Группа компаний GSL / Пресс-центр / Бумажные и Интернет СМИ / Принципы работы оффшора простыми словами – законна ли оффшорная зона?

Бумажные и Интернет СМИ  , 07.06.2021, Татьяна Краснова

Принципы работы оффшора простыми словами – законна ли оффшорная зона?


Публикация

Что такое «оффшор» и с чем его едят

Для начала поговорим о том, что такое оффшор. Понятие оффшора не имеет законодательного определения. Оффорами или оффшорными зонами называют те юрисдикции, местным законодательством которых не предусматривается обязанность компаний готовить и подавать в государственные органы бухгалтерскую или налоговую отчётность, а ставка налога на прибыль при ведении компанией деятельности за пределами страны её регистрации составляет 0%.

Как правило, оффшорные компании отличаются достаточно простым администрированием, а реестры собственников компании не являются публично доступными. Классическими примерами оффшорных юрисдикций считаются Британские Виргинские острова, Сейшельские острова, Белиз, Маршалловы острова, Панама, Каймановы острова.

БВО компания как пример классического оффшора

Рассмотрим принцип работы оффшора на примере компании, зарегистрированной на Британских Виргинских островах (БВО).

Национальное законодательство БВО не предъявляет требований к резидентности директоров и акционеров компании, таким образом, управлять и владеть компанией может иностранное лицо (как физическое, так и юридическое).

Информация о таких лицах, а также о конечном собственнике компании (если владение осуществляется через корпоративного и/или номинального акционера) не является публично доступной.

Ранее во многих оффшорных юрисдикциях существовала возможность выпуска акций на предъявителя (bearer shares), что позволяло скрывать информацию о собственнике компании не только от третьих лиц, но частую и от регистрационных агентов, которые администрировали такие компании.

Несмотря на то, что за последние годы оффшорное законодательство пережило ряд существенных изменений, пока что они не коснулись вопроса открытости реестров компании для третьих лиц.

Так, введённый в 2016 году на БВО реестр директоров доступен только на основании решения суда или официального запроса компетентных государственных органов (например, Агентства по финансовым расследованиям БВО, Отдела финансовой разведки Великобритании и иных), равно как и введённый в 2017 году реестр бенефициаров («система защищенного поиска информации о бенефициарах» (Beneficial Ownership Secure Search System или сокращенно BOSS)).

То есть стороннее лицо не сможет получить информацию о том, кто управляет компанией и кто ей владеет напрямую ни от государственных органов БВО, ни от регистрационного агента компании, который в силу требований, предъявляемых к нему как лицензированному сервис-провайдеру, обязан хранить сведения о структуре компании в своих файлах.

Законодательство БВО предусматривает возможность подачи реестра директоров как публично доступного (publicregister), но мало кто идёт по этому пути и на практике большинство продолжает отражать реестр директоров в Регистраре компаний в форме частного реестра (privateregister).

Тем не менее, сам факт появления таких централизованных государственных реестров и возможности получения информации из них компетентными государственными органами, отмена акций на предъявителя представляют собой шаг в сторону прозрачности, которой так настойчиво пытается добиться от своих членов Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) (в том числе, в рамках усиления мер противодействия отмыванию денежных средств, полученных преступным путём).

Законодательство БВО, как и законодательство других оффшорных юрисдикций, до последнего времени не предусматривало обязанности создания на территории страны регистрации компании какого-либо экономического присутствия (substance), которое бы выражалось в наличии местного директора, местных сотрудников, арендованного офиса.

Компаниям на БВО для существования было достаточно иметь местного регистрационного агента и регистрационный адрес.

Таким образом, использоваться в бизнесе и работать могла полностью «бумажная компания» (paper company), оформленная на номинального директора и акционера.

Если такая БВО компания, например, владеет коммерческим помещением в Москве, сдаёт его в аренду, за что получает прибыль в виде арендной платы, у неё не возникает налога на прибыль к оплате на БВО. Информация о собственнике такой компании не является открытой.

Если обратиться к прошлым реалиям, до 2015 года в России не существовало и обязанности уведомлять о владении такой иностранной компанией налоговые органы РФ.

То есть ранее лицо могло спокойно пользоваться средствами оффшорной компании, в том числе, в личных целях, поскольку отчётность такая компания всё равно не готовила, и при этом не платить налоги ни в стране регистрации компании, ни в стране своего налогового резидентства, где о существовании такой компании могло быть и неизвестно.

Казалось бы, очень удобный механизм работы – прибыль есть, а налога к уплате нет. Однако не всё так просто и подобная работа оффшоров сейчас звучит уже как пережитки прошлого.

Мировое сообщество в лице OECD не могло смириться с существованием подобных налоговых гаваней (tax heavens) и начало прибегать к всевозможным способам мотивации оффшорных юрисдикций к принятию мер, направленных на борьбу с уклонением уплаты налогов.

Одной из таких мер стало включение оффшорных юрисдикций во всевозможные «чёрные списки», для исключения из которых «не сотрудничающим» странам предлагалось ввести ряд изменений в своё законодательное регулирование.

Часть таких изменений, направленных на усиление прозрачности, была рассмотрена выше.

К иным мерам можно отнести, например, введение законодательства, предусматривающего необходимость обеспечения экономического присутствия компаний в стране их регистрации, что может поспособствовать предотвращению размывания базы и деятельности по перемещению прибыли.

После введения в 2018 году на БВО законодательства об экономическом присутствии (Economic substance (Companies and Limited Partnerships) Act, 2018 и разъясняющие его положения Правила об экономическом присутствии (Rules on economic substance in the Virgin Islands) от 2019 года) для части компаний, чья деятельность подпадает согласно положениям данного законодательства под «соответствующую деятельность» (relevant activity), появилась обязанность обеспечивать экономическое присутствие на БВО (за исключением pure equity holding компаний, для которых по-прежнему достаточно иметь местного регистрационного агента и регистрационный офис на БВО).

Общемировые изменения в банковской сфере также привели к значительному ограничению возможностей оффшорных компаний в открытии банковских счетов, чем усложнили работу с оффшорами и сделали их менее привлекательными, в частности, для ведения операционной деятельности – во всяком случае, для тех лиц, которые привыкли использовать оффшорные бумажные компании для налоговой оптимизации своего бизнеса.

Подавляющая часть европейских банков больше не открывает счета на компании, законодательство стран регистрации которых не предусматривает обязанность по подготовке и подаче в государственные органы финансовой отчётности.

Видео YouTube

Также банки запрашивают информацию о конечном собственнике компании и хранят её в своих файлах. Банки, находящиеся в странах-участницах Многосторонней конвенции о взаимной административной помощи по налоговым делам, принимают активное участие в автоматическом обмене информацией, в ходе которого сведения об иностранной компании и отдельных её финансовых показателях могут быть переданы в страну налогового резидентства её собственника.

Многие банки уже на этапе рассмотрения заявки на открытие счёта запрашивают подтверждение того, что собственник компании задекларировал её в стране своего налогового резидентства и, если это предусмотрено законодательством той страны, произвёл уплату соответствующих налогов в бюджет.

Конечно, ещё остаются банки и платёжные системы, которые открывают счета оффшорным компаниям, но их работа в современных реалиях сопряжена с наличием достаточно большого количества ограничений (например, невозможность работы с USD), и продолжать работу могут в основном лишь те лица, которые используют оффшорные компании в целях отличных от налоговой оптимизации и ухода от уплаты налогов.

Законны ли оффшоры?

Итого, некорректно было бы оценивать на предмет законности сами оффшорные зоны.

Необходимо понимать, что оффшоры в бизнесе – это инструменты, и вопрос законности применим не к ним самим, а к способам их использования. Прошедшие изменения в законодательстве оффшорных юрисдикций, которые были рассмотрены на примере БВО, как раз направлены на то, чтобы минимизировать возможность использования оффшоров в качестве неправомерных инструментов.

Как заводят деньги в офшор и как выводят, насколько это законно с точки зрения НК РФ?

В статье можно ознакомиться с примерами допустимого и недопустимого использования оффшорных компаний с налоговой точки зрения

Подробнее
Таким образом, для достижения определённых целей и при соблюдении определённых условий (так, для собственников оффшорных компаний из РФ – соблюдение требований законодательства о КИК и валютного законодательства) использование компаний, зарегистрированных в оффшорных юрисдикциях, является более чем допустимым. Несмотря на существенные изменения в оффшорном законодательстве, оффшорные компании всё ещё востребованы и продолжают служить инструментом структурирования бизнеса. Использовать данный инструмент легально или же гнаться за тёплым безналоговым местечком в «налоговой гавани» - решать Вам.
Татьяна Краснова, Юрисконсульт GSL Law & Consulting

Добавить комментарий

Метки

оффшор

Авторы

mask

Татьяна Краснова

Старший юрисконсульт GSL Law & Consulting

Материалы по теме

Найдено 160 материалов из 2425

Развернуть все записи Свернуть все записи Сортировать по: Названию Дате
RU EN