GSL / Пресс-центр / Бумажные и Интернет СМИ / Список бенефициаров иностранной компании – как узнать собственника КИК? Часть 1

Список бенефициаров иностранной компании – как узнать собственника КИК? Часть 1

22.09.2023
Обновлено: 07.05.2024
count view 709

Прошло уже почти 9 лет с момента вступления в силу российского законодательства о контролируемых иностранных компаниях (КИК): налоговые инспекции приобрели значительный опыт в рассмотрении связанных с КИК вопросов и собрали большой объем данных на налогоплательщиков. За это время для нашей страны, как и для многих других стран мира, заработал автоматический обмен информацией о финансовых счетах. И хотя сейчас в связи с внешнеполитической ситуацией некоторые страны отказываются обмениваться банковскими данными с Россией, списывать этот инструмент со счетов не стоит. Да и другие способы получения информации, существовавшие ранее, не утратили свое значение. Однако собственники КИК все еще задаются вопросом, как налоговая служба или иные заинтересованные лица могут выяснить, кто же является бенефициаром иностранной компании.
Так давайте же разберемся в этом вопросе, и в первую очередь остановимся на данных о бенефициарах, которые на текущий момент могут находиться в открытом доступе.

Публикация

Публично доступная информация о бенефициарах иностранных компаний

Одним из основных веяний нашего времени является стремление ко все большей и большей прозрачности: прозрачности финансовых потоков, структур владения компаниями (то есть прозрачности бизнеса как такового). Продвигается данная идея международными организациями и объединениями под эгидой борьбы с отмыванием денежных средств, финансированием терроризма, а также уклонением от уплаты налогов (для устранения ситуации так называемого «двойного неналогообложения», когда потенциальный налогоплательщик, пользуясь льготами и особыми возможностями разных юрисдикций, не платит налоги ни в одной из них или же платит их, но по «необоснованно» низким ставкам). На усилении прозрачности настаивают Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ: Financial Action Task Force on Money Laundering / FATF) и высшие органы Европейского союза.

Еще в 1991 году Европейским экономическим сообществом (ЕЭС), на основе которого в 1993 году образовался известный нам Европейский союз (Евросоюз / ЕС), была принята первая «антиотмывочная» Директива. Данную Директиву приняли, чтобы предотвратить использование финансовой системы для целей отмывания денежных средств. В 2000-ных годах, помимо борьбы с отмыванием денег, остро встал вопрос противодействия финансированию терроризма, что отразилось уже в третьей «антиотмывочной» Директиве. На данный момент действуют 3 AML-Директивы*:

  • четвертая (Директива 2015/849/ЕU) с поправками, внесенными пятой Директивой,
  • пятая (Директива 2018/843/EU) и
  • шестая (Директива 2018/1673/EU).

*С точки зрения вопроса о публичном доступе к реестрам бенефициаров нас интересуют положения четвертой и пятой AML-директив.

Несложно догадаться, что каждая последующая Директива ужесточала требования предыдущей. Например, если в соответствии с четвертой Директивой доступ к реестрам бенефициаров компаний имели компетентные органы и «обязанные субъекты» (финансовые организации и иные профессиональные участники рынка – в отношении своих клиентов), а иные лица могли получить эту информацию только при наличии «легитимного интереса», то согласно положениям пятой Директивы доступ к централизованным реестрам бенефициаров должен стать открытым (реестры должны быть публично доступными). Налицо тенденция к увеличению прозрачности информации о бенефициарных владельцах компаний (и не только – к структурам без образования юридического лица данная тенденция тоже относится в полной мере).

Параграф 30 Директивы 2018/843/EU:
«Public access to beneficial ownership information allows greater scrutiny of information by civil society, including by the press or civil society organisations, and contributes to preserving trust in the integrity of business transactions and of the financial system. It can contribute to combating the misuse of corporate and other legal entities and legal arrangements for the purposes of money laundering or terrorist financing, both by helping investigations and through reputational effects, given that anyone who could enter into transactions is aware of the identity of the beneficial owners. It also facilitates the timely and efficient availability of information for financial institutions as well as authorities, including authorities of third countries, involved in combating such offences. The access to that information would also help investigations on money laundering, associated predicate offences and terrorist financing».

Открытый реестр бенефициаров в европейских странах

Государства-члены ЕС должны были привести свое законодательство в соответствие с требованиями пятой «антиотмывочной» Директивы относительно реестров бенефициарных владельцев еще до 10 января 2020 года (для трастов и иных подобных структур был установлен чуть больший срок – до 10 марта 2020 года). К этой дате управились не все, но все союзные государства двигались в этом направлении (о последних изменениях и тенденциях, связанных с данным вопросом, поговорим немного позже). Хотя были и те, кто решил идти «в ногу со временем» (или даже «впереди планеты») и ввел открытый реестр бенефициаров еще до принятия пятой Директивы.

Например, в Великобритании уже с 2016 года существует реестр лиц со значительным контролем, который находится в открытом доступе (абсолютно бесплатно). Обладая информацией о наименовании английской компании, ее номере или же данными какого-либо лица в структуре компании (например, директора), можно узнать, кто является контролирующим лицом такой компании (читайте: бенефициаром). Компаниям в Великобритании оставили возможность не хранить данные контролирующих лиц в центральном публичном реестре, а предоставлять реестр по запросу заинтересованных лиц. Однако на то, чтобы ответить на подобный запрос или же обжаловать его в суде, дан очень маленький срок (5 рабочих дней с момента получения запроса), а отказ в удовлетворении запроса без обращения в суд признан уголовно наказуемым деянием (преступлением). По сути, все организовано так, что более целесообразно и безопасно предоставлять информацию о лицах со значительным контролем в центральный публичный реестр, и потому большинство компаний пошло именно по этому пути.

По каким же критериям в Великобритании определяют лиц со значительным контролем?

Контролирующим лицом («Person with Significant Control» / «PSC») признается:

  1. физическое лицо, (прямо / косвенно) владеющее более чем 25% акций компании;
  2. физическое лицо, (прямо / косвенно) имеющее более 25% голосующих прав (прав голоса) в компании;
  3. физическое лицо, (прямо / косвенно) имеющее право назначать и снимать с должности большинство членов совета директоров компании;
  4. физическое лицо, не отвечающее ни одному из указанных выше критериев, но имеющее право осуществлять контроль или фактически имеющее значительное влияние или осуществляющее контроль («significant influence or control») над компанией.

Также если одному из упомянутых критериев отвечает траст или иная организация без образования юридического лица, то контролирующим лицом (лицом со значительным контролем / бенефициаром) признается физическое лицо, которое вправе осуществлять контроль или фактически имеет значительное влияние или осуществляет контроль за деятельностью такого траста или организации (это пятый критерий).

Не будем подробно останавливаться на данных критериях. Следует лишь отметить, что в исключительных случаях, когда существует серьезная угроза применения насилия или запугивания в отношении контролирующих лиц, компания может обратиться с заявлением для защиты сведений о таких лицах. Это означает, что данные таких лиц не будут раскрываться публично или предоставляться в бюро кредитных историй. При этом компания все равно будет обязана выполнять все иные требования, касающиеся лиц со значительным контролем, а информация об этих лицах будет доступна правоохранительным органам. К сожалению, данных о практике рассмотрения подобных заявлений у нас нет, однако известно, что заявления и соответствующие доказательства должны рассматриваться крайне серьезно. Регистратор компаний в Companies House принимает решение по подобному заявлению после консультаций с правоохранительными органами, такими как Национальное агентство по борьбе с преступностью (National Crime Agency). Правоохранительные органы должны провести полную оценку рисков на основании представленных данных, а Регистратор может связаться с заявителем для получения дополнительных доказательств.

Подобная возможность для защиты бенефициаров (в чуть более расширенном варианте) прописана и в пятой «антиотмывочной» Директиве, которая была принята Европейским союзом в 2018 году, то есть уже после принятия и вступления в силу британского Закона о малом бизнесе, предприятиях и занятости* (The Small Business, Enterprise and Employment Act), которым и были введены правила о ведении и хранении реестров контролирующих лиц.

*В публикациях встречаются и другие варианты перевода: например, Закон о малом бизнесе, предпринимательстве и трудовых отношениях.

Параграф 36 Директивы 2018/843/EU:
«Moreover, with the aim of ensuring a proportionate and balanced approach and to guarantee the rights to private life and personal data protection, it should be possible for Member States to provide for exemptions to the disclosure through the registers of beneficial ownership information and to access to such information, in exceptional circumstances, where that information would expose the beneficial owner to a disproportionate risk of fraud, kidnapping, blackmail, extortion, harassment, violence or intimidation. It should also be possible for Member States to require online registration in order to identify any person who requests information from the register, as well as the payment of a fee for access to the information in the register».

Следует отметить, что место жительства лица со значительным контролем, указанное в реестре, не раскрывается публично (его нельзя найти в центральном открытом реестре в Companies House, если только адрес места жительства не был указан как адрес для вручения документов). Дата рождения тоже указывается на сайте не полностью (в публичном доступе находятся только месяц и год рождения). Однако Companies House может предоставлять эти данные различным «властным структурам» («specified public authorities»), таким как полиция, а также бюро кредитных историй («credit reference agencies»).

Вот список сведений, содержащихся в реестре («PSC register»):

  • имя и фамилия;
  • дата рождения;
  • национальность;
  • страна проживания контролирующего лица;
  • адрес для вручения документов («correspondence address» / «service address»);
  • адрес места жительства;
  • дата, когда лицо стало контролирующим в компании (для компаний, существовавших на момент вступления в силу закона – 6 апреля 2016 года – указывается именно эта дата);
  • какому из пяти перечисленных ранее критериев соответствует контролирующее лицо – с количественным указанием долей (где применимо):
    • более 25%, но не более 50% (включительно),
    • более 50%, но менее 75%,
    • от 75% и выше;
  • любые применимые ограничения раскрытия сведений о контролирующем лице (например, если было подано заявление, чтобы защитить данные физического лица от публичного раскрытия).

Подробное руководство (гайд) по определению лиц со значительным контролем можно изучить на официальном сайте Правительства Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии (на английском языке).

Считается, что в британском реестре содержится уже более 5 миллионов имен лиц, имеющих значительный контроль над компаниями, зарегистрированными в Соединенном Королевстве.

Достаточно свежим примером соблюдения требований пятой Директивы является Кипр: 23 февраля 2020 года на Кипре вступили в силу изменения в Закон о предупреждении и пресечении отмывания денежных средств и финансирования терроризма (Prevention and Suppression of Money Laundering and Terrorism Financing Law, 2007), которые имплементируют в кипрское законодательство требования указанной Директивы. Реестр бенефициаров ведется в электронной форме на государственном портале. Все компании, зарегистрированные на момент вступления в силу изменений, изначально были обязаны подать в централизованный реестр данные о своих бенефициарах до 12 марта 2022 года (первичная подача) и затем ежегодно обновлять данные, а также своевременно сообщать об изменениях в реестре. В начале марта 2022 года срок первичной подачи продлили до 31 июля 2022 года, а на текущий момент самый крайний срок для подачи указанной информации без каких-либо санкций – 30 сентября 2023 года.

Полный и неограниченный доступ к реестру бенефициаров на Кипре имеют:

  • Надзорные органы Республики Кипр;
  • Орган финансовой разведки;
  • Таможенный департамент;
  • Налоговый департамент;
  • Полиция.

Всем остальным лицам (была) доступна следующая информация в режиме платного запроса (3,50 EUR за одну компанию):

  • имя;
  • месяц и год рождения;
  • гражданство;
  • страна проживания;
  • характер и объем контроля.

В исключительных случаях в публичном раскрытии информации может (могло) быть отказано, в том числе по запросу бенефициара: если предоставление доступа может привести к возникновению несоразмерно высокого риска мошенничества, похищения, вымогательства, преследования, насилия или запугивания либо в случае, если реальный бенефициар является несовершеннолетним или иным образом недееспособным.

Какие данные на собственника иностранной компании есть в открытом доступе?

Если говорить о юрисдикциях, в которых информация о бенефициарах компаний (была) доступна широкому кругу лиц, то доступ к такой информации может быть как платным, так и бесплатным (но могла потребоваться предварительная регистрация на портале). Стоит отметить, что обычно плата за получение информации о бенефициарных собственниках компании весьма символическая. В Директивах указано, что такая стоимость не должна превышать административные расходы, необходимые на то, чтобы сделать подобную информацию доступной («a fee, which shall not exceed the administrative costs of making the information available, including costs of maintenance and developments of the register»).

Минимальный перечень публично предоставляемых данных о бенефициарах, указанный в поправках к четвертой Директиве, принятых в пятой Директиве, таков:

  • имя (имеются в виду, конечно же, имя и фамилия, а не просто имя);
  • месяц и год рождения;
  • страна проживания;
  • гражданство;
  • характер и объем контроля.
«The persons referred to in point (c)* shall be permitted to access at least the name, the month and year of birth and the country of residence and nationality of the beneficial owner as well as the nature and extent of the beneficial interest held.

Member States may, under conditions to be determined in national law, provide for access to additional information enabling the identification of the beneficial owner. That additional information shall include at least the date of birth or contact details in accordance with data protection rules».

*«(c) any member of the general public»

Обычно именно данного перечня и придерживаются юрисдикции при определении публично доступной информации, что мы и можем увидеть на примере Кипра.

Более подробно о реестрах бенефициарах и разных уровнях их открытости можно почитать здесь.

Актуальные ссылки на национальные реестры бенефициаров стран-участниц ЕС можно посмотреть здесь.

На Кипре центральный реестр бенефициаров все еще находится в стадии доработки. На текущий момент анонсируется*, что финальная подача данных о бенефициарных владельцах уже существующих компаний должна быть завершена к 30 сентября 2023 года, а окончательная версия самой электронной системы должна быть готова к концу октября 2023 года.

*Полный текст соответствующего уведомления от 1 сентября 2023 года можно изучить здесь.

UPD
: с 14 ноября 2023 года заработала финальная версия электронной системы («final solution of the electronic system of the Register of Beneficial Owners»). Несмотря на то, что все необходимые данные уже зарегистрированы во временной версии системы («interim solution»), их нужно актуализировать и внести повторно. Сделать это необходимо до конца 2023 года.

Почему некоторые страны ограничили доступ к реестрам бенефициаров?

22 ноября 2022 года Судом ЕС (Court of Justice of the European Union / CJEU) было принято решение, согласно которому публичная доступность данных о бенефициарах была расценена как серьезное посягательство на основные права граждан на неприкосновенность частной жизни и защиту персональных данных, а соответствующие положения пятой Директивы были признаны недействительными.

Выше представлена информация с официального сайта Европейского союза о роли Суда ЕС. Как мы видим, если у какого-либо из национальных судов государства-члена ЕС возникают сомнения относительно правильного понимания или даже законности какого-либо акта, принятого в Евросоюзе, данный суд может обратиться в Суд ЕС для получения разъяснений.

В свете принятия Судом ЕС решения от 22 ноября 2022 года некоторые члены ЕС (как, например, Кипр*) сразу же заблокировали публичный доступ к реестрам бенефициаров. Однако этому примеру последовали не все. Например, во Франции решили сохранить открытый доступ к информации о бенефициарах (причем без какой-либо регистрации и без оплаты пошлины).

*После принятия данного решения кипрский регистратор разместил уведомление о том, что с 23 ноября 2022 года публичный доступ к реестру бенефициаров приостановлен (и он не возобновлен до сих пор). Соответственно, на Кипре централизованный реестр бенефициаров остается закрытым. К нему имеют доступ государственные органы из указанного ранее списка, а также лицензированные сервис-провайдеры (в данном случае используется термин «obliged entities») – в отношении компаний, которые находятся у них на обслуживании и по которым они сами вносят в централизованный реестр данные бенефициаров (уже имеется опыт получения лицензированными сервис-провайдерами данных о бенефициарах компаний, не находящихся у них на обслуживании, но только в рамках проведения процедуры Due Diligence).

Комментарий автора:
«Немного из истории вопроса: Люксембург можно назвать ярким примером своевременной имплементации требований пятой «антиотмывочной» Директивы в части создания публичного реестра бенефициарных собственников местных компаний. Соответствующий закон был принят здесь еще в 2019 году. Согласно положениям данного закона существуют случаи, когда у бенефициара люксембургской компании появляется право подать в Luxembourg Business Registers / LBR (это администратор реестра бенефициаров в данной юрисдикции) запрос на ограничение публичного доступа к информации о себе.

В люксембургский суд (Luxembourg District Court) было подано два иска: от люксембургской компании и от ее бенефициара, которые до этого обратились в LBR с запросом на ограничение публичного доступа к информации о бенефициаре и получили отказ. Люксембургский суд усмотрел в раскрытии информации о бенефициарах несоразмерный риск нарушения основополагающих прав бенефициарных собственников и обратился в Суд ЕС (Court of Justice of the European Union / CJEU) для получения предварительного мнения (так называемого «preliminary ruling») по вопросам, касающимся публичности информации о бенефициарах. Это мнение и было озвучено 22 ноября 2022 года. Как мы знаем, Суд ЕС, помимо прочего, дает толкования норм, принятых в ЕС, чтобы обеспечить единое понимание и применение таких норм во всех странах ЕС.

Как и ожидалось, Великобритания (которая уже не в составе ЕС и, соответственно, на которую больше не распространяются толкования Суда ЕС) ничуть не поменяла свое отношение к публичности реестров лиц со значительным контролем. На данный момент Соединенное королевство продолжает настойчиво требовать от своих заморских и зависимых территорий («British Overseas Territories and Crown Dependencies») введения открытых реестров, по аналогии с британским реестром лиц со значительным контролем, уже к концу 2023 года. Но процесс введения таких реестров – дело небыстрое (ранее введение реестров требовалось до конца 2020 года, теперь – до конца 2023 года, возможно, будут и еще отсрочки). К тому же, например, на Британских Виргинских островах уже вступили в силу положения о введении потенциально публичных реестров лиц со значительных контролем (в дополнение к уже существующей в данной юрисдикции системе сбора информации о бенефициарах), однако фактически эти положения пока не работают. Соответственно, на БВО публичного доступа к информации о бенефициарных владельцах на текущий момент нет».

Следует упомянуть еще один момент: в целях выполнения требований четвертой и пятой AML-директив в Евросоюзе была также создана общая система, обеспечивающая доступ к централизованным реестрам бенефициаров, функционирующих в государствах-членах ЕС. Эта система получила название «BORIS» (Beneficial Ownership Registers Interconnection System). Предполагалось, что открытый доступ к национальным реестрам можно будет получить, используя еще и эту систему. Однако после принятия Судом ЕС упомянутого ранее решения публичный доступ к данной системе был закрыт (но информацию можно найти в национальных реестрах тех стран, которые оставили открытый доступ к данным о бенефициарах).

Открытые реестры собственников в странах Содружества наций

Мы рассмотрели вопрос об открытом доступе к информации о бенефициарах в странах-участницах ЕС, а также в Великобритании (которая с недавних пор больше не входит в состав ЕС). Однако введение публичных реестров основывается не только на требованиях «антиотмывочных» Директив ЕС. Существуют и другие международные организации и объединения, продвигающие данную идею. Давайте посмотрим примеры режимов доступа к информации о бенефициарах в нескольких стран, являющихся участницами Содружества наций (объединения суверенных государств, в которое входят Великобритания и почти все ее бывшие доминионы, колонии и протектораты; кроме того, в списке членов Содружества можно увидеть и другие страны, не имеющие исторических связей с Великобританией).

С полным перечнем 56 государств-членов Содружества можно ознакомиться здесь.

Начнем, пожалуй, с Австралии. Действующее законодательство данной страны требует собирать и раскрывать информацию о бенефициарах только по отдельным типам компаний (например, по публичным компаниям, акции которых торгуются на бирже). Такую информацию можно получить, уплатив определенную пошлину. Однако единой системы для сбора и обновления информации о бенефициарах в стране пока нет. В ноябре 2022 года было выдвинуто предложение о поэтапном создании публичного реестра бенефициарных собственников для всех компаний (на финальной стадии реализации проекта предполагается создание централизованного открытого реестра). Порог владения предлагается установить в размере 20% (в Великобритании этот порог составляет 25%, да и в «антиотмывочном» законодательстве самой Австралии для определения бенефициарного владения пока установлен порог в размере 25%).

С текстом консультационного документа, опубликованного в ноябре 2022 года, можно ознакомиться здесь.

В Новой Зеландии намерение проработать вопрос об открытом доступе к информации о бенефициарах было озвучено еще в 2016 году по итогам участия в британском антикоррупционном саммите (напомним: 2016 год – это год введения в Великобритании публичного реестра лиц со значительным контролем). В 2018 году был выпущен консультационный документ по данному вопросу, но активные действия по проработке изменений в законодательные акты начались только после отчета ФАТФ по Новой Зеландии, опубликованного в 2021 году. Ожидалось, что соответствующий закон* будет принят до конца 2022 года, но на текущий момент он все еще находится в стадии разработки. Однако Новая Зеландия включила пункт про создание публичного реестра бенефициаров в план на 2023-2024 годы (2023-2024 Open Government Partnership National Action Plan). В соответствии с указанным планом к декабрю 2024 года все должно быть готово для начала функционирования публичного реестра.

*Речь идет об Corporate Governance (Transparency and Integrity) Bill.

В Канаде на данный момент практически все корпорации, зарегистрированные и функционирующие в соответствии с Canada Business Corporations Act, должны вести свои реестры лиц со значительным контролем («Registers of individuals with significant control» / «ISC registers»). В 2022 году были приняты изменения в указанный закон, в соответствии с которыми корпорации должны подавать информацию о своих бенефициарах в Агентство по делам корпораций (Corporations Canada). Это можно назвать первой фазой изменений. В рамках второй фазы предполагается сделать публичной часть информации о лицах со значительным контролем (бенефициарах). 22 марта 2023 года Правительство Канады опубликовало пресс-релиз по этому поводу. Однако законопроект, вносящий данные изменения, пока проходит второе слушание в Сенате.

UPD: 1 ноября 2023 года завершилось третье чтение данного законопроекта в Сенате, а 2 ноября было получено королевское одобрение. С текстом принятого закона можно ознакомиться здесь.

Стоит обозначить следующий момент: страны, которые мы рассмотрели, являются членами не только Содружества наций, но и других организаций и объединений, например, ОЭСР и ФАТФ. И, скорее, именно ОЭСР и ФАТФ оказывают основное давление на указанные государства в отношении введения централизованных реестров бенефициаров. Однако данные организации не настаивают на открытом доступе к реестрам бенефициаров (основной акцент сделан на том, что доступ к подобной информации должны иметь правоохранительные и другие компетентные органы, а также на оперативном обмене такой информацией по межгосударственным каналам – в случае необходимости). Поэтому можно предположить, что идея открытого доступа продвигается больше Великобританией – в том числе по линии Содружества наций.

Как бы то ни было, налицо тенденция к увеличению числа стран с публичным доступом к данным о бенефициарах компаний. Хотя пока в большинстве юрисдикций такая информация хоть и предоставляется в государственные органы или централизованные реестры, но к ней нет доступа у широкой общественности. Однако об этом мы поговорим в следующий раз.

Нужна консультация от специалиста?
Поделиться в социальных сетях:

Добавить комментарий

Нажимая кнопку «Отправить», Вы соглашаетесь на обработку персональных данных в соответствии с условиями политики конфиденциальности

Метки

бенефициар иностранная компания КИК собственник КИК

RU EN