Бумажные и Интернет СМИ  Газета "Бизнес & Балтия", 2008, Олег Попутаровский

Бизнес в России: о чем вы не прочтете в учебниках


Партнер и адвокат компании GSL Law & Consulting Олег Попутаровский в интервью газете «Бизнес & Балтия» советует: если Вы хотите вести бизнес в России, Вам придется присутствовать там лично, проводить тщательную селекцию персонала и не строить слишком далеких планов.

Публикация

Законодательная быстротечность


- Латвийский предприниматель уже более-менее ориентирован на европейские стандарты ведения бизнеса. Он привык: как написано в законе, так и надо делать. Насколько можно судить из вашего выступления на недавней конференции «Сотрудничество Латвии и России - возможности развития бизнеса», в России это правило не очень работает.

- Да, это так. Главная загвоздка - понять, какая дистанция заложена в словах «примерно», «не всегда». Есть законы, нормативные акты, но есть и некая конкретная фактическая специфика - как эти законы толкуются, применяются государственными и муниципальными чиновниками. И вот здесь таится самая большая опасность для бизнесмена, который рассчитывает, что раз есть законы, то они автоматически будут работать. В России ничего не работает автоматически. В России все работает при помощи человеческого фактора, и специфика такова, что только начав реально работать на этом рынке, можно понять, что закладывается в слова «примерно» и «почти».

Поэтому российский бизнес действует от ситуации. Вот сегодня это работает, а завтра это работает по-другому, а послезавтра - вообще не работает. Конечно, предприниматель ориентируется на законы, но в основном он подстраивается под текущую ситуацию, надеясь, что она в ближайшее время не будет меняться.

И людям, которые хотят работать на российском рынке, не стоит заниматься долгосрочным планированием. Это просто бессмысленно. Иначе лучше работать в Европе, где все более-менее понятно и предсказуемо. В России среднее предприятие строит планы максимум на год вперед, крупное сетевое - на срок от 2 до 5 лет. Факторы, оказывающие существенное влияние на бизнес, могут поменяться, например, дважды за год. Вот ты, допустим, занимаешься продуктами, ты понимаешь, что люди питаться будут всегда. Какие при этом будут правила игры через полгода-год, никто не знает, но нет сомнения, что они будут, и есть некоторая внутренняя убежденность, что я подстроюсь. На ней и базируется бизнес в России.

Угнетаемые производственники


- Как в таком случае латвийский предприниматель, который хотел бы открыть производство в России, может планировать инвестиции?

- Он может делать расчеты, но при этом ему следует быть готовым к тому, что база, из которой он исходил в своих прогнозах, склонна к изменениям. Вообще надо заметить, что производственники - самая уязвимая и угнетаемая часть бизнеса в России. Лучше всего себя чувствует, конечно, торговля. Она очень мобильна, имеет наименьший объем издержек, она вообще может замереть, приостановить операции, если что-то не пошло, или даже на какое-то время уйти в убытки.

У нас заниматься производством может себе позволить только очень крупный бизнес или бизнес, основывающийся на каком-то уникальном ноу-хау, либо туда идут люди, которые по принципиальным соображениям не хотят заниматься другими видами бизнеса. В общем, все производственники, с которыми мы общаемся, стонут. Им очень тяжело, потому что колоссально растут тарифы на коммунальные услуги - электроэнергию, газ, теплоснабжение, растет арендная плата, все дорожает темпами, значительно опережающими возможности бизнеса отыгрывать добавившиеся издержки за счет повышения цены. Вообще, насколько мне известно, в России успешно развивается пришедшее извне только то производство, которое стало логичным продолжением торговли.
 

Трудности на дне стакана



- Насколько понимаю, в России существует еще такой серьезный риск, как низкая трудовая дисциплина. Запомнилась история о предпринимателе, который открыл в провинции горнолыжный курорт и вскоре был вынужден его закрыть, так как персонал из местных либо тащил все, что плохо лежит, либо пил по-черному.

- Россия, как мне представляется, - не ориентированная на сервис страна. Если мы говорим о бытовом, сервисном обслуживании, то надо признать: люди относятся к соответствующим профессиям с некоторой долей скепсиса. То есть они идут, конечно, работать, но чувства удовлетворения у них это не вызывает. Что, естественно, отражается на отношении к работе - вроде как потребитель должен им, а не они ему.

Что касается воровства и пьянства... Ну, насчет воровства я бы не сказал, что это такое распространенное явление. А вот злоупотребление алкоголем как явление в регионах присутствует. Особенно если мы говорим не об областных, а о районных центрах. Это реальная проблема - найти квалифицированный или даже низкоквалифицированный персонал (особенно мужского пола), который бы не был склонен к пьянству. Я знаю предпринимателей, особенно в наших северных регионах, которые с помощью денег или каким-то другим способом договариваются с расположенными рядом с их производством магазинами, чтобы те не продавали их работникам спиртное, скажем, в рабочее время. И все равно ротация персонала остается на очень высоком уровне: пришел выпивший - уволен, выпил - уволен, а людей мало.

Нехватку рук ощущают не только регионы, но даже Москва и Санкт-Петербург. И именно это является основным препятствием для развития российского предпринимательства. Ни цены, ни деньги, ни изменчивая нормативная база - нет. Кадровый вопрос - вот проблема номер один. Я знаю массу примеров, когда у компании есть ресурсы, есть потенциальные покупатели для расширения, есть все, но нехватка людей вынуждает их стоять на месте. Гастарбайтеры? При нынешней миграционной политике это могут себе позволить только очень крупные предприятия. Средний и малый бизнес может рассчитывать только на местный персонал.

Конечно, отдельный вопрос - сколько человек вам нужно на предприятии. Скажем, сотню найти нетрудно почти везде. Но если речь идет о нескольких сотнях, то это существенная проблема в областных центрах и почти неразрешимая в районах.
 

Судиться - как зубы чистить


- В своем выступлении вы сделали упор на отношении предпринимателей с налоговыми службами. Значит ли это, что латвийский бизнесмен, идущий на российский рынок, должен быть готов к сложностям в отношениях с ними?

- Вообще не думаю, что сразу после открытия бизнеса в России у вас могут появиться проблемы с налоговой службой. Скорее всего, лет пять их не будет. Уже потом, когда дело подрастет... 24% налога на прибыль - это немало и предприниматели, естественно, задумываются, что с этим делать. Про Москву можно сказать, что малый и средний бизнес здесь, может, никогда и не столкнется с налоговой проверкой, если вы сдаете нормальную отчетность. А вот в регионах вы обязательно будете проверены - если не раз в год, то каждые три года. Соответственно, там вести документацию следует очень аккуратно.

- Возможна ли ситуация, когда есть все документы, все по-честному, а все равно зацепились?

- Нет, в этом смысле в России все более-менее нормально. Если вы сами не химичите в балансах, не «рисуете» себе затраты, вы можете спокойно встречаться с налоговыми органами, спорить с ними, доказывать свою правоту, судиться с ними. Подавляющее большинство споров в российских арбитражных судах - это иски против решений налоговых служб. И 70-80% из них налогоплательщики выигрывают. Сегодня в России судиться с налоговой службой - это как зубы чистить. Причем ваша принципиальная позиция не вызывает никакого неприятия, отторжения, лишнего негатива у самих налоговиков. Более того, если вы выигрываете, то отношение к вам будет более уважительное.
 

Не проси у государства


- Считается, что в России одним из самых серьезных барьеров для развития бизнеса является коррупция.

- Почему же «считается»? Сейчас даже Президент и другие высшие должностные лица признают, что это проблема.

- Ее можно как-то избежать?

- Можно, если вам ничего не нужно от государства. Если у вас бизнес, который не зависит от властей, у вас нет проблем. Например, некоторые виды оптовой торговли, информационные технологии... В общем, если вам не нужно регулярно получать лицензии, сертификаты, разрешения, то можете игнорировать этот фактор. И именно наименее зависимые от государства и коррупционных рисков виды бизнеса в России развиваются легче и быстрее всего.

А вот строительство, например, целиком завязано на разрешениях, сертификатах, лицензиях, к нему имеют отношение десятки структур - министерства, муниципальные органы, инспекции и так далее. Отчасти поэтому у нас такая дорогая недвижимость: в цене заложены и коррупционные издержки. Причем вовсе не обязательно, что от вас будут требовать именно деньги. Нет - вам просто порекомендуют определенных подрядчиков, помощников, консультантов. Услуги этих фирм и специалистов могут оказаться очень дорогими, зато с ними все вопросы решаются быстро, а без них вы год потратите на получение какого-нибудь разрешения.

С производством то же самое. Потому что, скорее всего, вы общаетесь с санитарными, пожарными службами, техническим надзором, экологами и так далее. Занимаясь производством, вы будете постоянно иметь контакт с 20-30 структурами, из них пять-шесть достаточно «коррупционноемкие». Это проблема, и именно поэтому сейчас на федеральном уровне принимаются законы об ограничении числа проверок, сроков. Государство в этом смысле действительно старается что-то сделать.
 

И забудьте про отпуск


- Нередко можно услышать мнение, что Россия - та страна, где бизнес может развиваться, только если вы его контролируете на месте. Так ли это?

- Не знаю ни одного случая успеха иностранного бизнеса в России с «дистанционным» управлением. Если вы открыли дело в России и пытаетесь управлять им из Латвии или еще откуда-то, это только вопрос времени, когда вам придется его закрыть. Скорее всего, хватит одного года. Здесь проблемы генерируются не налоговыми органами - с ними как раз можно все вопросы решать на расстоянии, а самой бизнес-средой. Вы сами должны вести переговоры, встречаться с чиновниками, работать с персоналом. Если не можете постоянно находиться на месте, у вас здесь должен быть свой человек, надежный партнер. В России бизнес может идти, если вы приходите на работу в семь утра и уходите в одиннадцать. И первые лет пять можете забыть об отпуске.

При этом у нас (впрочем, наверное, и во всем мире) действует правило: если я могу вести бизнес сам, то я и буду его вести. Во многом поэтому у нас не развивается франчайзинг. Если у держателя ноу-хау есть некоторый элемент, которым он владеет монопольно и без которого бизнес невозможен, партнеры будут работать с ним всегда. Если же такие ключевые узлы отсутствуют, значит, скорее всего, через год-два партнеры овладеют спецификой вопроса и естественным образом придут к мысли о независимости.

- Латвия - страна маленькая, и узнать что-либо о потенциальном партнере здесь почти не представляет проблемы. Но как проверить предпринимателя или фирму, с которыми наш бизнесмен намерен сотрудничать в России?

- Ну, если речь идет о крупном предприятии, можно обратиться в Торгово-промышленную палату. Другой вариант - частные детективные агентства и агентства по сбору коммерческой информации. При этом надо учитывать, что нередко процесс сбора такой информации выходит за рамки правового поля. Ну и, кроме того, вы можете проверить партнера на небольших поставках, можете лично посмотреть, в каких условиях он работает, есть ли у него что-то помимо визитной карточки.

Добавить комментарий

Рейтинг

Ура, мы вам нравимся!
Может быть, у нас общие взгляды на жизнь, и вы хотели бы у нас поработать?
Да, возможно
Нет, спасибо

Метки

иностранные инвестиции

Авторы

mask

Олег Попутаровский

Партнер GSL Law & Consulting, Адвокат

Материалы по теме

Найдено 12 материалов из 11914

Развернуть все записи Свернуть все записи Сортировать по: Названию Дате
(ctrl+enter)