GSL / Оффшорные конференции, семинары и обучение / Как правильно “расстаться” с офшором

Вебинар 28 мая 2014 13:00

Как правильно “расстаться” с офшором

Часто возникает вопрос, что делать с компанией, которая больше не нужна. Распространено мнение, что офшор можно "бросить" без каких-либо последствий, просто перестав подавать ежегодные отчеты и вносить плату за продление. Однако, это не совсем так. Глобально по признаку серьезности таких последствий можно выделить две группы юрисдикций, в одних - последствия оставления компании с долгами минимальны, в других - достаточно ощутимы для владельца.

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев, управляющий партнер GSL Law & Consulting (А.А.)
&
Надежда Новожилова, руководитель отдела международного корпоративного права GSL Law & Consulting (Н.Н.)
 
А.А.: Здравствуйте, дамы и господа. Это очередной наш вебинар, и сегодня у нас в студии редкий гость –– руководитель отдела международного права GSL Law & Consulting Надежна Новожилова.

Н.Н.: Здравствуйте.

А.А.: Меня вы уже знаете –– Александр Алексеев, управляющий партнер компании GSL. Тема сегодняшнего разговора, как это часто бывает, была продиктована один из вопросов, пришедших на оффшор-форум. Мы решили его более подробно разобрать, поскольку этот вопрос, особенно сейчас, почти принципиальный. В формулировке, как мы его получили, вопрос звучит следующим образом: «Оставленный оффшор. Подскажите, пожалуйста, какова дальнейшая судьба компании, которую не стали продлевать и бросили?».

Н.Н.: Я предлагаю разделить этот вопрос на две составляющие, две группы компаний. Мы поговорим о последствиях непродления оффшорных и оншорных компаний.

А.А.: Согласен. Вопрос сформулирован крайне широко, и здесь нужно его разделять. Один из критериев разделения является юрисдикция, которая может быть оффшорной и оншорной. В первую очередь это касается последствий и процедур. И об этом мы как раз и будем говорить.

      Будем считать, что этот вопрос нам задали в контексте самой популярной оффшорной юрисдикции ––
BVI. Можно ли бросить BVI-скую компанию? Как мы рассуждаем?

Н.Н.: Мы, пожалуй, начнем не с того, что можно, а что нельзя. Мы начнем с того, какие будут последствия, если компания будет брошена.

       Сразу определим, что значит брошенная компания?

А.А.: Компания не продлена.

Н.Н.: Хорошо, мы определились в терминах. Значит, клиент должен был оплатить продление компании, но он не оплачивает это продление.

А.А.: Сколько он не оплачивает?

Н.Н.: Если мы говорим о BVI, то в течение двух месяцев после deadline’a можно оплатить продление со штрафом в 10%, в течение следующих трех месяцев можно оплатить продление со штрафом в 50%.

А.А.: Копейки пока еще.

Н.Н.: В принципе, да. Если по истечению этих пяти месяцев компания не продлевается, не уплачиваются госпошлины и штрафы, то тогда она «вычеркивается» из реестра.

А.А.: Мне кажется, она продолжает оставаться в реестре, просто ее статус становится «strike off».

Н.Н.: Да.

А.А.: В реестре она все же есть, и на это тоже следует обратить внимание.

Н.Н.: Да, просто ее статус указывается как «strike off». «Strike off» значит вычеркнутая. Поэтому мы условно это называем вычеркивание из реестра.

А.А.: Кстати, к вопросу о статусах, я хотел бы кое-что добавить. Вообще, термин, условно говоря, «ликвидированная» в английском языке имеет несколько вариантов перевода. Я знаю четыре: strike off, wind up, dissolved и liquidated. Каждый из этих вариантов является статусом компании. И нужно понимать в какой из этих четырех статусов попадет компания, после определенных процедур ликвидации. Сейчас мы не будет рассказывать об этих четырех статусах. Я просто хочу показать широту этого вопроса.

Н.Н.: Вернемся к вопросу о strike off. Пошлины не оплачены –– компания «вычеркнута». Что может и что не может теперь делать компания, и каковы последствия? Компания, с момента вычеркивания ее из реестра, не вправе вести какую-либо деятельность. Директора и управляющие не вправе распоряжаться никакими активами, в том числе и банковским счетом. Нельзя продавать или приобретать акции, а также вести какую-либо деятельность от имени компании, которая находится в статусе strike off (вычеркнута). Но при этом нужно нести ответственность по тем обязательствам, которые компания не исполнила.

А.А.: Здесь я хочу обратить внимание на то, что статус strike off, который наступает просто при непродлении компании, не снимаем с вас (если вы директор) ответственность по обязательствам компании.

Н.Н.: Верно. Более того, если компания вычеркнута из реестра, кредиторы все равно имеют право предъявлять претензии к этой компании (это возможно вне зависимости от статуса компании, если мы говорим о статусе strike off).

А.А.: С тем чтобы, например, восстановить ее для удовлетворения этих требований.

Н.Н.: Даже не обязательно восстанавливать. У кредиторов есть право восстановить компанию в реестре, но для того чтобы предъявить к ней иск, восстанавливать компанию необязательно.

А.А.: Я думал, что когда люди бросают компании, они хотят уйти из статуса, когда они отвечают по обязательствам компании. И мы видим, что таким образом эта цель не
достигается. Скажем в двух словах: в принципе, нужно по-другому действовать, для того чтобы добиться этого статуса.


Н.Н.: Верно. Есть два способа закрытия оффшорной компании. Первый способ –– вы просто не платите продление. Второй способ –– вы проводите официальную процедуру ликвидации.

А.А.: Не будем останавливаться на втором способе, потому что это отдельная история. Мы просто хотим сказать, что после официальной процедуры ликвидации, можно добиться тех целей, который человек ставит в процессе самой ликвидации.

Н.Н.: Смотрите, если эта цель это избежание ответственности по потенциальным претензиям кредиторов, то я не знаю, насколько таким образом эта цель достигается. Потому что при официальной процедуре ликвидации назначается ликвидатор, который должен оповестить всех кредиторов, что компанию намерены ликвидировать. И на момент ликвидации у компании не должно остаться никаких неисполненных обязательств,  должен быть нулевой баланс, имущество, если оно оставалось, должно быть распределено между акционерами. Но если вдруг остались неисполненные обязательства, то, действительно, предъявить претензии к ликвидированной компании (не вычеркнутой) довольно сложно, потому что для этого ее сначала нужно будет восстановить в реестре. А ликвидированную компанию восстановить в реестре можно только по решению суда.

А.А.: Понятно. А в случае если компания strike off, ее можно восстановить в реестре в течение…

Н.Н.: В течение 10 лет, если оплатить все пошлины и штрафы, которые набежали за весь период, пока компания не была продлена, и плюс еще существует restoration fee для восстановления компании в реестре.

А.А.: Можно считать, что мы приблизительно обговорили то, что может случиться, если бросить BVI-скую компанию. Это был более простой вопрос. Теперь перейдем к более сложному вопросу.

Н.Н.: Да, теперь разберем более сложный вопрос. Мы его разберем на примере Кипра, поскольку это одна из популярных так называемых низконалоговых юрисдикций. Здесь, помимо всех вышеописанные обязательств, возникают дополнительные обязательства.

А.А.: Я предполагаю, что это налоговые обязательства.

Н.Н.: Не просто налоговые обязательства,  а обязательства по подаче отчетности.

А.А.: Но, может быть, и по уплате налога.

Н.Н.: Да, если такой был начислен.

А.А.: Здесь я хочу сделать небольшое отступление. В 95% случаев кипрские компании обслуживаются вместе с номинальными директорами. И ответственность, в общем-то, падает на директоров. Впрочем, подобное предложение не прошло, но на Кипре уже говорят о введении дополнительной личной ответственности директоров по налоговым обязательствам в кипрских компаниях, где они формально выполняли эту деятельность. Вы представляете, что будет, если это реализуется? Насколько жесткие будут требования киприотов по ведению отчетности компаний, и насколько будет проблематично, в контексте нашего сегодняшнего диалога, эти компании «бросать». Их принципиально нельзя будет бросать. Пока такого нет, но тенденция изменения законодательства в эту сторону уже заявлена.

Н.Н.: Давайте поговорим о том, что будет делать номинальный директор, если клиент (бенефициар) бросил компанию. Получается, что кипрским номинальный директор остается один на один с кипрскими государственными органами.

А.А.: Его вызывают в налоговую. Его вызывают в суд.

Н.Н.: Пока еще нет.

А.А.: У нас были прецеденты.

Н.Н.: Все же это редкие прецеденты. Давайте начнем с того, что в основном происходит. Если вы бросили компанию, не оплатили продление и услуги номинального директора, и, скорее всего, не подготовили отчетность и не подали ее в госорганы, у директора за это наступает ответственность. Безусловно, он должен как-то подстраховать себя, так как все же не он осуществлял деятельность от имени этой компании. Клиент сам вел всю деятельность, а директор не всегда был в курсе всей этой деятельности. Директор должен как-то защитить свои интересы. Что в этом случае могут делать киприоты? Как правило, сейчас практика на Кипре такова, что кипрский директор в случае, если компанию бросают, может уйти в отставку, а в некоторых случаях может вместо себя назначить директором бенефициара компании.

А.А.: А можно просто уйти в отставку, никого не назначая?

Н.Н.: В принципе, такое возможно. И в этом случае Регистрар должен вычеркнуть компанию из реестра по причине отсутствия директора. Но пока у Регистрара дойдут руки, чтобы проверить все компании на наличие в них директоров, может пройти очень много времени. По этому пути очень редко идут, ведь ответственность номинала в этом случае сохраняется.

А.А.: Проблемная компания остается в реестре, и в связи с этим идут не по этому пути, а по пути…

Н.Н.: Назначения вместо себя бенефициара компании. Естественно, предупредив об этом бенефициара.

А.А.: И не один раз.

Н.Н.: Конечно, не раз написав ему официальное письмо. Это делается для того, чтобы избежать номинальному директору ответственности, которая предусматривается за непредоставление финансовой налоговой отчетности . Поскольку это действительно не его ответственность.

А.А.: Сейчас в условиях мирового кризиса, а также кипрского кризиса, который еще не за горизонтом, налоговое администрирование на Кипре усиливается. И в контексте более ужесточающегося налогового администрирования, директора совершенно не хотят попадать в ситуацию, когда за неподачу отчетности на них падет дополнительная ответственность. С какой стати им эту ответственность на себя брать?! Поэтому, как только прошли все сроки, как только предупрежден бенефициар (реальный директор), происходит отставка номинала и назначение бенефициара в качестве директора.

        Так можно коротко ответить, что происходит, если бросать кипрскую компанию.

Н.Н.: Давайте, я здесь расскажу, почему директоры так делают, и какова их ответственность за неподачу финансовой отчетности. Ответственность делится на административную и уголовную. Административная ответственность состоит в начислении штрафов за несвоевременную подачу налоговой декларации. Она не очень большая: от 100 до 200 евро за такую неподанную отчетность.
Этот штраф начисляется автоматически. Помимо этого штрафа существует и уголовная ответственность.

А.А.: Это, кстати, очень важно. Как может быть реализована уголовная ответственность в отношении российского физического лица? Были ли подобные прецеденты? Возможно ли это?

Н.Н.: На самом деле, мне о таких прецедентах пока не известно.

А.А.: Пока эта ситуация в новинку.

Н.Н.: Но теоритически в рамках международного сотрудничества правоохранительных органов такое возможно.

А.А.: Особенно в контексте того, что сейчас сотрудничество России и Кипра больше, чем когда-либо. Наверное, реализация посредством подобного сотрудничества в принципе возможна.

Н.Н.: С другой стороны Кипр является членом Евросоюза. Большинство российских граждан, скорее всего, передвигаются по Евросоюзу.

А.А.: По крайней мере, владельцы кипрских компаний.

Н.Н.: И если в отношении российского лица кипрским судом будет вынесено решение о привлечении его к уголовной ответственности, то, я думаю, задержать такое лицо на территории любой страны Евросоюза не составляет большой сложности. Но это только в теории, поскольку на практике мне такие случаи не известны.

А.А.: Между тем хочу сказать, что, возможно, мы излишне пугаем. Потому что я не помню случаев, когда российское лицо, назначенное вместо кипрского номинала директором, было осуждено кипрским судом. То есть я знаю, что прецеденты такого назначения уже есть, но о вступлении в силу решения суда я еще не сталкивался. Может быть, еще и потому что судебные дела на Кипре рассматриваются годами.

Н.Н.: Возможно, потому что эти компании, в которых был назначен директором бенефициар, были не очень интересны кипрской налоговой.

      Я еще не рассказала, какой объем может быть у этой ответственности. Это может быть денежный штраф в размере порядка 1700 евро за непредоставление финансовой отчетности, за неведение регистров необходимого бухгалтерского учета, за предоставление ложной информации в кипрскую налоговую (за это, кстати, ответственность больше)…

А.А.: Ложной информации о бенефициаре, наверное?

Н.Н.: Нет. Предоставление неверной налоговой информации.

А.А.: Грубо говоря, не всю «первичку» подали аудиторам, не все заявили или сокрыли какой-то счет. Например, было несколько счетов, а подавали отчетности в соответствии только с одним счетом.

Н.Н.: Да, и там сумма штрафа больше. Но помимо штрафа норма предусматривает также уголовное наказание в виде лишения свободы сроком на один год.

А.А.: С ответственностью мы разобрались. С Кипром тоже разобрались.

Н.Н.: Пожалуй, да.

А.А.: Мы договорились обсудить две страны, но давай в двух словах расскажем про Великобританию, которая работает по такому же принципу что и Кипр, но, по-моему, там в отношении ответственности все еще жестче. Потому что в прошлом году мы несколько раз оказывались в ситуации, когда дело доходило до суда, и директора дисквалифицировали. Мы как раз участвовали в подобных судебных процессах.

Н.Н.: Да, было такое. Наверное, я могу сказать, что английские государственные налоговые органы работают более оперативно, в отличие от кипрских. Там существуют жесткие сроки в течение, которые необходимо предоставить отчетность (Annual Return). И если этого не происходит, то тогда английский регистрационный орган может вычеркнуть компанию из реестра, буквально в течение трех месяцев после deadlinea (момента, когда не была предоставлена отчетность). Но он вычеркивает эту компанию, если не поступило каких-либо возражений на вычеркивание компании. А такие возражения могут поступить от английской налоговой службы, если есть неисполненные налоговые обязательства. То есть компания может не продлеваться, не подавать ежегодную отчетность, но она будет продолжать висеть в реестре, и все ее обязательства по подаче отчетности и уплате штрафов будут сохраняться.

А.А.: Понятно. Кипр, собственно, основан на английском законодательстве. И все, что есть на Кипре, есть и в Англии. Только в Англии это работает, и работает почти, как часы, а на Кипре пока только раскачивается.

Н.Н.: Но на Кипре уже есть прецедент административных наказаний. Теперь кипрская налоговая их регулярно присылает. И это действительно работает.  Суммы там, конечно, небольшие –– 100-200 евро.

А.А.: Их получают агенты, которые регистрировали компанию. И понятно, что, если клиент пропал и не отвечает, из собственных средств они не хотят платить. И что они будут делать? Конечно, они назначат директором бенефициара, чтобы эта ответственность легла не на них.

Н.Н.: Скорее всего так. Но я еще оговорюсь, что право назначать бенефициара директором компании должно быть прописано в документах, которые вы подписываете при регистрации компании. Я не могу поручиться за всех кипрских агентов, потому что я не знаю, как они будут вести себя в случае, если им реально предъявят какие-нибудь претензии.

А.А.: Я тоже так думаю. Представь, что кипрскому номиналу звонят из суда и говорят, что через два дня суд по налоговым неуплатам компании, где он являешься директором. Ты думаешь, что они спешно что-нибудь не сделают?! Они сделаю все возможное, чтобы уйти из-под удара. И так поступит любой агент, если ему скажут что послезавтра суд. Это история не из головы.

Н.Н.: Давайте, я сделаю вывод. Разделим компании на оффшорные и неоффшорные. Можно бросать? Нельзя бросать? Что делать с компанией, когда она уже не нужна?

      Начнем с оффшоров. Когда у вашей компании нет неисполненных обязательств перед вашими контрагентами, перед вашим агентом, вы закрыли банковский счет и не собираетесь больше осуществлять деятельность этой компании, то, в принципе, ее можно не продлевать и ждать того момент, когда ее сначала вычеркнут из реестра, а через 10 лет уже ликвидируют. Но при этом нужно держать в голове, что ваша ответственность не утрачивается. В любом случае, вы обязаны хранить все реестры и бухгалтерские документы по оффшорным компаниям. Также все это необходимо хранить теперь в течение пяти лет после прекращения деятельности.

А.А.: Это было всегда, просто никто об этом не знал. Как мне кажется, это было в законодательстве уже лет десять.

Н.Н.: Там было требование по хранению бухгалтерской отчетности. Но теперь еще появилось обязательное требование по хранению отчетности в течение пяти лет после прекращения деятельности. И в разных странах эти требования разные. На Сейшелах, например, этот срок составляет семь лет.

А.А.:  Мы отдельно об этом говорили в наших вебинарах.

Н.Н.: А что касается неоффшорных компаний, то, безусловно, ни при каких обстоятельствах их нельзя бросать. Нужно правильно с ней «расстаться». Нужно подать отчетность за все периоды, когда вы компанией пользовались, пока она была активна, закрыть все налоговые обязательства, рассчитаться с вашими кредиторами и подать заявление в Регистрар на вычеркивание компании.

А.А.: Понятно. На самом деле, даже такая проста вещь, как «бросить оффшор», в каждом случае очень индивидуальна. Поэтому мы предлагаем эти вопросы решать индивидуально с нашими консультантами, чтобы выбрать единственно верную для вас политику.

        На этом мы закончим наш рассказ. Большое спасибо за внимание. До свидания.

Н.Н.: Спасибо.

 
Нужна консультация от специалиста?

Добавить комментарий

Нажимая кнопку «Отправить», Вы соглашаетесь на обработку персональных данных в соответствии с условиями политики конфиденциальности

Докладчик

mask

Надежда Новожилова

Старший юрист GSL Law & Consulting


RU EN