GSL / Пресс-центр / Бумажные и Интернет СМИ / Список бенефициаров иностранной компании – как узнать собственника КИК? Часть 2

Список бенефициаров иностранной компании – как узнать собственника КИК? Часть 2

01.11.2023
Обновлено: 02.02.2024
count view 149

Ранее мы с Вами рассмотрели примеры юрисдикций, в которых информация о бенефициарах иностранных компаний содержится в открытых реестрах и доступна для ознакомления любому заинтересованному лицу, то есть находится в публичном доступе. Теперь же поговорим об иных вариантах предоставления и хранения такой информации: о файлировании данных в государственные органы или централизованные базы данных с ограничением доступа к такой информации, а также о предоставлении информации о бенефициарах иностранных компаний регистрационным агентам таких компаний.

Публикация

Предоставление информации о собственниках компаний в государственные органы или централизованные базы данных без публичного доступа к данным

Тенденция усиления прозрачности в отношении информации о бенефициарных владельцах компаний относится не только к государствам-членам Европейского союза – она является общемировой. Рассмотрим этот вопрос на примере нескольких самых популярных юрисдикций.

Система BOSS на Британских Виргинских островах

В апреле 2016 года правительства Британских Виргинских островов (БВО) и Великобритании подписали Обмен нотами и Технический протокол в отношении бенефициарного владения компаниями. В рамках этого соглашения БВО и Великобритания взаимно признали необходимость обмена информацией о бенефициарах для предотвращения и выявления незаконной деятельности в обеих юрисдикциях, а также отметили важность оперативного получения таких данных. Обе страны также взяли на себя обязательства по обеспечению полноты, точности и актуальности этой информации, ее надежного хранения и своевременного (в срочных случаях – в течение часа) предоставления правоохранительным органам другой юрисдикции.

Для выполнения своих обязательств перед Великобританией правительство БВО инициировало разработку компьютерной платформы, позволяющей создавать базу данных и управлять ею. Эта платформа называется Beneficial Ownership Secure Search System / BOSS System (система защищенного поиска информации о бенефициарах). Данная платформа представляет собой портал с возможностью поиска данных, который обеспечивает правоохранительным органам прямой и оперативный доступ к информации о бенефициарах любой зарегистрированной на БВО компании. Система начала функционировать 30 июня 2017 года.

Представители индустрии в большинстве своем не поддерживали введение этой системы: в том числе и потому, что в распоряжении правоохранительных органов БВО уже имелись различные способы получения информации о бенефициарах (например, по запросам Агентства по финансовым расследованиям или Финансовой комиссии, по решениям суда). Однако, несмотря на все возражения, 12 июня 2017 года на БВО был официально опубликован Закон о системе защищенного поиска информации о бенефициарах (Beneficial Ownership Secure Search System Act), предусматривающий создание реестра бенефициаров с правом доступа к нему определенных органов. Закон вступил в силу 30 июня 2017 года, и с этой же даты у регистрационных агентов БВО-компаний возникла обязанность загружать данные бенефициаров в специальную систему защищенного поиска (систему BOSS).

Теперь регистрационные агенты обязаны загружать в систему BOSS определенную информацию по каждому соответствующему корпоративному и юридическому лицу (в законе используется термин «corporate and legal entity»), регистрационным агентом которого они являются:

(1) данные каждого корпоративного и юридического лица, в том числе:

  • наименование, включая альтернативные наименования;
  • регистрационный номер или его аналог;
  • дату регистрации;
  • статус (например, активное, в процессе ликвидации, ликвидированное);
  • юридический адрес;

(2) по каждому бенефициару корпоративного и юридического лица:

  • имя и фамилию;
  • адрес проживания;
  • дату рождения; и
  • гражданство.

Комментарий автора:
«Термин «регистрационный агент» («registered agent»; встречается еще другой вариант перевода – «зарегистрированный агент») подразумевает не столько местного агента, зарегистрировавшего конкретную компанию (как можно подумать из формулировки самого термина), сколько местного агента, который обслуживает данную компанию на момент применения к ней положений какого-либо закона. Важно это уточнить, поскольку компании могут по желанию собственников или же в силу внешних обстоятельств переводиться от агента к агенту, и ответственность за соблюдение компанией норм законодательства несет текущий агент (конечно же, это не исключает и не умаляет ответственность самой компании и ее должностных лиц).
С учетом того, что деятельность регистрационных агентов лицензируется, нарушения требований законодательства БВО (тех требований, за исполнением которых обязаны следить регистрационные агенты) со стороны обслуживаемых агентом компаний могут привести не просто к штрафным санкциям со стороны регулирующих органов, но даже к отзыву у агента лицензии на осуществление деятельности. Так что, принимая во внимание указанные риски, регистрационные агенты на БВО едва ли станут помогать собственникам компаний уклоняться от соблюдения требований местного законодательства (в том числе от обязанности предоставлять информацию о бенефициарах компаний)
».

Закон о системе защищенного поиска информации о бенефициарах определяет бенефициара как физическое лицо, которое фактически владеет корпоративным и юридическим лицом либо контролирует корпоративное и юридическое лицо. При этом если мы говорим о юридическом лице, акции которого не торгуются на признанной фондовой бирже, бенефициарными владельцами считаются физические лица, которые фактически владеют или контролируют, прямо или косвенно, 25% или более акций или прав голоса в юридическом лице. Также учитываются и иные способы осуществления контроля над управлением юридическим лицом, то есть определение сформулировано достаточно широко. В трастовых структурах бенефициарным владельцем признается доверительный собственник (трасти) или иное лицо, контролирующее структуру, либо учредитель или иное лицо, которым такая структура создана.

Устанавливаемая данным Законом обязанность регистрационного агента не ограничивает и никак не влияет на его отдельно существующую обязанность собирать и проверять информацию о бенефициарах, которая еще до принятия этого Закона была предусмотрена «антиотмывочным» законодательством. Стоит отметить, что «антиотмывочное» законодательство БВО придерживается более строгого определения*, согласно которому бенефициаром считается физическое лицо, которое фактически владеет или контролирует, прямо или косвенно, 10% или более акций или прав голоса / голосующих прав («voting rights») в юридическом лице; также бенефициаром может быть признано физическое лицо, которое каким-либо иным образом осуществляет контроль над управлением юридическим лицом.

*Актуальное определение понятия «бенефициарный владелец» («beneficial owner») можно посмотреть в статье 2 Закона о внесении изменений в AML-кодекс БВО – Anti-Money Laundering and Terrorist Financing (Amendment) Code of Practice, 2022, а также в статье 2 Anti-money Laundering (Amendment) Regulations, 2022. Интересно, что поправками к Закону о коммерческих компаниях БВО от марта 2023 года (BVI Business Companies (Amendment) Act, 2023) закреплено определение бенефициарного владельца именно в понимании «антиотмывочного» законодательства (то есть зафиксирован порог в 10% и более, а не в 25% и более).

Благодаря системе BOSS определяемые министром финансов лица получают доступ и возможность поиска информации в привязанных к системе BOSS базах данных регистрационных агентов из физически защищенного помещения и с помощью обеспечивающей безопасность информационной системы. Поиск в системе можно осуществлять либо по имени физического лица, либо по названию корпоративного и юридического лица. Основанием для проведения поиска должен быть надлежащий запрос, направленный старшим сотрудником («senior officer») любого из следующих органов:

  • Агентства по финансовым расследованиям (Financial Investigation Agency),
  • Комиссии по финансовым услугам (Financial Services Commission),
  • Управления по международному налогообложению (International Tax Authority),
  • Генеральной прокуратуры (Attorney-General’s Chambers).

С текстом Закона о системе защищенного поиска информации о бенефициарах (Beneficial Ownership Secure Search System Act), а также с другими нормативными актами можно ознакомиться на сайте регулятора (Financial Services Commission) в разделе «Legislation».

Создание непубличного, но централизованного реестра бенефициаров стало компромиссным решением, принятым по итогам продолжительных переговоров между правительствами Великобритании и БВО. Как уже упоминалось ранее, Великобритания в 2016 году создала публичный реестр контролирующих лиц в английских компаниях и оказывала (да и продолжает оказывать) серьезное давление на свои заморские территории, чтобы те последовали ее примеру. Изначально речь шла о том, что и на БВО будет введен открытый реестр бенефициарных собственников, что могло очень сильно ударить по оффшорной отрасли островной экономики. Поэтому БВО пошли на изменения законодательства, чтобы показать свое стремление к большей прозрачности и соответствие общемировым тенденциям и нормам, но при этом «обойтись малой кровью» (хотя давление на этом не прекратилось, и Великобритания все еще ожидает от своих заморских территорий введения публичного реестра бенефициаров).

Правительство БВО позиционировало внедрение системы BOSS как один из наиболее значительных шагов, которые классическая оффшорная юрисдикция предприняла в целях выявления и предотвращения коррупции, отмывания денежных средств, финансирования терроризма, финансирования распространения оружия массового уничтожения и иных серьезных преступлений, а также деятельности организованной преступности. Однако при этом Закон о системе защищенного поиска информации о бенефициарах не внес каких-либо значительных изменений в порядок получения органами БВО сведений о бенефициарах, поскольку они уже обладали правом запрашивать у регистрационных агентов ту же самую информацию в соответствии с действующим «антиотмывочным» законодательством (AML-законодательством). Данный Закон и создание системы BOSS всего лишь поменяли платформу получения такой информации, хотя и, безусловно, сделали ее получение гораздо более оперативным.

Комментарий автора:
«Следует также отметить, что относительно недавно (с 1 января 2023 года) на БВО вступили в силу положения о ведении реестров лиц со значительным контролем («Registers of Persons with Significant Control») – в дополнение к имеющейся системе BOSS, в которую вносятся данные о бенефициарах компании. Соответствующие положения содержатся в Законе, вносящем изменения в Закон о коммерческих компаниях БВО*, опубликованном 12 августа 2022 года. Однако это пока лишь общие положения. Анонсируется, что будет принят регламент, раскрывающий обязанность по ведению и подаче таких реестров. Указанного регламента еще нет, но в Законе сказано, что в этом регламенте может быть предусмотрен публичный доступ к информации из реестра лиц со значительным контролем.
Также в регламенте могут быть предусмотрены ситуации, когда доступ к данным будет ограничен:
- для защиты публичного интереса;
- для гарантий соблюдения законодательства о защите персональных данных;
- для защиты конкретного лица от какого-либо риска, предусмотренного в регламенте; а также
- если речь идет о детях или лицах c ограниченной дееспособностью / недееспособных лицах («where the person is otherwise an individual that is a child or lacks legal capacity»).
Однако до тех пор, пока регламент не принят, мы не можем сказать ничего определенного ни о критериях, которые будут использоваться для квалификации лица как лица со значительным контролем, ни о том, будет ли этот реестр действительно публичным (пока формулировка закона дает «возможности для маневра»).
*
BVI Business Companies (Amendment) Act, 2022 («BCA Amendment Act»)».

Влияние международных организаций на политику прозрачности

Если в отношении Британских Виргинских островов, являющихся заморской территорией Великобритании, и можно говорить о давлении со стороны европейской юрисдикции (которая хоть и вышла из состава ЕС, но остается действующим членом ООН, ОЭСР, ФАТФ и других международных организаций), то Сейшелы или Сингапур под этот критерий не подпадают. Правда, в их случае действуют уже иные рычаги давления.

Здесь стоит немного подробнее рассказать про ОЭСР и ФАТФ, которые уже неоднократно упоминались.

ОЭСР в числе прочего стремится привести все юрисдикции к международным стандартам налоговой прозрачности, однако для этого необходимо улучшение системы обмена налоговой информацией между странами. Среди рычагов давления данной международной организации – так называемые «белый», «серый» и «черный» списки стран в контексте их соответствия стандартам налоговой прозрачности (и некоторым другим факторам). Попадать в «черный» список нежелательно не только потому, что к государствам, отказывающимся от принятия налоговых стандартов, могут применяться экономические санкции. Присутствие страны в «черных» списках ОЭСР, ФАТФ, ЕС или же в «черных» списках отдельных государств существенно ухудшает положение данной страны, в том числе и с экономической точки зрения. К компаниям, зарегистрированным в юрисдикциях из «черных» списков, предъявляют повышенные требования как банки, так и налоговые службы разных стран, в которых могут находиться их инвесторы или контрагенты. Помимо более пристальных проверок такие компании и/или собственников могут лишать различных льгот – например, налоговых или валютных. Как следствие, инвесторы теряют интерес к подобным юрисдикциям, бизнесмены не желают регистрировать компании в этих странах, что приводит к просадкам в определенных отраслях экономики данных государств. А для оффшорных юрисдикций, в которых регистрация компаний нерезидентами и обслуживание подобных юридических лиц приносят существенную часть доходов в бюджет, попадание в «черные» (и даже «серые») списки грозит большими убытками. Поэтому данные юрисдикции стремятся оказаться в «белых» списках, а значит, берут на себя обязательства по применению международных стандартов налогообложения, принципов борьбы с отмыванием денежных средств и т. д. и постепенно внедряют их на своих территориях.

В качестве примера можно привести также 40 Рекомендаций ФАТФ, которые являются обязательными международными стандартами для соблюдения государствами-членами Организации Объединенных Наций (ООН). Сейшельские острова и Сингапур, относящиеся к весьма популярным юрисдикциям для регистрации компаний, являются членами ООН. Следовательно, на них распространяются Рекомендации ФАТФ. А членство в ООН имеется у 193 стран (из 195 общепризнанных государств)…

В марте 2022 года ФАТФ внесла поправки в Рекомендацию №24, требуя от стран-участниц собирать информацию о бенефициарной собственности юридических лиц с помощью комбинации различных механизмов. В марте 2023 года было опубликовано обновленное Руководство к Рекомендации №24.

Пункт 109 Руководства (Guidance on Beneficial Ownership for Legal Persons, FATF, 2023):
«Finally, countries may consider facilitating public access to basic and beneficial ownership information. Public access to this information can enable civil society, other organisations and individuals to cross check the information, which may in turn help to; ensure that information is accurate, adequate, and up-to-date and to identify potential misuse of legal persons (e.g., in tax evasion, fraud, or corruption schemes). However, public access alone is not a sufficient mechanism to ensure accuracy of information. In contemplating the extent and arrangement of public access, countries should take into account data protection rules and other privacy, security, and confidentiality concerns, and consider limiting what basic and beneficial ownership information is made publicly available or applying a tiered approach to information disclosure (basic to detailed information), e.g., based on legitimate interest».

ФАТФ также пересматривает Рекомендацию №25, касающуюся бенефициарного владения структурами без образования юридического лица («legal arrangements»).

С текстом Рекомендаций Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) можно ознакомиться на официальном сайте ФАТФ.

Информацию про Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) можно посмотреть:

Информация о бенефициарах сейшельских компаний

На Сейшелах в июле 2016 года на официальном сайте Financial Services Authority (это местный регулятор) появился пресс-релиз с информацией о том, что планируется принятие нового Закона о международных коммерческих компаниях, который введет определение бенефициарного владельца и установит требование ведения и хранения реестра бенефициаров по зарегистрированному адресу компании на Сейшелах. В итоге новый Закон о коммерческих компаниях 2016 года (International Business Companies Act, 2016) вступил в силу 1 декабря 2016 года и установил, помимо прочего, обязанность компании хранить реестр бенефициарных владельцев в офисе регистрационного агента на Сейшелах, то есть хранение данной информации посредниками за рубежом (без предоставления ее регистрационному агенту) перестало быть допустимым.

Комментарий автора:

«Ранее регистрационные агенты во многих оффшорных юрисдикциях зачастую не собирали и не хранили информацию о собственниках компаний (как не хранили и много другой информации). Поскольку работа регистрационных агентов с клиентами на практике обычно осуществляется не напрямую, а через профессиональных посредников, регистрационным агентам часто было достаточно подтверждения от таких посредников, что вся информация имеется у них и будет предоставлена агенту в случае необходимости (например, при запросе от местного регулятора). Однако практика показала, что не все посредники относились к сбору информации надлежащим образом, и зачастую регистрационные агенты не могли оперативно и полноценно ответить на запросы своих регуляторов. Поэтому изменения законодательства (в отношении информации о бенефициарном владении) во всех оффшорных юрисдикциях были направлены в первую очередь на то, чтобы обязать местных регистрационных агентов собирать и хранить информацию о бенефициарах обслуживаемых ими компаний у себя, а не где-то у посредников за рубежом».

В 2020 году ситуация получила дальнейшее развитие: 28 августа 2020 года на Сейшельских островах вступили в силу:

  • Закон о бенефициарных собственниках / Закон о бенефициарном владении (Beneficial Ownership Act) и
  • Регламент о бенефициарных собственниках / Регламент о бенефициарном владении (Beneficial Ownership Regulations).

Данные нормативно-правовые акты ввели новые требования к хранению информации о бенефициарах сейшельских компаний.

Во-первых, поменялось определение бенефициара (стало ближе к традиционному «антиотмывочному» определению с «порогом входа» в размере 10%). Бенефициарным собственником теперь считается физическое лицо, осуществляющее фактический контроль над компанией. А под фактическим контролем понимается прямое или косвенное (через другую компанию, траст и т. д.) владение долей в компании, составляющей не менее 10% от ее уставного капитала (ранее минимальный размер доли составлял «более 25%»). Если в компании отсутствуют участники с такой долей, бенефициарами считаются лица, осуществляющие иные формы контроля в отношении компании, а если и таких лиц невозможно установить, бенефициаром будет признано лицо, осуществляющее функции исполнительного органа компании.

Во-вторых, согласно новым правилам регистрационные агенты обязаны подавать реестры бенефициарных собственников компаний в государственный Орган финансовой разведки (Financial Intelligence Unit / FIU). При этом государственная база данных бенефициарных собственников не находится в общем доступе.

Законодательство о бенефициарных собственниках на Сейшелах новое и на данный момент постоянно дорабатывается: меняются содержание реестра (например, самые последние изменения установили обязанность дополнительно указывать в реестре государственный идентификационный номер бенефициара, а также его ИНН – при их наличии), периоды обновления данных, штрафные санкции за несоблюдение законодательных требований. Должно пройти время, прежде чем законодательство в данной сфере обретет свою стабильность (это относится ко всем странам, которые не так давно начали вводить требования, связанные со сбором и хранением информации о бенефициарных собственниках).

Как мы видим, Сейшелы прошли путь от хранения информации о бенефициарах своих компаний у местных регистрационных агентов до подачи этими агентами хранящихся у них сведений о бенефициарах в государственный орган.

Реестры бенефициаров на Белизе

По схожему с Сейшелами пути идет и Белиз: в 2017 году в данной юрисдикции было введено требование хранения реестров бенефициаров по адресу зарегистрированного офиса соответствующей компании, а поправками от 2023 года к Закону о компаниях закреплена обязанность подавать реестры бенефициаров в регистрирующий орган Белиза («A company shall file with the Registrar … a copy of its register of members, its register of directors, its register of beneficial owners»). Теперь данные о бенефициарах белизских компаний будут храниться в централизованном виде, но публичного доступа к ним как не было, так и нет.

Информация о собственниках компаний в Сингапуре

Похожая ситуация сложилась и в Сингапуре, причем примерно в то же самое время, что и на Сейшелах. Поначалу (в 2017 году) Сингапур пошел по пути хранения реестра бенефициаров каждой компании по адресу зарегистрированного офиса такой компании или же в офисе регистрационного агента (чаще всего эти адреса совпадают). Однако с середины 2020 года у регистрационных агентов, помимо ведения и хранения реестров, появилась обязанность предоставлять аналогичную информацию в центральный реестр местного регулятора* (ACRA central RORC**). Информация из данного центрального реестра доступна только правоохранительным органам для целей осуществления их деятельности (например, при расследовании преступлений, связанных с отмыванием денежных средств). Указанный реестр не является доступным для общественности.

Возможно, кто-то назовет это антирекламой юрисдикции (а кто-то – наоборот), но все же, раз мы говорим об открытости информации, стоит отметить, что в Financial Secrecy Index 2022 (который представляет собой рейтинг юрисдикций, наиболее активно содействующих сокрытию финансов физических лиц) Сингапур* стоит на третьем месте, а Гонконг, о котором мы поговорим далее, – на четвертом.

*Интересный момент, связанный с деятельностью сингапурских банков: в 2023 году в Сингапуре был принят закон, согласно которому Валютному управлению Сингапура (Monetary Authority of Singapore / MAS) предписано создать защищенную цифровую систему обмена информацией между банками под названием COSMIC. Ожидается, что система начнет свою работу во второй половине 2024 года для шести крупнейших банков юрисдикции – на начальной стадии реализации проекта. Также на данном этапе обмен информацией будет осуществляться на добровольной основе и только в целях борьбы с серьезными финансовыми преступлениями (включая пресловутые отмывание денежных средств и финансирование терроризма). В дальнейшем ожидается подключение к системе и других сингапурских банков; также возможно расширение числа «ключевых рисков», на предотвращение которых нацелена данная система. Так что, возможно, Сингапур в скором будущем изменит свою позицию в рейтинге Financial Secrecy Index.

Предоставление информации о бенефициарах компаний регистрационным агентам (сервис-провайдерам) таких компаний

От предыдущей категории эта группа юрисдикций отличается тем, что информация о бенефициарных владельцах предоставляется регистрационным агентам или же сервис-провайдерам таких компаний, однако не файлируется в государственные органы (но, безусловно, доступна данным органам по запросу, если возникнет необходимость в ее получении).

Комментарий автора:

«Здесь тоже стоит немного остановиться на терминологии. Сервис-провайдер – это аналог регистрационного агента (можно сказать, что это просто другое название регистрационного агента: в одних юрисдикциях используется термин «регистрационный агент», а в других – «сервис-провайдер»). Например, на Кипре используется термин «Administrative Service Provider» / «ASP». На текущий момент деятельность таких провайдеров (как и деятельность регистрационных агентов в большинстве юрисдикций) чаще всего лицензируется (к примеру, со списком лицензированных кипрских сервис-провайдеров можно ознакомиться на сайте регулятора). Другой аналогичный пример – Гонконг. Здесь сервис-провайдеры тоже получают лицензию на осуществление деятельности – «Trust or Company Service Provider Licence», соответственно, они называются «Trust or Company Service Providers» / «TCSPs» (список лицензированных гонконгских сервис-провайдеров можно посмотреть здесь).

Важно понимать, что данные, которые собственники компаний передают регистрационным агентам / сервис-провайдерам своих компаний, предоставляются субъектам, имеющим соответствующую лицензию (что подразумевает усиленные регулирование деятельности таких организаций и надзор за ними) и отвечающим за защиту полученной информации, включая вопрос о конфиденциальности данных. Это дает определенные гарантии, хотя, к сожалению, не исключает случаи различных «сливов» информации, в чем мы имели возможность убедиться за последние годы».

Ярким примером юрисдикций, в которых информация о бенефициарных владельцах предоставляется сервис-провайдерам компаний (без файлирования в государственные органы), может служить Гонконг (особый* административный район Китайской Народной Республики Гонконг).

*Гонконг и Макао называют как особыми административными районами (ОАР), так и специальными административными районами (САР) Китайской Народной Республики (КНР).

С 1 марта 2018 года в Гонконге вступили в силу поправки к Закону о компаниях, в соответствии с которыми были введены реестры контролирующих лиц компании.

Поскольку владельцы бизнеса при подборе юрисдикции для регистрации компании часто выбирают между Гонконгом и Сингапуром и сравнивают их по разным критериям, давайте рассмотрим сходства и различия в подходах данных юрисдикций к ведению и хранению реестров контролирующих лиц (реестров бенефициаров):

Критерии для сравнения
Гонконг
Сингапур
Название реестра
Significant Controllers Register (SCR)
Register of Registrable Controllers (RORC)
Место хранения реестра
основное правило: по адресу зарегистрированного офиса компании
[реестр может храниться и в другом месте на территории Гонконга, но тогда есть 2 варианта развития событий: 1) если этот адрес совпадает с адресом хранения реестра участников и информация по поводу адреса хранения реестра участников уже зарегистрирована (подача формы NR2*), дополнительная регистрация адреса не требуется;
2) если этот адрес не совпадает с адресом хранения реестра участников, то нужно зарегистрировать его, подав форму NR2*]

ð децентрализованное хранение данных

*форма NR2 – Notice of Location of Registers and Company Records

по адресу зарегистрированного офиса компании или в офисе регистрационного агента (авторизованного сервис-провайдера) компании
[обычно эти адреса совпадают]
+
информация из реестра должна быть передана в центральный реестр регулятора (ACRA central RORC)

ð централизованное хранение данных

Форма хранения реестра самой компанией
в печатном виде или в электронной форме
(«in hard copy or electronic form»)
в печатном виде или в электронной форме («electronically or in hardcopy format»)
Необходимость регистрировать реестр / подавать данные из реестра в государственные органы
нет
да (с 2020 года)
Публичный доступ к реестру
нет
нет
Список лиц / организаций, имеющих доступ к реестру / имеющих право запросить информацию из реестра
Закрытый перечень:
- Companies Registry;
- Customs and Excise Department;
- Hong Kong Monetary Authority;
- Hong Kong Police Force;
- Immigration Department;
- Inland Revenue Department;
- Insurance Authority;
- Independent Commission Against Corruption;
- Securities and Futures Commission.

[список может быть расширен Финансовым секретарем (Financial Secretary), посредством принятия специального постановления / регламента, однако доступ могут получить только представители правительственных учреждений или государственных органов]

Относительно закрытый перечень:
- Registrar;
- Accounting and Corporate Regulatory Authority (ACRA);
- public agencies (Singapore Police Force, Commercial Affairs Department, Corrupt Practices Investigation Bureau, Inland Revenue Authority of Singapore – это примеры государственных учреждений).

[исчерпывающий перечень государственных органов, имеющих доступ к данным из реестра, не установлен, однако речь идет только о государственных учреждениях (у частных лиц доступа к этим данным нет)]

Критерии отнесения лиц к контролирующим (критерии для включения лиц в реестр)
Контролирующими лицами считаются физические или юридические лица:
1) прямо или косвенно владеющие более 25% акций компании или более 25% прав голоса в компании;
2) прямо или косвенно обладающие правом назначать или отправлять в отставку директоров компании;
3) имеющие право осуществлять или фактически осуществляющие контроль за деятельностью компании, имеющие право осуществлять или фактически осуществляющие контроль за деятельностью траста, который не является юридическим лицом, но чьи управляющие или участники контролируют компанию по критериям, указанным выше.
Контролирующими лицами считаются физические или юридические лица:
1) прямо или косвенно владеющие более 25% акций компании или более 25% прав голоса (голосующих акций) в компании (если мы говорим о структурах без акций, то учитывается владение более 25% капитала или прав на участие в прибыли);
2) прямо или косвенно обладающие правом назначать или отправлять в отставку директоров компании;
3) прямо или косвенно обладающие более чем 25% прав голоса по вопросам, которые должны решаться голосованием участников (акционеров) компании;
4) имеющие право осуществлять или фактически осуществляющие значительные влияние или контроль над компанией.

[первый критерий относится к понятию «significant interest», а три других – к понятию «significant control»]

Данные контролирующих лиц, которые вносятся в реестр
Для контролирующих лиц, являющихся физическими лицами:
- имя и фамилия;
- адрес для вручения документов (почтовый адрес), но нельзя указывать данные абонентского ящика (нужен реальный адрес);
- номер идентификационной карты / паспорта, а также страна выдачи документа;
- дата, когда лицо стало контролирующим*;
- природа контроля над компанией.

Для контролирующих лиц, являющихся юридическими лицами:
- наименование;
- регистрационный номер / его аналог в стране регистрации юридического лица;
- адрес зарегистрированного офиса / главного офиса (юридический адрес);
- организационно-правовая форма юридического лица, а также закон, который регулирует его деятельность;
- дата, когда лицо стало контролирующим*;
- природа контроля над компанией.

*для компаний, которые уже существовали на дату вступления в силу поправок к Закону о компаниях, которыми были введены реестры контролирующих лиц, здесь указывалась как раз дата вступления Закона в силу – 1 марта 2018 года

Для контролирующих лиц, являющихся физическими лицами:
- полное имя;
- псевдонимы / альтернативные имена (при наличии);
- адрес проживания;
- гражданство;
- номер паспорта или иного документа, удостоверяющего личность;
- дата рождения;
- дата, когда лицо стало контролирующим;
- дата, когда лицо перестало быть контролирующим (если применимо).

Для контролирующих лиц, являющихся юридическими лицами:
- наименование;
- уникальный номер юридического лица (при наличии);
- адрес зарегистрированного офиса;
- организационно-правовая форма юридического лица (если применимо);
- юрисдикция, в которой зарегистрировано юридическое лицо, а также закон, в соответствии с которым оно зарегистрировано (если применимо);
- наименование регулятора в стране регистрации юридического лица (если применимо);
- идентификационный / регистрационный номер, присвоенный контролирующему лицу (юридическому лицу) при его создании / регистрации (если применимо);
- дата, когда лицо стало контролирующим;
- дата, когда лицо перестало быть контролирующим (если применимо).

Санкции за нарушение требований Закона
За любые нарушения, связанные с реестрами контролирующих лиц (включая просрочку в подаче информации о контролирующих лицах, отсутствие у компании реестра, просрочку в обновлении информации, содержащейся в реестре), назначается штраф в размере 25 000 USD, а также последующий штраф в 700 USD за каждый день нарушения (до его устранения).

Также секретарь компании (услуги секретарской компании обычно предоставляются лицензированным сервис-провайдером) имеет право подать в отставку в случае каких-либо нарушений в отношении ведения и хранения реестра со стороны компании и ее ответственных лиц.

Неподача информации о контролирующих лицах в централизованный реестр повлечет за собой штраф в размере до 5 000 USD. К такому же штрафу приведет отсутствие необходимых обновлений данных контролирующих лиц компании в централизованном реестре регулятора.

Как видно, самым существенным отличием данных двух юрисдикций друг от друга в части подхода к ведению и хранению информации о бенефициарах является то, что в Сингапуре такая информация не только хранится у регистрационного агента компании, но и подается в централизованный реестр регулятора; в Гонконге же она хранится в децентрализованном варианте – без подачи в государственные органы, однако доступна им по запросу. Наличие информации в централизованном реестре (как в ситуации с Сингапуром, Сейшелами и БВО) ускоряет ее получение государственными и правоохранительными органами в случае необходимости, но во всем остальном между хранением информации в централизованных реестрах или базах данных и ее хранением у регистрационных агентов или сервис-провайдеров нет большой разницы.

Узнать больше о том, какая информация хранится у регистрационного агента иностранной компании, можно здесь.

Почитать о конфиденциальности информации, хранящейся у регистрационного агента иностранной компании, и о законных причинах для раскрытия ее третьим лицам можно здесь.

Нужна консультация от специалиста?
Поделиться в социальных сетях:

Добавить комментарий

Нажимая кнопку «Отправить», Вы соглашаетесь на обработку персональных данных в соответствии с условиями политики конфиденциальности

Метки

иностранная компания собственник КИК Список бенефициаров

RU EN