Бесплатная консультация

Новый вебинар

Предложите свою тему обсуждения для одной из микроконсультаций:




mask

Уважаемый  !

Спасибо за ваше предложение, мы постараемся в ближайшее время уделить этому вопросу один из наших вебинаров. Следите за расписанием.


С уважением, дежурный консультант Юлия Дмитренко

Вебинар 27 марта 2020 14:00

Как открыть счет в платежной системе. Просто, легально, безопасно.

1. Почему счет в платежной системе настолько востребован. Преимущества по сравнению с банками.
2. В какой платежной системе лучше открыть счет. Из каких юрисдикций выбирать.
3. Классификация платежных систем.
4. Какой счет можно открыть в платежной системе. Корпоративный/Личный/Мерчант.
5. Требования платежных систем к минимальным остаткам/балансам/оборотам.
6. Первоначальный взнос/минимальный первоначальный депозит в платежных системах.
7. Процедура открытия счета в платежной системе.
8. Как открыть счет в платежной системе без выезда.
9. Что требуется для открытия счета: какие данные и документы должны быть предоставлены.
10. Тарифы платежных систем. Сколько стоит годовое обслуживание/переводы/открытие счета. 
11. Какие виды деятельности принимаются платежными системами (возможна ли криптовалютная деятельность, гэмблинг, казино).
12. Можно ли открыть счет на оффшор.
13. Автоматический обмен информацией: подпадают ли под него счета в платежных системах.

Расшифровка стенограммы вебинара

Александр Алексеев (А.А.): Здравствуйте, уважаемые дамы и господа. Мы начинаем очередную серию вебинаров. Надеюсь, что в этот раз она будет регулярной, поскольку тема очень востребована. Мы будем говорить про платёжные системы. Моим, надеюсь, постоянным собеседником будет моя коллега, юрист GSL Вика Журавлёва (В.Ж.), и я, Алексеев Александр, партнёр GSL, буду вести этот разговор и, собственно, прерывать её тогда, когда мне захочется. Итак, мы начинаем наш длительный диалог о новом инструменте финансовой индустрии – о платёжных системах. Ну, собственно говоря, насколько он новый? Года два как?

В.Ж.: Года два, как они стали популярны. А появились с 2000-х.

А.А.: Да. И тогда никто на них внимания не обращал и вообще непонятно, как они жили. Есть только несколько прецедентов, которые показывают историю удачного развития до определённой даты: 19 февраля 2018 года, когда свои операции заблокировал банк ABLV и началась вся история с отказом традиционной финансовой индустрии, банковской индустрии обслуживать оффшорные компании и вообще компании-нерезиденты. Мы говорим о том, когда это всё началось. И тогда вышли на свет платёжные системы, которые мы начали обсуждать и изучать.

В.Ж.: Их великое множество, их сотни. Поэтому нужны некие критерии, благодаря которым можно остановить свой выбор на одной из них.

А.А.: Ты знаешь, даже не сотни. Ты помнишь, когда английский регулятор начал проверять английские платёжные системы, то в новостях прозвучала цифра 9,5 тысяч платёжных систем.

В.Ж.: Выданных лицензий.

А.А.: Т.е. это не означает, что они уже начали действовать?

В.Ж.: Да. Их очень много выдано, но если посмотреть, не у всех есть даже работающий сайт. Т.е. не факт, что платёжная система уже работает. Иногда это просто полученная лицензия.

А.А.: Ну, допустим, разделим даже на 10. 900 компаний в одной Англии – это вполне себе много. Давай, раз уж мы заговорили про юрисдикции, назовём ещё наиболее популярные территории, где эти платёжные системы регистрируются.

В.Ж.: Помимо Англии можно назвать и Гонконг, и Литву, и Кипр. Это самые основные.

А.А.: Пожалуй, всё. Я тоже не могу себе представить что-то ещё.

В.Ж.: Чехия сейчас ещё начинает, но в основном те, которые я назвала.

А.А.: Ты знаешь, я Чехии сказал бы скорее нет, потому что у нас есть прецеденты. Как раз наши клиенты имели возможность зарегистрировать компанию в Чехии ещё до этого часа Х, а вот после часа Х они уже сами перебазировались в Великобританию. Поэтому, подчёркиваю: мне кажется, при выборе юрисдикции для платёжной системы мы выбираем, фактически, из 4х стран: Великобритания, Гонконг, Литва и Кипр. Я бы Литву, конечно, поставил на второе место. Мы начали изучать платёжные системы года два назад, изучать достаточно активно, пытаясь открыть в них счёт на себя, на одну из компаний, которая входит в группу GSL. И на сегодняшний день мы прошли около 50 платёжных систем, открыли счета в 12, или около того. И мы в серии наших вебинаров будем вас знакомить с каждой из них, будем очень подробно рассказывать и о нашем опыте, и ещё много о чём. А о чём конкретно – определим на нашем сегодняшнем вебинаре, а именно: мы сейчас будем говорить о критериях, по которым клиенты выбирают для себя платёжную систему. И их-то мы как раз и изучим. Передаю тебе перечень критериев и давай по ним двигаться.

В.Ж.: Первым критерием можно назвать тип счёта, который нам необходимо открыть. Как правило, всем необходим корпоративный счёт, чтобы он был аналогичен банковскому счёту, чтобы проводить те же самые операции. Либо личный, всё как обычно в банке, либо мёрчант счёт.

А.А.: Вот это самое главное, что я хотел бы сказать: мне кажется, что когда клиенты выбирают себе счёт в платёжной системе, они делятся на две большие группы: те, кто открывает себе аналог банковского счёта, либо корпоративный, либо личный, и те, кто хочет принимать оплату от своих клиентов через интернет. И эти группы слабо представляют о существовании друг друга. Требования клиентов из этих двух групп совсем не похожи.

В.Ж.: Как правило, платёжная система специализируется либо на одном, либо на другом. Очень редко, когда это можно совместить в одной платёжной системе. Так же есть случаи, когда без открытия личного счёта нельзя приступить к открытию корпоративного счёта.

А.А.: Я такого даже не слышал. Это где?

В.Ж.: Transferwise. У них так. Вначале нужно зарегистрировать личный аккаунт, а потом уже можно приступить к компании.

А.А.: Я бы ещё несколько обсудил второй тип счёта. Его мы называем мёрчант счёт или счёт авторизации, или эквайринг счёт, или интернет-процессинг счёт. Тут множество названий одного и того же. Здесь я бы хотел сказать о таком очень важном моменте: то, что мы понимаем под открытием счёта в аналогии с банковским счётом, в случае с открытием счёта вот в такой вот процессинговой платёжке может быть даже и не происходит. Т.е. клиент не открывает как таковой счёт, он заключает гражданско-правовой договор на оказание платёжных услуг. В большинстве случаев. Т.е. мы встречали, всё же, процессинговые компании, где идёт речь именно об открытии счёта. Для тех, кто понимает – это очень важно. Потому что для аудитора, который будет готовить финансовую отчётность вашей компании - это две большие разницы: приходят вам деньги от третьего лица или от счёта собственного лица. Не будем сейчас на этом останавливаться, просто хочу сказать, что огромное количество тонкостей происходит даже из такой мелочи, как типизация счетов. Следующий критерий.

В.Ж.: Дальше, если говорить, что чаще всего клиенту нужен аналог банковского счёта, то здесь никуда без индивидуального IBAN. Причём не все платёжные системы его предоставляют. Это гонконгские системы и некоторые другие.

А.А.: Какие правовые последствия этого факта? Или вообще последствия?

В.Ж.: Платёж будет осуществляться не на вашу компанию, а на счёт этой платёжной системы в каком-либо банке или в такой же платёжной системе. Такие случаи мы тоже встречали. И тут выясняется, что контрагенты сталкиваются со сложностями: они не могут выпустить средства на такие реквизиты, потому что непонятно, кому они платят. Очень много сложностей, которые могут задерживать оплату счетов. Хотя у этих платёжных систем есть и свои плюсы.

А.А.: Пока я вижу только минусы. По сути, лицо, которое получает такой счёт, получает субсчёт и аналогичные реквизиты находятся у всех «коллег» по бизнесу, которые открыли аналогичные счета. И неизвестно, чем они там занимаются. И таким образом вы в одной корзине, вас объединяют эти банковские реквизиты и вы не можете себя никак индивидуализировать. И факт попадания в чёрный список самой системы или какого-то контрагента автоматически создаёт все те же неприятности именно вам и вашему счёту. Поэтому я не вижу, что тут есть положительного?

В.Ж.: Ну, положительное именно в работе самих этих систем. Например, если говорить про Гонконг, то тут никуда не уйти, если вам нужно совпадение юрисдикции компании и счета. Но тут тоже нужно быть осторожными с теми системами, которые говорят, что они предоставляют IBAN. Они действительно его предоставляют, но чаще всего только на платежи в евро. Если необходимо будет осуществить платёж на ваши долларовые реквизиты, они будут выглядеть точно таким же образом: субсчёт этой платёжной системы в каком-то банке.

А.А.: Таким образом переходим к третьему критерию, который мы здесь не указали. Это критерий по работе с валютами. Собственно говоря, подавляющее большинство систем в принципе не работает с долларами, и более-менее платежи осуществляются разве что только в евро. Тогда имеет смысл сказать, кто у нас вообще работает с долларами? Наверное, это Гонконг в основном?

В.Ж. Гонконг работает со всеми валютами, но тут тоже нужно учитывать, что основной счёт в гонконгской системе, как правило, будет в гонконгских долларах. Т.е. конвертация.

А.А.: И в лучшем случае одинарная конвертация. А так вы можете и на двойную конвертацию попасть, но это, наверное, тогда, когда мы про тарифы будем говорить. Может сейчас про них и поговорим. Т.е., безусловно, следующим критерием, по которому нужно выбирать платёжную систему – это критерий тарифов.

В.Ж.: Как правило, тарифы ниже, чем в банках.

А.А.: Я бы сказал, наверное, так: мне кажется, что они ниже по сравнению с банковскими тарифами вот той благоприятной поры. Если говорить про текущие банковские тарифы, то они значительнее. Хотя я вспоминаю тарифы некоторых наших кипрских платёжных систем, где у нас открыт счёт – там вполне себе банковские тарифы.

В.Ж.: Например, в кипрской платёжной системе поддержание каждого счета стоит 50-75 евро в месяц.

А.А.: Вот это, я считаю, как раз грабёж. Я не помню таких же тарифов в тех же швейцарских банках. В швейцарских банках может очень дорого стоит инвестиционное обслуживание, но мы сейчас не про это. 50 евро за обслуживание каждого счёта – это перебор. Все-таки, это не везде. Вот мы упомянули кипрскую платёжную систему – там дорого. Нам везло пару раз на литовские системы. Там не такой ужас.

В.Ж.: В литовской, например, 25 евро в месяц за поддержание счета.

А.А.: Когда мы говорим о тарифах, их тоже нужно классифицировать. Мы только что проговорили о тарифе за обслуживание счёта, ещё существует тариф на входящие платежи и исходящие. Кстати, по поводу входящих платежей: во многих банках я не помню, чтобы они тарифицировались. И третье. Если мы говорим о платёжной системе, производящей эквайринг, тогда нужно очень подробно рассматривать тарифы. Они совсем иного плана, поскольку процентно привязаны к объёму производимых операций. И здесь они плавают от 2,5% - самый низкий процент, с которым я когда-либо встречался, до 5% от суммы платежа.

В.Ж.: Это всё зависит, конечно, и от юрисдикции компании, на которую мы хотим открыть мёрчант, от её деятельности, - чем выше риск, тем выше будет процент, - и, как правило, это будет какой-то платёжный посредник между системами, это будет договор не с самой платёжной системой, а с посредником. И тарифы будут высокие.

А.А.: Да, много от чего зависят тарифы. Вот вчера как раз пришёл нам перечень тарифов от очень известной литовской платёжки, её знают все, кто когда-либо работал с Латвией – система Vialet. Их тарифы градуировались по 5 или 6 разным критериям. В зависимости, ты правильно упомянула, от оборота, от рискованной деятельности, но ещё большой критерий – в зависимости от юрисдикции того мёрчанта, который приходит открывать счета. То ли дело это литовская компания, то ли дело это европейская компания, то ли дело кто там в совете директоров: если латыш – это один тариф, если резидент ЕС – другой тариф, если резидент России – третий тариф. Такая вариативность этих критериев приводит к ещё большей вариативности тарифов.

В.Ж.: Да, но с ними, конечно, можно разговаривать, соответственно повышая обороты можно снижать свою процентную ставку. В принципе, они все достаточно открыты к такому диалогу.

А.А.: Ну да, с 5% в общем-то есть куда снижать.

В.Ж.: Там реально кто-то начинает разговаривать и с 6%.

А.А.: Ой, а такого я даже и не слышал. С таким не сталкивался.

В.Ж.: Мы начинали разговаривать с 6%.

А.А.: А, ну да. Это компания, с которой мы сейчас работаем, один из вариантов. Значит, с ними мы сразу же договорились на меньшие суммы?

В.Ж.: Да. Так же мы работаем с такой азиатской платёжной системой, на которой подключён мёрчант. Там процентная ставка может варьироваться вообще от платежа. Мы как-то разбирали, так там почему-то за один платёж один процент взят, за другой платёж другой процент взят, но там всё равно примерно до 3,5%.

А.А.: В общем, сплошной туман. И ещё столько времени пройдёт, прежде чем ты поймёшь, что тебя не пытаются обмануть.

В.Ж.: Причём, как правило, мёрчанты устанавливают единую процентную ставку на все платежи, а кто-то ещё дополнительно устанавливает отдельную fee (комиссию) за каждую транзакцию, а ещё ежемесячную плату, хотя обычно у мёрчанта такого нет. В случае с мёрчантом нужно помнить, что необходимо ещё открыть счёт либо в банке, либо в другой платёжной системе, куда накапливать всё, что будет находиться на мёрчанте.

А.А.: Но это касается только в том случае, когда речь идёт об открытии счёта, потому что если это гражданско-правовые отношения с этой платёжной системой, то в принципе они готовы потом переводить накопленные деньги куда угодно.

В.Ж.: Ну да. Есть возможность выплаты и на карты. Если есть, например, какие-то фрилансеры у вас или сотрудники, с которыми заключён договор, то можно распределить и на карты.

А.А.: Это фактически мы подходим, наверное, к разговору о том, какие цели открытия этих счетов, для каких схем это используется. И поэтому можно поговорить о следующем критерии - это какие бизнесы принимаются той или иной платёжной системой. Или даже не бизнесы, а схемы. Вика уже упомянула о клиенте, для которого мы искали платёжную систему, исходя из его технического задания: нужно осуществлять порядка 80 выплат на карточки в месяц, вроде бы на Украину, фрилансерам-программистам, общая сумма выплат около 80 тысяч евро, и чтобы каждый платёж не превышал 30 евро. Сейчас не будем об этом конкретном кейсе, я говорю в целом о методике работы по поиску платёжки по критерию «кто вас возьмёт». Что здесь является главным?

В.Ж.: Все начинают задумываться о платёжках, когда им начинают отказывать банки в связи с их деятельностью или юрисдикцией. И среди таких видов деятельности, как правило, он-лайн казино, форекс, крипта.

А.А.: Мы говорим о некоторых раскованных видах деятельности, которые банки не берут, а платёжки берут. И я бы хотел сказать, что вполне по силам найти обслуживающую платёжку для всего вышеперечисленного. И для крипта-деятельности, и для форекса, и даже для казино.

В.Ж.: Да, даже для казино. И многие не берут БАДы, а кто-то берёт БАДы, но именно на травах, чтобы это были не какие-то лекарственные средства.

А.А.: Ой, я помню чудный диалог с представителем одной из платёжек, где были чётко указаны чуть ли не сорта конкретных БАДов. Если растительного происхождения – то берём, если синтетические – не берём. От применения ещё зависело. В общем, иногда платёжки очень глубоко опускаются для выяснения рода деятельности, как вот в данном примере.

В.Ж.: Тут нужно с каждым конкретным случаем идти в несколько платёжных систем и спрашивать, пробиваться. Потому что с одним и тем же видом деятельности, но с разным набором подтверждающих документов, будет разный результат. Есть ли лицензии, сотрудники, офис – платёжки об этом могут спросить на том же уровне, что и банки.

А.А.: Как раз переходим к следующему критерию: а что они, собственно, спрашивают и что требуют? Ты уже упомянула о некоторых вещах. Мы, наверное, пропустим такие формальные вещи, как корпоративные документы.

В.Ж.: Всё то же самое. Но почему-то иногда может сложиться такое обманчивое впечатление, что платёжная система ничего не спрашивает, в ней легко открыть счёт. Сейчас это уже не так. Даже если около года назад это было ещё возможно, сейчас уже нет. Одна платёжная система нам даже закрыла счёт после того, как через год провела апдейт всей информации. Вдруг оказалось, что на данную юрисдикцию они уже не открывают счета. Это одна гонконгская система так сделала. Среди того, что просят платёжки, есть даже такой документ, как договор аренды офиса.

А.А.: Я бы тут даже добавил какие-то яркие примеры. Я помню, что практически каждая платёжка, как и банк, запрашивают мобильные телефоны, для того, чтобы общаться, высылать смс подтверждения. И вот кроме телефона у нас попросили контракт на этот телефон. Контракт, где были бы и имя, и название телефона, и адрес. Так просто такой контракт не найти.

В.Ж.: Отчётность просят.

А.А.: Ну да. Отчётность компании – это уже почти типовой запрос, особенно если говорить про банк. А вот чтобы просили контракт на мобильник, - я с таким до тех пор не сталкивался. Так же почти везде просят utility bill. Особенно если мы говорим про западную платёжку, то заставить их отойти от своих требований, когда они привыкли к слову utility bill, достаточно сложно. Мы пробовали много разных вариантов для подтверждения собственного адреса.

В.Ж.: Платёжная система – это, в первую очередь, про техническую сторону этого дела. У них очень развита автоматическая система проверки и анализа документов. И поэтому ты можешь очень долго биться с тем, что им не подходит документ. По смыслу там всё хорошо, но что-то не устраивает их систему. И на этом основании они могут отказывать.

А.А.: Я помню, просили, фактически, квитанцию об оплате из государственного органа. Я подумал о том, что совершенно замечательным вариантом является оплата штрафа за превышение скорости. Государственный орган? - Государственный. Адрес там указан. На сайте гос. услуг распечатали такую квитанцию. В какую-то платёжку это не подошло, а где-то подошло.

В.Ж.: Да. Тут нужно пытаться.

А.А.: А так же использовать те знания, которые мы накопили на основании тех попыток обращения в 50 платёжек.

В.Ж.: Дальше будет логично поговорить про идентификацию клиента.

А.А.: Т.е., следующий критерий: каким образом происходит идентификация клиента.

В.Ж.: Как правило, это не сложно. Но осталось несколько платёжек, которые, как банки, хотят лично увидеть клиента. Это даже не скайп, а какое-либо знакомство. Их мало, и они уже тоже постепенно переходят на он-лайн идентификацию.

А.А.: Я думаю, сейчас закончится пандемия, и все перейдут на он-лайн.

В.Ж.: Да. Самый простой вариант – это селфи клиента с паспортом.

А.А.: Ты сейчас говоришь про фотографию?

В.Ж.: Да. Второй вариант – это запись видео.

А.А.: Видео-селфи.

В.Ж.: Видео с паспортом, где клиент подтверждает, что он бенефициар, акционер, директор или кто он.

А.А.: Нужно записать короткое двадцатисекундное видео, где клиент подтверждает все факты.

В.Ж.: Да, в такой-то компании, и показать, соответственно, на камеру свой паспорт. Либо это скайп-интервью с менеджером этой платёжной системы. Но таких систем меньше, в основном ограничиваются первыми двумя вариантами. Либо посредник, интродьюсер, который представляет клиента, может сам заверить документы на владельца, таким образом пройдёт идентификация клиента. В этом смысле здесь легче, чем с банками, но не знаю, что будет дальше. Дальше можно рассуждать по резидентности компании и бенефициара. Некоторые платёжные системы, например, наотрез отказываются принимать граждан России, Украины, СНГ.

А.А.: Это очень важный критерий. Один из самых популярных вопросов: « А в какой платёжке откроют на русского?» По этому критерию мы, безусловно, классифицируем платёжки и составляем перечень тех, которые работают с таковыми.

В.Ж.: И то же самое по юрисдикции компании: очень многие платёжки не работают с классическими оффшорными юрисдикциями, чуть больше из них работает с Гонконгом, Кипром, понятное дело. Кто-то регистрирует только на Гонконг, кто-то регистрирует только на английские компании. Т.е. платёжек очень много, но под каждую нужно подстраиваться и подбирать. Их требования очень динамичны, и поэтому приходится это постоянно отслеживать.

А.А.: Да, настолько динамичны, что вот открыли по одним критериям, потом что-то произошло, слияние или покупка платёжки, например, и вам начинают закрывать.

В.Ж.: Или проверка к ним пришла.

А.А.: Кстати, к вопросу о проверке. Совсем недавно мы разговаривали с нашей бывшей сотрудницей, которая ушла комплаенсом в одну крупную английскую платёжку. Она рассказала, что она ещё в процессе проверки, которая началась предыдущим летом. Т.е. проверка, которая длится восемь месяцев. И каждый день она что-то продолжает предоставлять по их запросам. Однако это интересно сравнить на опыте с самой известной нашумевшей проверкой за последнее время, когда проверяли компанию ePayments. Можно проверять таким образом, когда сразу всё блокируют и потом компания начинает предоставлять информацию и отвечать на вопросы. И вариант с нашей первой платёжкой, где операции продолжаются, однако эта проверка идёт уже 8 месяцев. Это тоже для того, чтобы клиенты понимали, как работают с ними с той, обратной стороны. Чтобы они адекватно относились, например, к тем вопросам, которые они получают. Только что проговорили про критерий, популярный вопрос, который у нас бывает: «Какие платёжки открывают на оффшор». Хочу сказать, что из тех 12 счетов, которые мы открыли, несколько нам удалось открыть и сейчас. Т.е. есть у нас несколько платёжек, которые до сих пор открывают счета на оффшор. Мы не имеем ввиду ePayments, с которой нам всем, похоже, придётся распрощаться.

В.Ж.: По крайней мере, уже полтора месяца ничего не происходит, с тех пор как они приостановили операции.

А.А.: Держа в голове, что проверка может происходить 8 месяцев, эти полтора – вообще ничто. Следующий критерий? Я вот вспомнил про один и написал его – это достаточно важный критерий, который даст понимание потенциальному клиенту, насколько он вообще будет гибок в работе с платёжкой. Всегда следует уточнять, где именно эта платёжка сама имеет счета. Какие у неё корреспондентские отношения, в какой валюте и где у неё корреспондент для каждой валюты. Знание этого сразу говорит о размере, о величине, о тарифах, о стабильности, об очень многих критериях. Здесь можно сказать, что, в принципе, не так много самих корсчетов и банков, которые готовы открывать счета платёжкам, и крупным платёжкам они и так известны. И иной раз мы видим, что приходит платёжка, которая имеет корсчёт в другой платёжке. На это нужно тоже смотреть. Как вы понимаете, это сразу и дольше, и дороже, и плюс ты ещё не застрахован от вопросов, которые не знает твоя платёжка, но вполне может знать та новая платёжка. Поэтому смотреть вперёд и вдаль тебе практически не удаётся. Открываешь счёт в «чёрном ящике», условно.

В.Ж.: Причём чаще всего эти вопросы по платежам могут прилететь и через год, и через полгода.

А.А.: Сегодня мне прилетели вопросы. Через 8 месяцев.

В.Ж.: У них это может происходить не в моменте, а когда к ним придёт проверка, либо они готовятся к этой проверке.

А.А.: А бывают вопросы, которые они не имеют права тебе задавать. Вот, любопытно: был у нас кейс с одной литовской платёжкой, где у нас был счёт. Когда они заблокировали нам счёт и не сказали почему. У нас были подозрения о причине. Мы очень сложными экивоками проверяли эти подозрения. Почему они нам не сказали? Здесь всё очевидно. Когда они видят подозрительную операцию, они обязаны подать suspicious activity report. И подавая такой отчёт, они автоматически оказываются в ситуации, когда они не имеют права разглашать клиенту сам факт этого отчёта. И поэтому они заблокировали нам счёт, тут же потеряли возможность с нами общаться. И вот мы сидим, ждём, и пытаемся понять, в связи с чем это произошло. Нужно, правда, отметить, что через месяц это закончилось благополучно. Я бы не сказал, что это нужно отнести к достоинству данной платёжки, просто рыночная ситуация изменилась таким образом, что то, что казалось подозрительным на момент блокирования, перестало быть подозрительным через месяц. Так, следующий критерий.

В.Ж.: Некоторые платёжные системы выпускают карточки. Для некоторых это очень важно и по этому критерию так же можно выбирать себе платёжную систему. Таких систем не много, одной из них была ePayments, но мы её потеряли. Причём часто платёжные системы на своём сайте заявляют, что у них есть возможность выпуска карт, а потом оказывается, что это всё ещё в разработке. Тут тоже ситуация каждый день меняется и поэтому нужно своему консультанту чётко обозначить приоритеты, чтобы не потратить время впустую и чтобы консультант смог быстрее сориентироваться и направить вас именно туда, куда нужно.

А.А.: А вообще вопрос карточек – это, конечно, большая необходимость, поскольку многие зарплатные проекты для фрилансеров как раз решаются выпуском карточки платёжкой и это важно. Но, тем не менее, есть у нас такие, да? Вот я, честно говоря, даже забыл про такие. Ты мне об этом за эфиром расскажешь, а потом мы это осветим в эфире, рассказывая отдельно про каждую платёжку.

В.Ж.: Ещё важный момент – обороты. Как правило, в платёжках мы про это не говорим. Они готовы принимать любых. Там есть какие-то минимальные балансы.

А.А.: Но не все.

В.Ж.: Не все. Кто-то требует держать баланс в 1000 евро, а кто-то ставит дополнительную комиссию, если баланс превышает 10000 евро. А есть одна платёжка, которая готова открывать счета и на оффшор, но которая требует оборотов 1 или 2 миллиона евро. Это как раз Dixipay.

А.А.: А я думал, ты сейчас про Bilderlings скажешь. Тоже всем известная платёжка и тоже у нас с ними был диалог.

В.Ж.: Но это было условие: открыть счёт на оффшор.

А.А.: И на мёрчант. Да. Потом они к нам не единожды обращались с аналогичными предложениями и, мне кажется, они были готовы понижать эти требования, что ещё раз подтверждает твои слова о том, что с ними очень хорошо можно торговаться.

В.Ж.: Да. Если речь идёт о мёрчанте, то это, как правило, 50-100 тысяч евро – желаемый оборот в месяц. Но здесь, как и с банками, можно пообещать. Если вы уверены, что достигнете требуемых оборотов, то можно смело идти открываться – скорее всего откроют. Они готовы к диалогу.

А.А.: Я всё жду, когда прозвучит критерий, который, по идее, должен был быть одним из первых.

В.Ж.: Это критерий, который идёт вне рейтингов, он всё время где-то маячит. Это надёжность.

А.А.: Конечно, все надеются, что их деньги не пропадут и их им не заблокируют. Поэтому вопрос надёжности – это главный критерий, которым анализируются все платёжные системы. Что мы в связи с этим можем сказать?

В.Ж.: Конечно, лучше иметь счёт в банке и счёт в платёжной системе. Сберегательный счёт в банке, на котором можно хранить то, что ты заработал на мёрченте, на платёжной системе. Всё-таки деньги лучше хранить в более надёжных институтах, а платёжную систему использовать для каких-то расчётов.

А.А.: Пожалуй, это самый хороший подход. Таким образом, мы не требуем от платёжек то, чего у них в принципе и не может быть – это тебе не банки с двухсотлетней историей, когда системе Revolut ещё и 10 лет нет. И чего уж требовать от платёжек, которые зарегистрировались только-только. Поэтому обозначенный подход - единственный целесообразный. Один инструмент коммерческий (платёжка), второй – накопительный (банк), и вот он-то как раз и надёжный инструмент.

В.Ж.: Причём много достаточно хороших сберегательных банков, которые готовы открыть счёт и на оффшор, в том числе.

А.А.: Об этом мы тоже будем говорить. Наверное, в отдельном курсе вебинаров, посвящённому банкам. Что у нас ещё осталось из критериев?

В.Ж.: Удобство коммуникаций.

А.А.: Да, это то, что мы вынесли за пределы всех остальных критериев, но он тоже чуть ли не самый важный. Адекватность персонала…

В.Ж.: Их подвижность в их позиции. Есть такие, которые слышат наши аргументы, а есть те, которые не слышат, не разбираются ни в какой сфере бизнеса и просто стоят на своём, на каких-то своих алгоритмах, скриптах и т.д..

А.А.: Такой позиции, в основном, следуют иностранцы. С русскоговорящими, в т.ч. прибалтами, как-то удаётся договариваться.

В.Ж.: Потому что многие из них вышли из прибалтийских банков, они знают тех клиентов, которые к ним идут из этих же прибалтийских банков, поэтому там и подход нормальный.

А.А.: А если Гонконг или Кипр – то иной раз это просто ужас.

В.Ж.: Да, но там в чём плюс? Та можно что-то предоставить и их это может устроить. Там можно напороться на формальный подход и главное – его не испугаться, что-то предоставить, и есть большой шанс, что от тебя отстанут.

А.А.: Да, я сейчас тоже вспоминаю ответы от комплаенс одной кипрской платёжки, где мы обслуживаемся. Там неадекватность комплаенса может действовать и на пользу и во вред. Реально рискованные операции могут оказаться за пределами их опасений, а абсолютно нормальный платёж вызовет негодование и будет отвергнут. Так что вопрос адекватности диалога достаточно важен. Кстати, говоря про удобство и понимание, я бы дополнительно сказал про интернет-банк, интерфейс и всё остальное. Я вижу, что ты улыбаешься. Да, это небо и земля, конечно, сравнивать интерфейс платёжек с тем, что мы сейчас видим в России, когда наша хайтек-индустрия далеко впереди в т.ч. европейских и американских банков. И вот сравнивая эти терминалы, эти мобильные приложения с тем, что мы видим в платёжках, хорошо, что это не эксель-таблицы, которые присылают, как результат операций, раз в месяц.

В.Ж.: Сейчас они регулярно апдейтят свою платформу. Постоянно приходят уведомления о том, что они что-то ремонтируют. Они, конечно, стремятся, но иногда это может выглядеть излишне просто.

А.А.: Мы работаем с одной крупной платёжкой, в которой работает всего 600 сотрудников. Из них 400 – это программисты. И я удивляюсь…

В.Ж.: Нет, там есть и графики, и интерактив какой-то присутствует.

А.А.: Но им всё равно есть, к чему стремиться. Причём можно даже до дизайна не доводить, инструментарий не всегда работает. Расскажем об этой платёжке в отдельном семинаре, она действительно большая. Будем анонсировать.

В.Ж.: И, наверное последнее, о чём хочется сказать. Многие за минус платёжных систем считают то, что они не участвуют в страховании вкладов, как банки. Но в то же самое время мы можем видеть, как у одной эстонской платёжки была отозвана лицензия, при этом средства клиентам постепенно выплачиваются в полном размере.

А.А.: Это наверное к вопросу о требовании к резервированию капитала?

В.Ж.: Да. В зависимости от юрисдикции, разный подход к резервированию. По факту речь идёт о дубляже клиентских средств на счёт платёжной системы или на счёт Центробанка той или иной страны.

А.А.: Да, мне как раз об этом говорили в Dixi, что они каждый день подбивают баланс между текущими средствами и средствами, которые у них зарезервированы у их регулятора.

В.Ж.: И тут как раз иногда надёжнее при закрытии платёжки получить средства отсюда, чем если закроется банк. Точно так же и с ePayments. Они в каждом своём письме говорят о том, что все средства зарезервированы и будут выплачены, вы можете не переживать, даже если у нас отберут лицензию. Ну, посмотрим. Потому что у этой эстонской платёжки отозвали лицензию в мае 2019 года и до сих пор они выплачивают. А к августу 2019 года они выплатили уже значительную часть. В принципе, это происходит достаточно быстро.

А.А.: Вряд ли то, что было сделано, может служить критерием и в другом каком-то кейсе, но, хотя, надо же к чему-то обращаться и на что-то ориентироваться. Ну что, если совсем «по верхам», то мы проговорили всё, что хотели, а именно о тех критериях, по которым мы в дальнейшем будем оценивать различные платёжные системы, которые, надеюсь, будем регулярно обсуждать. Я ожидаю подобную регулярность, как минимум, раз в неделю. Когда начнётся эта регулярность? Наверное, следует сделать поправку на текущие пандемические события. Но как бы то ни было, мы вам обещаем, что теперь мы с вами надолго и регулярно. На этом мы заканчиваем наш сегодняшний вебинар. Спасибо. До свидания.

В.Ж.: До свидания.

Добавить комментарий

Докладчик

mask

Александр Алексеев

Управляющий партнер GSL Law & Consulting


?
(ctrl+enter)
(ctrl+enter)