когда бы брали только за одну сторону. Берут и за то, и за то.

А.А.: О каких цифрах за рубежом идет речь?

С.Д.: Называя Швейцарию, это может быть 1-1,5%. Лондон –– тоже самое. Если сместиться в сторону Австрии, там может быть пониже –– 0,7-0,8%. Но, в общем-то, все это дорого. Например, уделялось много времени поиску банка, который бы был:
    а) надежный;
    б) давал бы доступ и возможность сделать сделки на разных рынках и был бы не сильно дорог.

       Я нашел такой вариант, может быть, сейчас не буду произносить название. И при этом могу сказать, что тарифы, например, 0,2% за brokerage fee и примерно тоже за custody fee. 

А.А.: Давайте сразу называть соответствие этим тарифам в России. Вот значит custody fee?

С.Д.: Ноль.

А.А.: Неужели совсем не берут?

С.Д.: Практически ноль. А brokerage –– 0,03%.

А.А.: Еще какие тарифы есть? Что еще надо учитывать?

С.Д.: Вы знаете, там дальше начинаются всякие дополнительные вещи, например, комиссия за хранение почты. Есть такая хитрость, банк обязан вам предоставить отчетность: какие купоны вам начислены, какие дивиденды. Соответственно, вы хотели бы, чтобы вашу отчетность присылали по вашему адресу в России? Наверное, нет. Раз уж я храню, за рубежом, я хотел бы соблюдать конфиденциальность. Тогда мы может хранить вашу почту у нас, и это будет стоить 600 франков, например.

А.А.: Я примерно такие же цены слышал.

С.Д.: И вот они стараются по мелочам добрать. Еще могу сказать, что практически любой банк имеет свою in-house управляющую компанию, которая делает свои фонды или продает чужие фонды, то есть некие готовые продукты. Не то что брокерский счет, на котором вы сами купили облигации, а вы покупаете фонд, в котором уже много бумаг. Это с одной стороны хорошо, вы получаете диверсификацию.

А.А.: А что плохо-то?

С.Д.: А плохое то, что это очередная стадия накрутки комиссии. Внутри фонда уже вшита management fee. Там может быть lock-up period. Management fee, за управление фондом, может быть до 1% от объема активов. Будут брать внутри фонда, потом брать за то, что фонд учитывается в банке (custody fee), в фонде может быть lock-up (ограничение по выходу), например, нельзя выходить раньше, чем год-полтора. А если можно,  то штраф 3%. Может быть exit fee, на выходе на прощание еще 1.5%. 

А.А.: А при выплате купонного дохода что-то там берется?

С.Д.: Обычно нет.

А.А.: Я слышал, что купонный доход банк может себе брать.

С.Д.: Не слышал. Но не исключаю, что может и такое быть. На самом деле, если Вы пришли в банк на знакомство, когда счет уже открыт, то первое, что они постараются сделать –– это продать вам готовые продукты.

А.А.: Собственные решения.

С.Д.: Это везде так, чем больше степень «готовности», добавленной стоимости,  тем больше маржа. Так же как и в производстве: в бензине больше надбавленной стоимости, чем в нефти. Здесь сырье-нефть –– сами облигации. Готовый продукт ––вроде бы красиво, но там уже вшито больше, поэтому им выгоднее продать бензин. Они будут стараться это делать в первую очередь. Если вы скажете: «нет, я сам знаю, что я хочу» или «у меня вот есть консультант, я на него выпишу доверенность, и он вам скажет, что мы купим». Они скажут: «Ладно, хорошо. Но тогда, соответственно, будете работать по тарифам за хранение и брокерские услуги».

А.А.: Я, кстати, внесу еще одну позицию в тарифах, исходя их своего опыта. Значит, некоторые банки, но не все, могут брать дополнительно за compliance. То есть при открытии счета, когда счет еще не открыт, клиента проверяют, и когда счет уже открыт, у него баланс на счету минус 700 долларов. 

С.Д.: Я вот этого не слышал.

А.А.: Есть такое.

С.Д.: Это все?

А.А.: Нет, это скорее исключения. Значит, есть некоторые банки, которые честно говорят: «Мы делаем проверку, но делаем ее за свой счет. Это занимает 3-4 недели». А есть другие банки, где сразу минус 400 или 700 долларов.

С.Д.: С этим я не сталкивался. Но, значит, такое бывает.

А.А.: Про тарифы мы уже хорошо проговорили. Давайте теперь вернемся к вопросу об инвестиционной доходности. Условно мы набрали, пусть там будет выплата дохода не раз в квартал, а раз в полгода.

С.Д.: Да, здесь выбора будет гораздо больше.

А.А.: Тогда, наверное, здесь нужно оттолкнуться от суммы, я полагаю. Какая сумма даст возможность правильно нарезать портфель, лучше его диверсифицировать? Давайте возьмем богатого человека, который продал бабушкину пятикомнатную квартиру за миллион долларов. У нас есть сумма в миллион долларов. Вот что еще нужно позадавать человеку, какие вопросы, чтобы сформировать этот портфель?

С.Д.: Первое, что я бы спросил, это была бы валюта. Хочет ли он, чтобы это были разные валюты или нет?

А.А.: Наверно, да. Кроме того, я слышал такую рекомендацию от инвестиционных банкиров, когда им задают вопрос: в чем лучше хранить? Они отвечают: «В чем вы будете тратить –– в том и храните». Хорошо, допустим, мы делим его пополам на доллары и рубли. Вот хватит нам по полмиллиона на каждую валюту, что удобно провести…

С.Д.: Да, хватит. Сейчас объясню. По рублевым бумагам, минимальный лот покупки одной бумаги –– тысяча рублей. Здесь нет проблем, потому что даже 10 тысяч рублей можно распределить на 10 облигаций.

      Если мы перемещается в валютную зону еврооблигаций, там минимальный лот уже 200 тысяч долларов. Здесь уже, соответственно, должна быть довольно крупная сумма, чтобы провести мало-мальскую диверсификацию. А она нужна. Сидеть в одной бумаге неправильно. Но сумма в миллион уже что-то.

А.А.: Хорошо. С валютой определились. С частотой выплат определились –– раз в полгода. Что еще?

С.Д.: Это срок до погашение. Соответственно…

А.А.: 10 лет.

С.Д.: 10 лет по рублям… Я боюсь, по рублям у нас нет таких ценных бумаг. Там максимальный срок будет лет 5. И там можно рассчитывать на 9-10%. То же что и по депозитам можно получить. Это будет кредитный рейтинг в районе «ВВ+». Вот такие. 

      По долларам, опять же если это заемщики из России, с таким сроком можно рассчитывать на доходность в 6-7% долларов США.

А.А.: Так, еще раз. Мы определили доходность для портфеля для суммы в миллион долларов. Поделили пополам на доллары и на рубли. На рубли доходность около 10% годовых, а с тем чтобы каждые полгода по 5% от этой суммы будет капать на счет. С долларами это 6-7%.
Еще немного скажете про эмитентов? В бонды каких компаний…

С.Д.: .: Да. Смотрите. Сейчас давайте рублевую зону оставим, возьмем валютную. Диверсификация очень важная вещь.  Первое, валютную диверсификацию мы сейчас не берем, рассмотрим только эмитентов. Облигации выпускаются государствами, есть евробонды России, облигации выпускаются корпорациями, облигации выпускаются муниципалитетами. Возьмем США. Первый уровень заемщика –– государство, так называемые treasury bonds.  Самые надежный и самые низкодоходные. Там очень низкая доходность.

А.А.: Какая?

С.Д.: Сейчас вы получите за трехлетнюю бумагу примерно 0,3-0,4%. Соответственно, чем дальше срок до погашения, тем больше возрастает доходность. 

А.А.: А кредитный рейтинг у него какой?

С.Д.: «АА+». До 2011 года у США был самый высокий кредитный рейтинг. В 2011 году была как раз большая встряска на рынке, обусловленная тем, что рейтинг был понижен. Сейчас рейтинг выше у Германии. У нее по-прежнему «ААА». И доходность у нее еще ниже по немецким бондам. То есть это прямая зависимость надежности и доходности. У России рейтинг как у страны «ВВВ». Она соответственно находится выше по доходности, порядка до 4% можно получать.

      Значит, государственные бонды. Я думаю, частные инвесторы довольно редко туда вкладывают, это все-таки очень маленькая доходность. Это для финансовых институтов, для больших сумм, потому что они очень ликвидные, там можно огромные суммы и вводить, и выводить.

      Если мы говорим про частных инвесторов, то следующий «этаж» это корпоративные бонды. Их нужно разделять на самых надежных, в России самые надежные это «Газпром», «Роснефть» –– банки первого эшелона и нефтяники. У них рейтинг такой же, как у Росиии –– «ВВВ». Но тем не менее доходность по ним побольше, потому что рынок оценивает вероятность их дефолта чуть выше. Риск/доходность. Все очень просто.

       Дальше идут, соответственно, рейтинг пониже, «ВВ» и «ВВ+» –– это уже металлурги, которые сейчас «чувствуют» себя не очень хорошо, энергетики и…

А.А.: А какая-нибудь фармацевтика, высокотехнологичные?

С.Д.: В России таких нет.

А.А.: А если смотреть на Запад?

С.Д.: Там они есть, но смотря, куда мы пойдем. Если мы возьмем тот же «Apple», например, то у них рейтинг надежности выше, чем у России, чем у государства. Что, в общем-то, не удивительно.

А.А.: А доходность?

С.Д.: Ниже.

А.А.: Речь идет именно про бонды «Apple», не акции?

С.Д.: Про акции я сейчас не говорю. Про бонды. Здесь может вообще абстрагироваться от заемщиков и оперировать только рейтингом. Например, хочу, чтобы  20% портфеля было размещено в рейтинге «АА». Кто это будет –– это уже второй разговор. Будет это «Apple» или это будет «IBM», или это будет какой-то итальянский госзайм, в общем-то, не так уж и важно.

А.А.: Но тогда скажем про доходность для этого портфеля.

С.Д.: Доходность такого портфеля на трехлетний срок будет примерно 0,5%. Совсем небольшая.

А.А.: Да, согласен.

С.Д.: Инвесторы из России все-таки привыкли к большим доходностям. С другой стороны наши заемщики их не пугают. Они знают, что такое «Альфа Банк», «Номос Банк», «Промсвязьбанк» и поэтому они готовы рассматривать их облигации, и доходности там более интересные. За «Промсвязьбанк», «Номос» вы можете получить уже 5-6% в долларах. При этом ваши деньги хранятся в зарубежном банке. Вы покупаете евробонд «Номос’а», «Промсвязи», «Тинькофф’а», «Альфа банка». Что удобно? У вас есть один счет, вы покупаете бонды 5-7 российских банков. При этом вам не нужно бегать  по разным банкам, как в случае с депозитами. Также в любой момент можете переформатировать. Не понравился «Тинькофф», слишком рискованной он становится инвестицией, –– Вы говорите: «Давайте уберем «Тинькофф’а» и заменим его на «Номос». «Продать /купить» займет у вас 15 минут. 

А.А.: И вот эти тарифы, о которых и говорили вначале.

С.Д.: Да, здесь очень важно определиться с тем, что банк реально может работать. Вдруг он русские бонды не дает. И дальше –– за какие цены он это может. Потому что я точно могу сказать, что можно получить такие цены, что в результате большую часть доходности, которую вы получите, вы просто отдадите на комиссии. И получится интересная вещь: вы находились 1-2 года в банке,  вы несли на себе кредитные риски, то есть те эмитенты, облигации которых вы покупали, могли объявить дефолт, а та премия, которую вы должны были получить, вся от вас уйдет. Я наблюдаю очень интересную картину: по сути, они [банки] на чужих деньгах, заставляя других рисковать, зарабатывают. То есть если дефолт –– у них нет проблем. Это ваши проблемы. Это ваш эмитент обанкротился. А по сути, та премия, которую вы получаете, утекает к ним через комиссии. Очень важно здесь найти банк, который готов работать с достаточно разумной комиссией. 

А.А.: Понятно. Сейчас мы говорили про бонды. Вы упомянули про муниципальные бонды? Я, кстати, никогда не слышал о них.

С.Д.: В Соединенных Штатах есть муниципальные бонды. Хотя у них рыночная экономика, и любой штат может объявить дефолт. Например, я знаю, что во многих штатах дела идут, мягко говоря, не очень хорошо. Муниципальный бонд –– это не гарантия. Это не как у нас, никто не побежит спасать и выкупать. Дефолт –– значит дефолт. Вполне нормальная ситуация. Города, штаты –– это муниципальные заемщики.

      И в России есть заемщики: Нижегородская область, Белгородская область…

А.А.: Ладно. Не будем об этом. Я не очень-то им доверяю. Поэтому я о них никогда не слышал.

С.Н.: Последнее про муниципальные бонды. В чем их преимущество? По ним налоговые преференции. С них налоги часто не берут, или берут по пониженным ставкам.

А.А.: К налогам вернем. Это хорошо, что вы вспомнили этот момент. А почему не акции?

С.Д.: Акции –– это совершенно другая история.

А.А.: Вот что их отличает? И что плохо/хорошего и т.д.

С.Д.: Мы начали разговор с того, что люди привыкли к депозитам. Самым ближайшим аналогом депозита является облигация. Это однозначно. Что касается акций. Это инвестиции для роста. Она может вырасти, может не вырасти, может упасть. Инвестируя в акции, вы должны быть теоретически готовы к тому, что акция может упасть в ноль, и, вообще, можете все потерять. 

А.А.: Понял. Я еще раз скажу то, что я понял. Значит, инвестируя в бонды, мы в основном ориентируемся на гарантированный купонный доход.

С.Д.: Да. Вы знаете, когда вы его получите. В каждой облигации четко прописано: когда она выпустилась и когда она погасится, как конец депозита. И между этими датами четко прописаны периоды выплат купонов.

А.А.: А с акциями, хоть и понятно, что по ним выплачиваются дивиденды.

С.Д.: Не всегда.

А.А.: Во-первых, не всегда. Потому неизвестно какие они будут. И здесь ориентация идет на доход от курсовой разницы. А с бондами разве не так? Мы не ориентируемся на цену бонда?

С.Д.: Мы, конечно, ориентируемся. Но, я думаю, рядовые инвесторы смогут играть в такую игру «изменить курсовую стоимость бондов». Это сложная тема.

А.А.: Вы тоже никогда это не закладываете в тот порфель…

С.Д.: Я закладывают это на тот уровень, что это может стать приятной добавкой. Мы можем купить облигацию на 4% годовых, и может так получиться, что через год облигация принесет вам как купонный доход, так и вырастит в цене. И можно рассмотреть вариант ее продажи по более высокой цене. Если мы пересчитаем итоговую доходность она может быть 10% годовых. Такое может быть. Более того последние несколько лет рынок бондов рос настолько хорошо во всем мире, что он по своим результатам не сильно уступил рынку акций. Но если смотреть на текущий момент, то это «ралли» подходит, наверное, к концу. Если уже не закончилось.

А.А.: Понятно. Тогда возвращаюсь к акциям.

С.Д.: Акции это те инвестиции, которые нужно делать на более долгий срок. Нужно понимать, что те деньги, которые вы направляете на акции, это те деньги, с которыми вы безболезненно будете готовы расстаться. Но должны быть готовыми себе сказать: «Упала –– ничего я могу подождать, мне эти деньги сейчас не нужны». Несмотря на все падения, акции все равно вырастают рано или поздно. Но здесь опять же самое важное это диверсификация. В целом, индексы падают и растут. Но отдельные эмитенты иногда падают и больше никогда не поднимаются. Поэтому нужно диверсифицироваться. И я бы порекомендовал следующее: это страновые индексы, то есть у США S&P, в Германии DAX…

А.А.: То есть покупаете комплект из акций, которые котируются на этой бирже.

С.Д.: Покупать комплекты сейчас очень сложно. Но есть готовые решения, ETF, торгуемые на бирже управляемые фонды. Есть управляющие компания, которые за очень небольшую плату эту работу всю выполняют, они формируют портфель, который формирует ту или иную величину, которая вам интересна. Индекс S&P? Значит S&P. DAX? Значит DAX. У вас по этому поводу голова не болит. Вы покупаете одну бумагу. Одной сделкой. Ведется себя она точно так же. Если там комиссия за управление 0,2-0,3% в год. Значит, если S&P вырастит на 10%в год, то эта бумага ему уступит, соответственно, по динамике на этот management fee. 

А.А.: Ваш портфель будет развиваться с той же скоростью, как и экономика страны, где вы его приобрели.

С.Д.: Да. И пытаться обыграть индекс, как показывает практика…

А.А.: Это искусство.

С.Д.: Да, это искусство, которое очень мало кому удается. И я, например, точно не буду это делать.

А.А.: Если мы говорим про индекс, то про какие результаты, показанные DAX’ом …

С.Д.: Сейчас лидер за последние 5-6 лет, это рынок S&P, американский рынок. Он бесспорный лидер. Он всех обогнал.

А.А.: Это не  NASDAQ, не Dow Jones?

С.Д.: Они все. Просто там много индексов, самый популярный S&P 500. Почему 500? Потому что входит в расчет 500 акций, рассчитывает его агентство «Standard & Poor's». Есть Russell 2000 –– там 2000 компаний. Есть Dow Jones там более 100 индексов, которые рассчитываются с IXX века. Туда входят железные дороги, более фундаментальные компании. Есть NASDAQ –– это высокотехнологичные компании. Туда входят IT, всякая компьютерная техника.

      Более того внутри S&P есть подиндексы. Например, нравится вам потребительский сектор –– вы можете найти S&P потребительский сектор.

      Мне, например, очень нравится потребсектор. Я очень верю в компании вроде «Pepsi», «Cocacola», «McDonalds». То, что приобретается обычными людьми каждый день, каждую неделю регулярно.

А.А.: Независимо от потрясений.

С.Д.: Да, они очень устойчивые к каким-то встряскам. Эти компании все платят дивиденды, поэтому я бы инвестировал в этот сектор. Как можно инвестировать? Да, конечно, можно самому. Написать: «Хочу столько-то «Pepsi», столько-то «колы». А можно просто найти ETF, опять же фонд, который нацелен на consumer индекс, который вы хотите. 

А.А.: В итоге, S&P 500 –– какие у него показатели за последние несколько лет?

С.Д.: Скажем там, если бы вы зашли до кризиса, то только сейчас бы недавно вы вышли бы в ноль. По российскому индексу вы до сих пор не вышли бы ноль. И по европейскому индексу тоже не вышли бы в ноль.

       Если бы зайти на «дне» в 2009 году, то вы бы прекрасно заработали. Доход был бы больше 100%. Но зайти там на дне было очень сложно. Я помню, тогда даже людям, которые внутри системы работали, было страшно. Потому что на дно было сильное информационное давление. Все, конец света. Финансовая система навсегда изменилась. Теперь все будет совсем по-другому. Причем эта паника всегда присутствует. Как в негативном, когда мы были на дне, так и до кризиса была другая паника: теперь все будет до небес расти. Ничего не бойтесь. Надо все время это отсекать и…

А.А.: А если взять индекс за последний 2013 год S&P 500?

С.Д.: Я больше специализируюсь на деривативах, но, если мне не изменяет память, то больше 20%. А это очень много. Прекрасные результаты. Конечно, они обусловлены отчасти тем, что американская экономика, действительно, первая вошла в кризис, раньше европейцев и раньше чем мы,  и первая начала recovery. Теперь у них дела фундаментально лучше и лучше. У них снижается безработица. У них улучшаются все макроэкономические показатели, но с другой стороны основной фактор это та программа, которую проводил и проводит до сих пор Центральный Банк. Это программа очень дешевых денег и вторая составляющая –– это выкуп облигаций из баланса банка, которые обеспечивают огромный приток наличности, свободной ликвидности в банке. Банку нужно эту ликвидность куда-то размещать. Они ее будут размещать что-то в кредиты, что-то идет в бонды, что-то в акции. Как только это закончиться, весь этот «праздник жизни», скорее всего, закончится.

А.А.: Хорошо. Давайте остановимся. Я практически сформулировал те вещи, которые мне показались важными для того, чтобы определиться с инвестиционной программой, с выбором своего инвестиционного портфеля и которые инвестиционному консультанту нужно сообщить:
1) валюту;
2) срок;
3) периодичность выплаты;
4) инструмент.


      Вот инструмент. Мы поговорили, что депозиты практически равны бондам. Сергей больше любит бонды.

С.Д.: Еще бы я добавил, что нужно определиться с кредитным рейтингом. Тот риск, на который мы готовы идти. Кто-то может сказать: «Только российские банки первой категории» –– один разговор. Кто-то готов на более рискованных эмитентов. Соответственно, будет разная доходность, но и разный уровень риска.

А.А.: Тогда, наверное, мы первый наш сегодняшний вебинар закончим.
Спасибо большое, до свидания. 

Комментарии

  • userpic round-small-mask

    10.12.2013 Andrew

    Очень интересно, Сергей, как с Вами связаться?

  • Александр Алексеев round-small-mask

    10.12.2013 Александр Алексеев, Управляющий партнер GSL Law & Consulting

    Здравствуйте, Andrew, связаться с Сергеем можно через нас (GSL)

    Мы выполняем определенную часть юридических и технических функций в рамках поставленной задачи. Сергея мы привлекаем как эксперта консультанта для выполнения работ, на которых он специализируется

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Александр Алексеев

Управляющий партнер GSL Law & Consulting


(ctrl+enter)