GSL / Оффшорные конференции, семинары и обучение / Израиль. Открытие личного счета. Осознанная релокация

Израиль. Открытие личного счета. Осознанная релокация

07.12.2022
Обновлено: 04.03.2024
count view 612

Репатрианты Израиля о том, каково это: открыть личный счет в банке. Сколько времени и денег нужно для открытия счета в Израильском банке? Сколько денег можно положить на счет? Какие документы для открытия личного счета в Израильском банке нужны резиденту и нерезиденту Израиля? Private banking. Подтверждение адреса проживания: Utility bill. Привязка к отделению.

Репатрианты Израиля о том, каково это: открыть личный счет в банке.

Сколько времени и денег нужно для открытия счета в Израильском банке? Сколько денег можно положить на счет? Какие документы для открытия личного счета в Израильском банке нужны резиденту и нерезиденту Израиля? Private banking. Подтверждение адреса проживания: Utility bill. Привязка к отделению.

«…Приехало очень много людей, которые привыкли к хорошему банковскому обслуживанию. У которых есть деньги, которые нужно перевести. Которые ожидают, что их деньгам будут рады. Столкнулись с тем, что с этой стороны их ждет некая архаичная структура, которая не очень хочет их денег, потому что это проблема…»

«…Эти проблемы сейчас встречаются буквально по всему миру. И не только с русскими. Ну а с русскими больше, чем с кем-либо…»

«…Ну с этим не просто проблемы, собственно говоря. Не так давно мне было сказано, что по крайней мере в этом месяце получение денег из России на этот мой счет в банке не возможно вообще. А в следующем месяце - не известно, будет ли оно возможно.…»

«…Я вот как раз сейчас нахожусь в центре таких определенных событий, что вроде бы все в порядке. Деньги должны войти по договору с английской компанией. Но возникают тут же вопросы: а почему та компания в одной стране записана, а счет в другой. То есть сейчас смотрят "под лупу" очень внимательно, что происходит…»

Расшифровка стенограммы

Александр Алексеев (партнер компании GSL Law & Consulting, далее Александр): И сколько времени ты открывала счет?

Катя Трина Пал (автор и ведущая канала "Осознанная релокация", далее Катя): Ну, это на самом деле очень быстро. Как только у тебя есть Теудат-зеут, то есть внутренний паспорт, ты просто приходишь в банк, и тебе тут же открывают счет. И дают его номер. И дальше ты выбираешь, какую карточку ты хочешь.

Александр: Значит, ты предоставила исключительно свои новые израильские удостоверения личности. У тебя уже была съемная квартира или еще нет?

Катя: Нет. Это был буквально тот день, когда я получила внутренний паспорт. Я тут же записалась в банк. И на следующий день мы туда пошли.

Александр: Скажи, пожалуйста, среди тех документов, которые ты получила, был ли, например, налоговый номер? Твой личный налоговый номер. Тебе присвоили его?

Катя: Здесь налоговым номером считается номер того самого Теудат-зеута. Это внутренний паспорт. Он и есть налоговый номер.

Александр: Хорошо. Просто для сравнения - процедуры открытия счетов в других банках. Очень часто там обязательным документом является, кроме удостоверения личности, Utility Bill. Это подтверждение твоего адреса проживания. Поэтому очень любопытно, что в данном случае он не понадобился.

Катя: Почему не понадобился? Он есть. Есть два документа, которые выдают новому репатрианту. Один – это внутренний паспорт, а другой – это Теудат Оле, это документ нового репатрианта. И в этом документе есть такой вкладыш, где указывается адрес, где ты будешь жить первое время. Здесь вообще очень все легко с прописками. Я показала адрес друзей – никто ничего не проверяет. Есть адрес и все. И так он в документах у меня везде и числится.

Александр: Понятно. То есть все-таки адрес запрашивают. Просто он у тебя и так автоматически почти получается. Его никаким образом доказывать не нужно документарно.

Катя: Нет, не нужно.

Александр: Хорошо. Это крайне удобно. Также крайне удобно о том, что постановка на учет тоже автоматическая и является частью того удостоверения личности. Ну да, видимо, поэтому так быстро и открывается счет. Все равно это удивительно. Хотя надо сделать оговорку о том, что нерезиденту Израиля, видимо, счет очень тяжело открыть. Но мы сейчас эти варианты и не рассматриваем. Условно говоря, как только у тебя есть какой-то документ израильский, то в него уже включено все необходимое для того, чтобы этот счет открыть. Итак, дальше. Ты за два часа открыла счет. И через два часа у тебя были даже карточки.

Катя: Дальше ты выбираешь. Ну, во-первых, не за два часа, а счет быстрее гораздо я открыла. Наверно, полчаса мы сидели. Она меня опросила: где я, что я, откуда я взялась и так далее. Взяла все документы и открыла счет. Передала мне номер счета. Потом нужно было выбрать, какие я хочу карты. Там есть карта, которая просто, так скажем, карта банкоматная, которая работает только в банкомате, карта дебетовая и карта кредитная. Но я на всякий случай взяла все три.

Александр: Каждая из них отдельно оплачивается?

Катя: Да, они что-то каждая стоит. Но предстояло мне уже после этого разобраться со всей этой банковской системой. Она совсем другая, чем у нас. Она сама сказала, что лучше мне сначала заказать карточку для банкомата и положить деньги на счет через банкомат. Потому что тогда нет комиссии. Потому что положить деньги через кассу – там есть какая-то плата за это. Она говорит: «Закажите эту карточку». А карточка банкоматная – карточка бесплатная. И через банкомат если класть на свой счет, то все бесплатно. Я так и сделала. Действительно, через пять дней пришла карточка. Я с ней пошла и положила на свой счет деньги.

Александр: Сколько можно положить денег?

Катя: Она тогда мне сказала, что можно положить 10 тыс. евро и ни евро больше. И, более того, она попросила... Поскольку я собиралась менять эти евро, потому что нельзя положить евро, надо положить шекели. Соответственно, это 35 тыс. шекелей. Мне нужно было представить справку о том, откуда взялось у меня 35 тыс. шекелей, что это 10 тыс. евро. И я принесла из обменного пункта.

Она же сказала, не меняйте у нас, меняйте в обменном пункте, потому что это выгодней. Поэтому я пошла в обменный пункт, когда карточку получила. Поменяла, взяла квиточек о том, что 10 тыс. евро – это 35 тыс. шекелей. Положила через несколько операций в банкомате эти деньги на счет. Надо сказать, что каждая операция банкомате стоит 1,70 шекеля. То есть тоже стоит денег. Каждый шаг стоит денег.

И потом у меня на счету образовались деньги. После этого нужно было заказать кредитную карту, потому что тогда они могли ее выпустить. Потому что если нет денег на счете, нет никакой истории, карточку они с очень маленьким лимитом могут только сделать. В общем, она так посоветовала. Так я и сделала. И когда у меня были на счету эти 35 тыс., еще к ним прибавились первые выплаты от министерства абсорбции к тому моменту, потому что они пришли через неделю. Мне уже выдали кредитную карту. Но все равно кредитную карту мне выдали всего на 5 тыс. шекелей. То есть это 1,7 тыс. долларов. И тратить по кредитной карте я могу только 1,7 тыс. долларов. Несмотря на то, что 10 тыс. у меня лежит на счету. Вот такая в Израиле система.

***

Александр: Когда мы говорим про иностранный банк, то начинаем разговор с процедуры открытия счета. Открытие счета касается документов. Всегда запрашивают, безусловно, документы личности. Вот, кстати, уже здесь интересно. Я сталкивался не один раз, когда требуют два различных документа, удостоверяющих личность. Как в этом смысле с банками в Израиле?

Михаил (живет в Израиле 32 года): С точки зрения документов. Если ты резидент, то это просто. По большому счету как резиденты все находятся в единых системах. И банки знают о моем существовании без того, что я какие-то документы показал. При этом они знают всю историю. Банков не много, единая система, поэтому одного документа достаточно.

Если же нерезидент, то да, просят два документа. В случае если ты израильский гражданин, просят удостоверение личности ID и какой-то другой документ, прав достаточно. Если это не израильский гражданин, то паспорт обычно, водительские права.

Что я хочу отметить в отношении Израиля. Катя, наверное, с этим тоже столкнулась не раз. Несмотря на то, что есть правила, есть в израильских банках практика. Практика иногда очень отличается от правил, которые где-то есть. Это связано с настроением конкретного сотрудника в банке, в целом какой банк, ситуация, что происходит с нагрузкой и так далее. Поэтому очень индивидуальная история. Как бы мы говорим, что все в порядке, но в Израиле, мне кажется, иногда бывает, что просто сотруднику не хочется следовать правилам, и он ищет для себя причины, почему он не следует. Поэтому вот эта вся история, она очень может быть индивидуальной.

Александр: Ну да, вот этом смысле всегда полезен тот самый набивший оскомину Private banking, когда у тебя есть какая-то связь с конкретным банковским офицером, и он там за тебя отвечает, и ты только с ним там общаешься. Катя рассказывала, в ее случае как раз это был ритейл банкинг. То есть человек с улицы заходит и работает с тем, с кем пришлось. А есть ли вообще практика вот этого Private banking, пусть и с увеличенными требованиями, какими-то минимальными остатками, с минимальными требованиями по обороту. Выйти на какого-нибудь банкира, который будет именно тобой заниматься и таким образом обеспечивать тебе не случайный, а индивидуальный сервис.

Михаил: Да, такое есть. Опять же делим юридические лица и физические лица. Юридические лица. Всегда, во-первых, есть комплаенс, который перед открытием счета проверяет, откуда деньги. И я вот сейчас как раз нахожусь в центре таких определенных событий, что, вроде бы, все в порядке, деньги должны войти по договору с английской компанией, все нормально. Но возникают тут же вопросы: а учредитель ли той компании? А почему так: компания в одной стране записана, а учет в другой? То есть сейчас смотрят под лупу очень внимательно, что происходит. И, несмотря на то, что человек есть, который ведется, но сейчас делегированные эти полномочия не все именно рядовым сотрудникам. Вот туда наверх, где именно происходит это таинство решения по комплаенсу, не всегда есть доступ. Поэтому, вроде бы, человек есть, и он хочет помочь, но где-то решение происходит вне него. И это те проблемы, с которыми мы сталкиваемся. В целом такое есть. То есть там хотя бы есть некая персональность.

Кроме того, что мы с Вами до этого сказали, что есть отдельные филиалы для нерезидентов. Но в том числе есть отдельные филиалы для бизнеса, то есть бизнес-филиалы. Там обслуживаются только юридические лица. Про физические лица я сейчас расскажу отдельно. И там, естественно, есть персональный менеджер. Там можно узнать, кто является этим офицером комплаенса и с ним проговорить эти темы. Но опять же не всегда можно контролировать решения.

В отношении частного банкинга. Значит, здесь пороги, те, что мы, по России знаем - 500 тыс. долларов, миллион долларов и так далее - которые являются входом в это все, мне кажется, что они намного выше. То есть миллион долларов – это здесь не является вообще никакой отдельной историей. Я могу ошибаться с этим. Скажем так, я на 90% уверен в том, что я говорю, не на все 100. Но истории, когда люди с большими деньгами, здесь не считаются это большие деньги почему-то, несмотря на то, что все они не миллионеры. Но, тем не менее, есть отдельные филиалы, в свое время в банке Discount были и в банке Hapoalim. Они были в Тель-Авиве. И они были магнитом всех олигархов, которые здесь. И было огромное дело об обналичивании средств, о том что нечистые деньги. И тогда эти филиалы с таким грохотом тут разбомбили, что, мне кажется, уже все предпочитают: богатые клиенты, а идите-ка лучше вы подальше, больше от вас проблем, чем пользы.

Катя: Я буквально недавно разговаривала с таким менеджером в банке Leumi. Она сказала, что она работает с клиентами от полутора миллионов.

Александр: Работа Private banking в Швейцарии, Лихтенштейне, Монако, Андорре, Сингапуре, Гонконге, вообще говоря, миллион долларов – это вполне допустимо. А иногда могут начинать и с полумиллиона. Поэтому если в Израиле миллиона недостаточно, в общем, для меня это новость, неожиданность. Знаете, где побольше немножко? Азия тяготеет к 5-10 миллионам. Вот в Гонконге это является входом. Наверное, для китайца. А для русского в Швейцарии входом вполне является миллион. Вот интересно, значит, в Израиле, ближе к Азии он тяготеет.

А еще я хочу сказать по поводу, как устанавливаются эти пороги. По моему опыту, в Швейцарии, если два менеджера сидят даже рядом за соседними столами, они сами выбирают свою собственную политику, кого они будут приглашать в банк. Они возьмут четырех клиентов с полумиллионами или будут охотиться за одним с двумя миллионами. Поэтому здесь очень часто не сам банк: принятие решений по этому поводу в руках менеджера. Поэтому, может быть, действительно это все достаточно широким спектром решается.

Второй мой вопрос по документам был связан с подтверждением адреса проживания. Потому что, открывая счет где угодно, просто отскакивает от зубов требование Utility Bill. Будьте добры, представьте, пожалуйста, квитанцию об оплате коммунальных услуг. Этот документ привязывает человека к определенном адресу. И он является вторым к паспорту. Поэтому я очень удивился, когда Катя рассказала о том, что такого, в принципе, в практике нет. Что где-то там в документах личности есть просто привязка к этому адресу. И это не запрашивается. Вот я хотел тогда поговорить, значит, понятно, что это применимо к физическому лицу – резиденту Израиля. А как быть с физическим лицом нерезидентом Израиля? В этом случае что могут спрашивать в качестве подтверждения адреса проживания?

Михаил: В нашем случае это был договор аренды. То есть попросили его. Но я вполне допускаю, что у нас могло бы и не быть договора аренды, потому что мы могли быть до этого этапа либо после. Поэтому мне кажется, что в отношении юридических лиц плюс-минус то же самое. И я даже вижу в этом логику определенную. То есть подтверждение для чего? Если, например, мы говорим про резидента, даже не про резидента, какая разница, где он живет? Я вот даже логику пытаюсь понять. Я как бывший сотрудник банка, я никогда эту историю понять не мог. Ведь банк заинтересован, во-первых, у него есть определенные риски. И он себя же не может застраховать тем, что он знает, где живет. Другие вещи – личные обязательства подписывает с клиентом. Поэтому я не готов сейчас. Я знаю, что мы предоставляли, у нас просили договор аренды. Но даже не представляю, что было бы, если бы у нас его не было, а вполне могло быть. Мне кажется, что физлица и юрлица довольно-таки похожи здесь с точки зрения.

Александр: Понятно. Договор аренды – это действительно второй документ. Если вдруг почему-то не получается с Utility Bill, то кое-где готовы согласиться на договор аренды. Так что он, да, вполне допустим. И идет вполне себе в общем тренде работы с другими банками.

***

Андрей (переехал в Израиль в апреле 2022 года): Еще одна особенность – это то, что существует привязка к отделению. Правда, вероятно, для подавляющего большинства операций она не очень существенна. Карточки или чековые книжки - можно заказать на любое отделение присылку. Но в некоторых случаях отделение все же важно. Например, при предъявлении каких-то документов, того же самого свидетельства – Теудат или там решение вопросов о кредитах, лимитах, переговорах о возможности получения переводов денег из России и так далее нужно общаться с собственным отделением.

А если так случилось, например, что, как в моем случае, местная репатриация находилась там, гостиница - в одном регионе, а жить стал в другом, то необходимо было перевестись в этот регион. И это было достаточно сложной процедурой. Для этого нужно было заранее записываться в банк, например, недели за полторы. При первой записи оказалось, что не смогли дозвониться до того отделения, не смогли сами меня перевести. И только со второго раза это получилось. Причем поначалу меня чуть ли не отправляли доехать до другого города и там как-то выписаться из того отделения.

***

Катя: Вообще израильские банки – это действительно рассказ на долгие часы. Но вкратце - это такая лотерея. Мне рассказывал один парень, что даже есть какой-то видеоролик на YouTube про то, что такое израильский банк. Это такой барабан. Получается, вот что тебе выпадет - смотри, что тебе выпадет сейчас. Для каждого человека это какой-то свой документ. То есть нет какой-то процедуры, окончательной бумажки, как у профессора Преображенского. Нельзя собрать все бумажки, как сказали: эту, эту и эту, и принести. Вот справка из налоговой, вот справка из моего банка, вот откуда я зарабатываю, последние десять лет я там официально работаю, вот все мои налоги. Вот, пожалуйста, возьмите мои деньги, они абсолютно чистые. Нет. Так не получается. У кого-то просят одно, у кого-то другое, у кого-то третье. И вот барабан как-то крутится.

Александр: Это и отлично, когда есть выбор.

Катя: У тебя выбора нет. Тебе в твоем банке скажут, твой менеджер придумает твою бумажку.

Александр: Нет, это я понимаю. Выбор есть в разных банках. То есть ты открываешь не один, а несколько счетов.

Катя: Именно так я и думала. И я пошла во второй банк. Сначала я в одном банке завела счет, потом я завела счет в другом банке, потому что первый мне не нравится.

Я поясню, почему не нравится. Этот банк Discount. В Израиле все зависит не от самого банка, а от конкретного отделения, в которое ты попал. И ты если в это отделение зарегистрировался, то ты не можешь идти в другое отделение и общаться с другими менеджерами. Ты обязан приходить именно в это отделение и там будут с тобой разговаривать. И именно там именно твой менеджер скажет тебе, какие документы нужно представить, например, чтобы сделать перевод.

Александр: Тебя привязывают к конкретному выбранному отделению?

Катя: Не привязывают. Я туда пришла сама ногами. И с тех пор, когда пришла, я туда привязана. Чтобы отвязаться от него, мне нужно отвязаться – это целая большая бюрократическая процедура. Подождать неделю или сколько-то и пойти. И все равно ты будешь привязан к нему снова.

Александр: Ты привязываешь в рамках одного банка. В другой банк-то ты можешь пойти? Я правильно понимаю?

Катя: Да. Я только начала это рассказывать. Почему мне там не понравилось? Потому что там была прекрасная русскоязычная девушка, которая была очень рада и все мне делала, хотя она мне закрыла вообще возможность положить какие-либо наличные через банкомат после того, как я 10 тыс. евро внесла. Но неважно. Она ушла в декрет. И теперь ее там нет. А по-английски хорошо говорит только заведующая отделением. И она всегда занята, и ей неохота со мной возиться. Это прямо видно. А все остальные там и по-русски не говорят, и по-английски так себе. Поэтому эти мои сложные вопросы по поводу России и так далее их ставят в некоторый тупик. И еще банк Discount относительно меньше, чем банк Leumi. Я знаю, что с банком Leumi у очень многих людей гораздо лучше опыт. И просто глядя на этот опыт, я решила, что мне нужно перейти в Leumi. Не перейти, а там еще открыть.

Александр: Ну, Leumi, по-моему, вообще крупнейший банк израильский. И Leumi – это «народный»? Ты уже настолько владеешь ивритом? Leumi что означает?

Катя: Национальный. Нет, здесь есть еще банк Hapoalim. Он как Сбер, что ли. Какой-то прямо государственный. Не важно. Смысл в том, что Leumi побольше. Они меньше боятся всяких распоряжений Центробанка местного. И легче, например, принимают деньги из России. Так вот. Пришла я в Leumi. Там русскоязычная прекрасная женщина. Я к ней записалась, все как надо. Все принесла, все документики. Она говорит: «Вы новенькая?» «Новенькая». Она что-то спросила. И я ей честно сказала, что у меня еще в Discount счет. Она говорит: «Ну, зачем вам тогда счет у нас?» Я говорю: «Ну, вот, у меня в Discount - не понятно, там возможно, будут проблемы с моими деньгами из России, чтобы перевод сделать». Она говорит: «У нас тоже будут проблемы». То есть она прямо в атаку на меня идет. Я говорю: «Я знаю, что Leumi очень лояльно относится к российским клиентам. Давайте попробуем». Она говорит: «Нет-нет, ну зачем же? У вас уже есть счет в другом банке. Зачем вы сюда пришли?» То есть она прямо меня активно отговаривала открыть там счет.

А я знаю, что туда приходишь в банк, я слышала от всяких консультантов, что они как бы рисуют твой портрет. Там они вбивают в компьютер, что пришла за дива, как вела себя и как одета и так далее. То есть нагнетать не нужно. Поэтому я очень аккуратно говорю: «Знаете, я пришла, и я давайте открою счет». Как-то мы с ней мило поговорили. И в конце концов она меня полюбила. И как-то у нас уже хорошо складывалась беседа. Она уже не возвращалась к тому. Уже в какой-то момент, когда она начала этот счет открывать, деться было некуда. И дальше она уже стала милой, и там немного какие-то вещи подсказала и так далее. Поэтому да, этот вопрос, что открой счет в десяти банках – вообще, во-первых, их всего, по-моему, десять. Это не фигура речи.

Александр: Вот во всех и надо открыть.

Катя: Но дальше это все стоит денег. Тут каждый чих стоит денег просто. Ты держишь счет – это деньги. Если у тебя счет в евро - отдельно, в долларах - отдельно, в шекелях - отдельно. За каждую операцию по карте ты платишь деньги. Не по кредитной карте.

Почему выгодно иметь кредитную карту и хорошо, если у нее большой лимит, потому что тогда ты можешь тратить все время по кредитной карте. И в конце месяца одно будет списание, за которое ты заплатишь. Это как бы для банка одно списание. И они снимут свою маленькую денежку за операцию по счету. Для них это будет одна операция по счету. А если ты пользуешься дебетовой картой, то каждый раз будешь платить вот эту маленькую денежку. Конечно, за месяц может там натикать вполне такая приличная сумма.

Александр: 20 лет назад Катя Пал мне сказала в Лондоне такую фразу. Очень похожая, ты только что ее произнесла, только про Израиль. Ты сказала: в Лондоне один шаг стоит один фунт.

Катя: Один фунт, да. А здесь 100 шекелей. То есть я все время думаю: тут нет магазинов «Все по 100», как у нас. Что-то типа фикс-прайс. Здесь если бы этот магазин был, то мне кажется, что так и было бы: все по 100 шекелей. Потому что тут все, что стоит меньше 100 шекелей, прямо удивительно!

Докладчик
Александр Алексеев
Александр Алексеев Управляющий партнер GSL Law & Consulting
Израиль. Открытие личного счета
00:00

Другие видео по теме
Израиль

RU EN